Лукашенко превратил Республику Беларусь в зону конфиската

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Фото: TUT.BY
За последние 25 лет вопрос о границе между соседними странами возникал неоднократно и никакие интеграционные форматы решить периодически возникающие проблемы не только не помогали, а только запутывали ситуацию.

26 октября на трассе Минск-Москва российские пограничники остановили автомобиль с депутатом Верховной Рады Надеждой Савченко. Бывшая летчица и участница АТО в Донбассе ехала в Москву на суд, но въехать в Смоленскую область ей не позволили, по той простой причине, что в ее паспорте не оказалось штампа российского погранконтроля, а без этого в РФ нынче въехать нельзя.

Савченко пришлось лететь в российскую столицу самолетом «Белавиа». Между прочим, в аэропорту её пропустили практически беспрепятственно и нужный штамп поставили.

Стоит напомнить, что на белорусско-российской границе никогда не было пограничного контроля. Даже после 1991 году граница оставалась открытой для граждан, но не для товаров. Теперь же путь для граждан иностранных государств тоже закрыт.


Призраки интеграции

Между прочим, именно на российско-белорусской границе и появились первые в еще существующем Советском Союзе таможни. В этой сфере Беларусь оказалась пионером, ненамного опередив прибалтийские республики. Минск не только первым ввел еще во времена СССР собственные деньги (знаменитые «зайчики» и «белочки»), но еще до августа 1991 года создал собственные республиканские таможенные пункты.

Данные «таможни» в те тяжкие времена товарного дефицита работали по принципу «ниппеля» - товары в республику впускали, а вот вывозить, прежде всего в Россию, ничего не позволяли. Между прочим, СССР не ответила Беларуси «зеркально» и не прекратила поставку в республику нефти и газа. Все-таки единая была страна, но кто-то и тогда считал себя хитрее…

За последние 25 лет вопрос о границе между соседними странами возникал неоднократно и никакие интеграционные форматы решить периодически возникающие проблемы не только не помогали, а только запутывали ситуацию.

Режим пересечения границы товарами периодически публично менялся в сторону радикального облегчения, представляя собой составную часть политических акций, широко освещаемых СМИ и призванных продемонстрировать некое очередное интеграционное «сближение» между Россией и Беларусью. Но, как правило, через определенное время ситуация на границе менялась, появлялись посты различных федеральных служб, которые начинали регулировать въезды на территорию России со стороны партнера по Союзному государству, что, в свою очередь, вызывало крайне эмоциональную и болезненную реакцию со стороны белорусского руководства.


Бродячие таможни

В 1995 году А. Лукашенко и В. Черномырдин демонстративно выкопали на белорусско-российской границе пограничный столб, что должно было, по идее, символизировать полную ликвидацию границы между двумя странами, но выглядел этот акт довольно забавно, так как никогда никаких пограничных столбов на рубеже России и Беларуси не существовало. Тем не менее, с 1995 года белорусское руководство добилось снятия российских таможенных постов в рамках учрежденной тогда единой таможенной зоны.

Буквально через 3 года российское руководство, убедилось, что белорусские власти восприняли проявленное к ним доверие, как вседозволенность и быстро завалили российский рынок востребованными в те годы американскими куриными окорочками, спиртом «Рояль» и табачными изделиями. Не имея возможности остановить поток белорусской контрабанды, российские власти ввели на белорусско-российской границе контрольные посты, что вызвало неимоверную злобу всей высшей белорусской элиты, только вошедшей во вкус контрабандных прибылей.

В отместку А. Лукашенко превратил Республику Беларусь в зону конфиската, что в итоге привело к тому, что были реанимированы все въезды в Россию со стороны Латвии и российский колесный транзит стал покидать «гостеприимные дороги Беларуси». Ощутимое сокращение колесного транзита через республику вызывало возмущение белорусского руководства, считающих фуры, курсирующие между ЕС и РФ, своей «законной добычей».

В те «славные» годы, в первое десятилетие XXI века, ознаменованные «торговыми войнами», на российско-белорусской границе можно было наблюдать целые караваны фур, груженных белорусским тростниковым сахаром (сахарный тростник – привычный сорняк на белорусских полях и нивах), которые в сопровождении легковушек, набитых плечистыми парнями, прорывались на территорию Россию. Впереди были «молочные войны»…

Российские контрольные посты исчезли после появления Таможенного союза в составе Беларуси, Казахстана и России. Минск получил второй интеграционный шанс, но, к сожалению, история с загубленной, а скорее «утопленной» в контрабанде первой Союзной российско-белорусской таможенной зоны ничему белорусское руководство не научило. Белорусская таможня уже в Таможенном союзе быстро организовала специализированные пропуски контрабанды на границе с Польшей, по которым на российский рынок поплыли голландские цветы, электроника, товары премиум-класса и т.д. На белорусско-литовской границе начались полеты малой авиации, перевозившей «спецгруз». Именно под маркой такого воздушного контрабандиста в июле 2012 года к Минску прорвался шведский самолет, «бомбивший» пригороды белорусской столицы плюшевыми мишками.

Контрабанда вышла на промышленный уровень с организацией логистических центров, которые сыграли свою роль уже осенью 2014 года, когда Россия ввела в отношении Евросоюза антисанкции. Перед Минском открылись практически необозримые возможности. Республика буквально за несколько месяцев превратилась в огромный прекрасно организованный контрабандный терминал, обеспечивающий поток европейского продовольствия не только государственными санитарными документами РБ, но и некоторых африканских стран, в которых по неведомым погодным причинам оказался невиданный урожай яблок или садовой малины… в сахаре…


Эпоха Россельхознадзора

Появление на российско-белорусской границе постов Россельхознадзора открыло новую эпоху в защите российского рынка от очень настырной белорусской контрабанды европейскими продуктами питания, так как символизировало полный провал Таможенного союза, основанного, по идее, на полном доверии к партнерам по евразийской интеграции.

Формально, в рамках ЕАЭС Белоруссия, как и Казахстан, имеют право пропускать европейские товары на российский рынок, так как Минск и Астана не поддержали Россию в антисанкциях против ЕС. Правда, Минск мог бы проявить солидарность в рамках политической интеграции с Россией, своим как бы Союзным государством, но за отдельную и очень солидную плату, что, естественно, не исключало активной работы белорусского контрабандного терминала против «союзника»…

В рамках ТС контрабанду можно остановить, только если обнаружатся сомнения в качестве и санитарных характеристиках перевозимых через границу продуктах питания. С учетом того, что эксперты Россельхознадзора с сомнением относятся к белорусским документам на атлантические креветки и персики с виноградом, товар подлежит конфискации и уничтожению, так как невозможно сомнительные продукты поставлять, как предлагалось некоторыми «плакальщиками», в детские дома и в армию. Зачем же людей травить?


Пограничная «охота»

В итоге, на российско-белорусской границе началась великая «охота» за фурами с белорусским манго, киви, а попутно и мясо-молочной продукцией, которая, формально считалась белорусской (особенно, естественно, товар с маркой «Брест-Литовский»), но попала под общий усиленный санитарный контроль, который обнаружил, что зачастую в Россию везут откровенный производственный брак белорусских молочных и мясных комбинатов. Получилось, что белорусские власти, погнавшись за контрабандной прибылью, подставили под удар собственных производителей молочных и мясных изделий.

Попутно дружины российских санитаров, носясь по проселочным дорогам Смоленщины и Брянщины, способствовали тому, что Россельхознадзор постепенно вырос из сети лабораторий в почти силовое ведомство, что придало белорусско-российской границе совершенно экзотический характер в стиле американских вестернов.

Трагических и комических сюжетов в контрабандной «охоте» уже накопилось превеликое множество и можно не сомневаться, что со временем, эти пограничные перехваты, игры в догонялки, строительство объездных дорог и въездов по болотам и непролазным лесам, составят невероятно интересный материал для телевизионных сериалов, повестей и романов.

Россия все-таки пытается остановить поток контрабанды, с одной стороны постепенно обустраивая российско-белорусскую границу, а с другой -- пытаясь остановить поток подсанкционных товаров решениями в рамках ЕАЭС.

Видимо, все-таки не совсем случайно именно в Минске – контрабандной столице евразийской интеграции, состоялось 27 октября текущего года обсуждение нового Таможенного кодекса ЕАЭС прямого действия. Естественно, на продолжавшейся три часа встрече премьер-министров всех стран ЕАЭС текст Таможенного кодекса так и не согласовали.

Как можно эту ситуацию прокомментировать? Как в знаменитой «Свадьбе в Малиновке» -- значит, будут грабить! Во всяком случае, продолжат…

Осталось рассмотреть два важных вопроса: как изменился режим границы для граждан третьих стран и закроют ли российско-белорусскую границу?

Новости по теме

Новости других СМИ