"Уж не дождемся ли мы раскулачивания с таким рвением к отъёму имущества?"

Владимир Ковалкин, naviny.by

Владимир Ковалкин. Фото: onliner.by
В бюджете нашей страны есть по меньшей мере две статьи доходов, морально-этическая сторона вопроса планирования которых вызывает у граждан и бизнеса немало вопросов. Это доходы от штрафов и доходы, полученные от конфискации.

И если о динамике взимания штрафов сказано и написано уже не мало, то тема экспроприации, на наш взгляд, совсем не раскрыта. Попробуем восполнить этот пробел.

Практика планирования статьи доходов от конфискованного и иным способом обращенного в доход государства имущества в нашей стране существует давно и закреплена в бюджетном кодексе. Львиная доля этих доходов попадает в республиканский бюджет. Это и имущество, изъятое таможней, и конфискованные денежные средства, и изъятые ценные бумаги, и многие другие источники. В общей сложности республиканскому бюджету достается 96-98% всех доходов от отъёма денег и имущества у граждан и бизнеса.

Местные бюджеты вынуждены довольствоваться оставшимся мизером в виде средств, полученных от реализации обращенного в доход государства бесхозяйного имущества, находок или кладов, а также доходов, полученных субъектами хозяйствования, государственная регистрация которых признана недействительной. Как в абсолютном, так и относительном выражении, это незначительные средства, поэтому далее мы будем рассматривать только доходы республиканского бюджета по этой статье.

Вместе с тем, больше всего вопросов вызывает не столько наличие этой статьи доходов как таковой, тем более что её доля в доходах республиканского бюджета незначительна и колеблется в пределах 0,2-0,4%, сколько сама практика планирования этих доходов.

С одной стороны, позиция государства по этому вопросу понятна: деньги, полученные в результате конфискации, являются отдельным источником доходов бюджета, а бюджет нужно планировать. Но с другой стороны, наличие плана по конфискации вызывает вопросы. Например, не приведет ли излишнее усердие различного рода экспроприаторов к злоупотреблениям и по сути к этакой узаконенной форме рэкета?

И ведь на самом деле, несмотря на то, что планы по конфискации стабильно растут из года в год, чиновникам удается их перевыполнять в полтора-два раза. При этом объемы экспроприации растут как в рублевом, так и в долларовом выражении.

Например, если в 2012-м государство заработало на конфискации 26 млн долларов, то в 2015-м эта цифра составила уже 40 млн долларов.

Планы по конфискации не просто перевыполняются. Перевыполнение планов растет из года в год! Например, если в 2012-м план был выполнении на 176%, то в 2015-м выполнение плана составило 194%.

За первое полугодие 2016-го годовой план по доходам от конфискации был выполнен на 62%, то есть экспроприаторы опять перевыполняют план, и это несмотря на почти двукратный рост плана по сравнению с 2015-м годом. Если же сравнить первые полугодия 2015-го и 2016-го, то получается рост доходов от конфискации в полтора раза!

Уж не дождемся ли мы раскулачивания с таким рвением к отъёму имущества и денег у граждан и бизнеса? Может быть, все-таки государству стоит прекратить порочную практику планирования доходов от штрафов и конфискации и просто включить эти статьи в профицит государственного бюджета?


Об авторе.

Владимир Ковалкин. Окончил Академию управления при президенте Республики Беларусь, получил степень бакалавра экономики, а позднее — магистра экономики. Магистр гуманитарных наук по политологии (ЕГУ, программа «Публичная политика»). Эксперт по вопросам реформы государственной службы и руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART.

Новости по теме

Новости других СМИ