"Молочная война" может стоить Беларуси $1 млрд

"КоммерсантЪ"

Между Россией и Белоруссией вспыхнула молочная война. В субботу Роспотребнадзор запретил ввоз в Россию белорусской молочной продукции, что может стоить бюджету этой страны около $1 млрд. Еще накануне введения санкций президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что под угрозой находится военное сотрудничество между Москвой и Минском, отметив, что "белорусский щит", отделяющий Россию от Европы, "не имеет цены".

Более того, он пригрозил России "еще одной Чечней" в том случае, если она попытается присоединить Беларусь. Министр финансов РФ Алексей Кудрин между тем заявил вчера, что суверенитет Беларуси является для нее тяжким бременем, так как, "являясь самостоятельным регионом, Беларуси несет больше издержек, чем российские регионы".

В субботу к продолжающемуся противостоянию между Москвой и Минском подключился главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко. Он объявил, что белорусские производители молочных продуктов "не переоформили разрешительную документацию в соответствии с требованиями технического регламента, которые вступили в силу еще в декабре 2008 года".

Как известно, в России с 17 декабря вступил в силу технический регламент, разграничивающий понятия "питьевое молоко" и "напитки, восстановленные из порошкового молока". Теперь, если в состав продукта входит хотя бы 1% сухого порошка, то производитель не имеет права писать на его упаковке "молоко". По словам господина Онищенко, со стороны белорусских производителей молока "не последовало каких-либо попыток выполнить новые требования законодательства РФ" и почти 500 видов молочной продукции из Беларуси, которая поставляется в Россию, не имеют документов, оформленных по новым правилам. Таким образом, по распоряжению главного санитарного врача "с субботы (6 июня.— "Ъ") прекращается ввоз порядка 500 видов молочной продукции разных производителей, в этих условиях фактически оставшихся без документов, и оборот уже ввезенной продукции".

Господин Онищенко не уточнил, почему меры против белорусских нарушителей были приняты им именно сейчас, а не в декабре прошлого года. Впрочем, аналогичным образом он уже не раз запрещал ввоз различных товаров (от грузинского вина до латвийских шпрот) именно на пике политического противостояния.

Белорусское молоко оказалось важным фактором российской политики, едва ли не потеснив экспортируемый на Украину газ, еще в минувшую пятницу. Утром президент Беларуси Александр Лукашенко дал интервью главным редакторам газет "Известия", "Завтра", журналов "Российская Федерация сегодня" и "Союзное государство". Среди прочего господин Лукашенко рассказал о ситуации с белорусским молоком.

Так, по его словам, недавно президент России Дмитрий Медведев сообщил ему, что Россия хотела бы инвестировать в белорусскую молокоперерабатывающую промышленность, на что господин Лукашенко ответил: "Милости просим". Однако в российском правительстве, по словам белорусского лидера, уточнили: "Молоко не будем у вас покупать, пока не отдадите молокоперерабатывающие заводы". "Будем подыхать, выливать это молоко, но вы так вопрос ставить не будете",— так, в пересказе господина Лукашенко, он закончил свой разговор с неназванным российским правительственным чиновником.

Уже спустя несколько часов о белорусском молоке заговорили в Белгородской области — на встрече премьер-министра Владимира Путина с губернаторами центральных областей России. "Белоруссия сегодня уничтожает нашу молочную отрасль. Может быть, это делается целенаправленно",— пожаловался премьеру глава Белгородской области Евгений Савченко, сообщив, что импорт цельного молока из Белоруссии в Россию составляет 2 млн тонн в год. Владимир Путин ответил, что "это, конечно, делается не целенаправленно", но все же развил мысль губернатора. Он отметил, что дотации, которые Беларусь предоставляет своим производителям цельного молока, достигают 24%, в то время как в России — только 3%. "Я об этом Александру Григорьевичу (Лукашенко.— "Ъ") сказал. Он человек оригинальный, ответ у него был такой: "Пусть ваши не пищат, пусть снижают издержки",— заключил премьер-министр.

Тем не менее еще в пятницу могло показаться, что "молочной войны" не будет. В тот же день на Петербургском экономическом форуме министры сельского хозяйства России и Беларуси Елена Скрынник и Семен Шапиро подписали соглашение о синхронизации торгового баланса в молочной продукции. Так, они решили, что поставки белорусского сухого молока в Россию в этом году сократятся со 110 тыс. до 70 тыс. тонн, а белорусского сыра и творога — увеличатся со 100 тыс. до 132 тыс. тонн. Однако уже в субботу выступил господин Онищенко, ввиду чего соглашение министров, по сути, потеряло смысл.

