Дело "Мотовело". Только после покупки акций Муравьев узнал, что счета предприятия арестованы

TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
4 ноября, выступая на суде по делу «Мотовело», Александр Муравьев рассказал о том, как в 2007 году внезапно узнал о долгах мотовелозавода, почему не потратил 12 миллионов долларов на оборудование для предприятия и как реагировал на слова «владелец» и «хозяин» по отношению к себе.


Встреча с замминистра и радужные перспективы

В начале обвинения в деле Александра Муравьева есть такой абзац:

«Он, являясь директором и фактическим владельцем австрийского субъекта хозяйствования ATEC Holding GmbH, в целях завладения принадлежащими РБ акциями „Мотовело“ заключил от имени подконтрольного ему ATEC Holding договор купли-продажи акций № 4 от 23 августа 2007 года…».

— «В целях завладения» — очень сильная фраза. Я однозначно утверждаю, что я лично как директор ATEC Holding на тот момент, как и сама ATEC Holding, не имел цели незаконного завладения акциями «Мотовело», — прокомментировал бизнесмен.

Как Муравьев рассказал накануне, инициатива по покупке акций мотовелозавода поступила со стороны Администрации президента. Учитывая удачный опыт инвестирования в стеклозавод «Елизово» и Гомельский стеклотарный завод, ATEC Holding заинтересовалась предложением.

После встречи в Администрации президента Муравьева пригласил к себе Иван Демидович, который тогда занимал пост первого замминистра промышленности. Демидович передал разработанный на «Мотовело» бизнес-план и заверил, что инвестиции в 20 миллионов долларов будут необходимым и достаточным условием для его реализации и достижения заявленной прибыли.

Замминистра также рассказал о положении дел на «Мотовело». По его словам, вспоминает Муравьев, предприятие было работоспособно, не имело просроченных и нереструктурируемых долгов. Демидович заявил, что мотовелозавод включен в перечень энергопотребителей с тарифами минус 40%. Это тариф, который применялся для всех машиностроительных предприятий Минска. После продажи акций он не изменится, заверил Демидович. Также не должен был измениться коэффициент налога на землю и недвижимость — 0,5.

— К сожалению, это был обман: после приобретения в очень короткие сроки предприятию был установлен другой тариф, — сказал Муравьев. Коэффициент в будущем тоже повысился.

Демидович сказал, что, зная ситуацию на «Мотовело», ATEC Holding сможет быстро подготовить и внести предложение, не хуже, чем у конкурента — ОАО «Амкодор». Сделать это нужно было как можно скорее.

ATEC Holding внесла предложение об инвестировании в «Мотовело». 26 июля 2007 года вышел президентский указ, и по нему ATEC Holding 23 августа заключила с Госкомитетом по имуществу договор купли-продажи акций.

— Цель покупателя — это приобрести акции, инвестировать больше 30 миллионов долларов и получать доход. По практике инвестирования, инвестор стремится получить доход выше процентов по банковскому кредитованию. Простым языком, цель покупателя — инвестировать 30 миллионов и зарабатывать более 3 миллионов. Банки зарабатывали 10% годовых, инвестор стремится заработать больше. Это закон рынка инвестиций, — объяснил Муравьев.

Уже 30 августа акции «Мотовело» (31 миллион штук) были переведены на счет ATEC Holding. Инвестор получил право собственности на них.

— Мне, как директору ATEC Holding, это было известно. При таких обстоятельствах обвинять меня в том, что с 31 августа 2007 года и по 1 февраля 2013-го у меня был умысел на завладение принадлежащими Беларуси акциями «Мотовело» абсурдно и невозможно. Я же знал, что ATEC Holding — владелец акций. Как я могу пытаться завладеть ими второй раз?


«Мотовело» было продано с арестованными счетами

Из-за некоторых юридических процедур ATEC Holding мог инвестировать средства в «Мотовело» не раньше чем через 9−12 месяцев после заключения договора купли-продажи акций.

Однако очень быстро выяснилось, что деньги нужны, что называется, вчера. В августе счета предприятия были арестованы из-за долгов по зарплате и налогам, долгов перед банками и поставщиками. О том, что «Мотовело» было продано с арестованными счетами, инвестор узнал только 1 сентября, когда получил доступ к предприятию.

— Сразу стало очевидным, что есть важные обстоятельства, предприятие стоит и работать не может, — сказал Муравьев. — И тогда произошло важное событие, которое позволяет понять, как шла работа в тот период.

По просьбе Министерства промышленности ATEC Holding предоставила «Мотовело» краткосрочный займ на 5 миллионов долларов на условиях возврата в течение одного года.

— После первого займа были и другие. Первые 5 миллионов разошлись на долги, и тут же прибегает гендиректор: «Ну, долги погасили, газ нам включили, счет разблокировали, а сейчас дайте денег еще, чтобы материалы закупить», — рассказал Муравьев.

Напомним, Муравьев обвиняется в том, что инвестиции в «Мотовело» были потрачены в том числе на возврат кредитов и займов и иные, «не предусмотренные бизнес-планом расходы текущей деятельности».

— Следуя такой логике следствия, руководство «Мотовело» должно было подстраивать даты платежей так, чтобы поступающие инвестиции расходовались на приобретение оборудования, увеличение оборотных средств. Любой платеж от инвестиций мог быть направлен на все что угодно, кроме погашения долгов «Мотовело» по займам. А из выручки «Мотовело» могло спокойно погасить эти обязательства. Надо было чуть-чуть поманипулировать цифрами — и нет преступления, — резюмировал Муравьев.


Почему для «Мотовело» не купили станки на 12 миллионов долларов

Дело "Мотовело". Только после покупки акций Муравьев узнал, что счета предприятия арестованы

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

По версии обвинения, не менее 12,7 миллиона долларов инвестиций ATEC Holding должны пойти на приобретение оборудования для «Мотовело» — это закреплено в бизнес-плане. На суде Муравьев подробно объяснил, почему этот бизнес-план не был выполнен.

По его словам, финансовая модель бизнес-плана была построена с учетом тарифов на энергию, сниженных на 40%, и ставки налога на землю и недвижимость с коэффициентом 0,5. Обещанные условия деятельности предприятия не подтвердились. По бизнес-плану «Мотовело» должно было уплатить 37 миллионов долларов за энергоресурсы по тарифам на 30 августа 2007 года. Но по повышенным тарифам те же ресурсы стоили уже 62 миллиона. Осенью 2007 года была подготовлена другая редакция бизнес-плана «Мотовело» с учетом новых данных.

— Любая управляющая команда способна делать более-менее качественные прогнозы не раньше чем через 2−3 годовых цикла. Появление нового бизнес-плана в такой короткий срок могло быть только на основании старого бизнес-плана и на основании условий продавца, — объяснил Муравьев.

Он подчеркнул, что ATEC Holding не брал на себя обязательств исполнять бизнес-план «Мотовело», поскольку таких обязательств «ни один реальный инвестор не берет». Положения бизнес-плана всегда носят предположительный характер.

Муравьев перечислил обязательства, которые ATEC Holding взяла на себя по договору купли-продажи акций и указу президента: сохранить специализацию предприятия и торговые марки «Аист» и «Минск», уплатить продавцу цену акций и долги «Мотовело», инвестировать в предприятие 20 миллионов долларов. Фактически, по подсчетам самого Муравьева, в 2007—2012 годах в «Мотовело» было направлено около 6 миллионов долларов на оборудование и инфраструктуру и еще примерно 25 миллионов на реорганизацию структуры.

— Если следовать логике, что 12,7 миллиона долларов закреплено в бизнес-плане, то следствие почему-то полностью игнорирует иные показатели бизнес-плана. Например, в нем закреплена выручка от реализации товаров — 369 миллионов долларов, валовая прибыль — 19 миллионов, получение кредита от ATEC Holding — 5 миллионов, и его возврат. А мне вменяют, что эти действия (возврат займа — Прим. TUT.BY) — часть преступного замысла.

Все цифры бизнес-плана — элементы единой математической модели, значит, как заявил Муравьев, ему можно предъявить обвинение в неисполнении бизнес-плана в целом.

— В то же время нет ни одного делового человека в мире, который обязуется выполнить бизнес-план. Нет ни одного делового человека, который согласится с тем, что в случае неисполнения хотя бы одной цифры бизнес-плана он будет подвергнут уголовному преследованию, вместе с ним его братья и коллеги. Любая компания понимает, что условия меняются, надо реагировать, никто никому за это обвинений не выставляет. Понимаете, да? Значит, надо купить меньше станков, выделить деньги на зарплату, на налоги.


Не «владелец» и не «хозяин»

Говоря в суде о своей должности, Александр Муравьев называет себя директором ATEC Investment, которой от ATEC Holding перешли акции ОАО «Мотовело». На момент их покупки в 2007 году он был директором ATEC Holding.

Муравьев категорически не согласен с утверждением следствия, что он осуществлял фактическое руководство «Мотовело». По его словам, когда были куплены акции мотовелозавода, под акционерным управлением ATEC Holding было более 20-и предприятий в семи странах Европы. Общая стоимость активов превышала 200 миллионов долларов.

— Мало того, в этот период времени я не жил в Беларуси и не имел здесь постоянного рабочего места. Я мог здесь находиться, может, месяц, может, два в году. В 2007 году я, чтобы не жить в гостинице, купил в Минске квартиру.

Как пояснил в суде Муравьев, официально он в Беларуси не работал с 1997 года. Исключение — 2002−2004 годы, когда он занимал пост гендиректора стеклозавода «Елизово».

— Я расскажу, как это было. Я жил в Москве. И когда приезжал на стеклозавод, столкнулся с очень интересным обстоятельством. Генеральный директор завода — самый главный человек в поселке. У него утром всегда была очередь просителей, потом ему звонили из облисполкома, из министерства, и он куда-то уезжал на совещания.

Поэтому участники ATEC Holding решили назначить гендиректором завода Муравьева.

— На дверь повесили табличку. Так как на заводе не было асфальта, я в кабинете поставил свои ботинки, чтобы переобуваться, когда приезжаю. А генерального директора назначили исполнительным директором, он же по должностным обязанностям был техническим директором. Таким образом, его перестали отвлекать на совещания и просьбы, потому что он всегда мог сослаться: «Обращайтесь к генеральному директору».

Зарплату гендиректора, как рассказал Муравьев, он получил один раз и всю ее потратил на благотворительность.

— Я считаю, что следствие незаконно и необоснованно присваивает мне должности и обязанности. В 2007 году в Беларуси крепостного права не было. Если я не собирался быть фактическим руководителем, я им не был. Мои полномочия как директора ATEC Holding давали мне право участвовать в работе ОАО «Мотовело», но не обязывали это делать.

Конечно, я понимал всю меру своей ответственности как делового человека, как носителя знаний и опыта, как человека, которому доверяют и к которому прислушиваются. Я также понимаю, что многие сотрудники белорусских предприятий, объединенных управлением ATEC Holding, присваивали мне такие звания, как начальник начальников, руководитель руководителей, самый главный, главнее главных. Многие придумывали, что я хозяин, слово «владелец» изобретали.


По словам Муравьева, так же поступали некоторые высокопоставленные чиновники. Бизнесмен часто вынужден был объяснять, что его нельзя называть собственником, хозяином и владельцем.

— В последний раз я это сделал в Мингорисполкоме на совещании. Там было человек шесть из исполкома вместе с председателем, и человек шесть было из КГК вместе с председателем. И ко мне мэр обратился: «Вы же хозяин, вы же владелец». Я его поправил. Я сказал: «Вы знаете, я не даю вам права присваивать мне несуществующие обязанности и звания».

Совещание это прошло в пятницу, а в понедельник, 1 июня 2015 года, Муравьева задержали.

Новости по теме

Новости других СМИ