Неожиданное обострение произошло на следующий день после упомянутого интервью президента Лукашенко — в нем он не только жаловался на бедствия белорусских производителей молока, но и обвинял российские власти по ряду других вопросов. К примеру, по словам господина Лукашенко, уже несколько месяцев Москва шантажирует его, требуя признать независимость Абхазии и Южной Осетии и заявляя, что только в этом случае он может рассчитывать на кредит в $500 млн. "Вы знаете, мы не хотим "продавать" никакие вопросы и никаких позиций",— сказал господин Лукашенко. Он также назвал "преступлением перед собственным народом" 40-процентное повышение цен на сахар в России, сообщил, что никто в СНГ не борется с кризисом, и заявил, что именно российские власти виноваты в срыве интеграции Союзного государства, так как он "очень серьезно выстраивал свои отношения с Российской Федерацией, а Россия просто блекло смотрится на этом фоне".

После обвинений господин Лукашенко перешел к мягким угрозам. Так, он напомнил, что военно-политическая поддержка, оказываемая Минском Москве, вовсе не бесплатна. "Вы что, считаете, что 10 млн человек (население Беларуси.— "Ъ"), которые сегодня стоят щитом перед Москвой,— это что, бесплатно? Это не имеет цены". Наконец, дойдя до темы возможного присоединения Беларуси к России, он заявил, что если Москва попытается это сделать, то получит "еще одну Чечню". По его словам, "национально-освободительную войну" против России начнут "отморозки" (эти термином он традиционно называет белорусскую оппозицию). "Им завтра же привезут из Украины, из Прибалтики, из Польши. Мгновенно появится оружие, взрывы, дестабилизируют обстановку, и многие в обществе подумают: слушайте, это же борются за независимость, за святое. У нас же в Беларуси неглупый народ, он же мыслит точно так, как россияне: своя земля, никому не отдадим, рубашку рванули и пошли",— предсказал господин Лукашенко, отметив, что он такого развития событий не хочет.

Впрочем, уже вчера российские власти неожиданно подхватили тему присоединения Беларуси к России. "С точки зрения российской экономики Беларусь можно сравнить с крупным регионом, не самым большим",— заявил министр финансов РФ Алексей Кудрин, добавив, что суверенитет Беларуси является для нее тяжким беременем. По его словам, Беларусь вынуждена тратить огромные средства на свою банковскую систему и валюту, свою армию и систему управления, в том числе таможню. "Таким образом, являясь самостоятельным регионом, Беларусь несет больше издержек, чем российские регионы",— заключил Алексей Кудрин.

Кроме того, по его словам, отказ Александра Лукашенко от предложения РФ перейти на единую валюту в свое время был стратегической ошибкой, так как в настоящее время все силы уходят на поддержание собственной валютной системы. Российский министр, которому Александр Лукашенко на днях советовал "подлечиться", заявил, что "в связи с неопределенностью действий белорусского правительства" Минфину нужно "серьезно взглянуть на целесообразность перехода на единую валюту с Республикой Беларусь". При этом он заверил, что "Россия не прерывает отношения с Беларуси и цена на газ пересмотрена не будет". Также, по его словам, Россия может участвовать совместно с МВФ в поддержке белорусской экономики, и переговоры о кредите в $500 млн будут продолжены.

Введение российских санкций, судя по всему, было для Беларуси полной неожиданностью. В субботу заместитель министра здравоохранения, главный санитарный врач Белоруссии Валентина Качан заявила агентству "Интерфакс-Запад", что "это преждевременное решение российской стороны без должного анализа". По ее словам, "вся работа по перерегистрации поставляемой молочной продукции была своевременно проведена". Правда, ее слова тут же опроверг вице-премьер Иван Бамбиза. Он признал, что некоторые предприятия "проморгали" и не успели завершить оформление разрешительных документов. При этом господин Бамбиза назвал происходящее "обычной рутинной работой между субъектами хозяйствования".

По данным белорусских экспертов, поставки молока в Россию приносит в бюджет страны около $1 млрд. С учетом того, что бюджет Белоруссии составляет всего $15 млрд, удар Москвы может быть вполне ощутимым. Однако в отличие от белорусского официоза независимые аналитики в Минске склонны рассматривать запрет как введение прямых экономических санкций.

Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук вчера назвал происходящее знаком, что холодная торговая война, которая шла между Россией и Беларусью в течение последних двух лет, перешла в горячую. По мнению господина Романчука, в этой войне поражение Минска неизбежно: "никто в Европе Лукашенко не даст денег столько, сколько давала Россия, и на условиях, на которых давала Россия. Лукашенко, конечно, может дойти до того, что похоронит вообще полностью проекты Союзного государства, Таможенного союза и СНГ вообще. Но тогда Москва его будет "мочить" до конца".

Еще в своем пятничном интервью господин Лукашенко заявил, что белорусы никогда не простят нынешнего конфликта: "Вы что, думаете, мы забудем это отношение со стороны России к нам? Нет. Я переживу это, ладно. Но люди не забудут. Сегодня каждый руководитель воет: "Почему нас россияне вытолкали?".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров