"Даже на возвращение бело-красно-белого флага в Кремле посмотрят сквозь пальцы"

Змитер Лукашук, Еврорадио

Валерий Соловей. Фото: hvylya.net
17 ноября Александр Лукашенко встречается с журналистами региональных российских СМИ и рассказывает о неразрывной связи между Россией и Беларусью, а уже 21 ноября принимает делегацию Евросоюза и говорит о необходимости дальнейшего сближения Беларуси и ЕС.

Такой вот пример нашей политики многовекторности, стремления дружить и торговать со всеми. Но как к этой политической эквилибристике на самом деле относится наш стратегический партнер — Россия? До какого предела мы можем безнаказанно "сближаться" с Западом, объясняет российский политолог, доктор исторических наук Валерий Соловей.

— Говорить о неразрывной дружбе любят политики обеих наших стран, а каковы на самом деле отношения между нами?

— Я бы эти отношения назвал чрезвычайно близкими, но это близость, в которой за два последних года возникла напряженность. Возникла она потому, что белорусское руководство боится поглощения Беларуси Россией. И даже не столько поглощения, сколько смещения нынешнего режима, если Россия вдруг сочтет этот режим нелояльным к себе. Понятно, что в такой ситуации Лукашенко начинает искать контрбаланс — противовес России на Западе. Пытается в ту сторону потихоньку ползти. Россия за этим всем наблюдает. Ей это все не очень нравится, но смотрит она на это "сквозь пальцы". Но, наблюдая за этим, она расставляет "красные флажки": вот есть линия, которую не надо переходить, и у нас, мол, есть средства влияния и давления на вас, Александр Григорьевич, и на Беларусь вообще.

— И где стоят эти "красные флажки"?

— Если вдруг Александр Григорьевич скажет, хотя бы не публично, а только в кругу своих соратников, что место Беларуси — на Западе и вместе с Западом. А если еще скажет, что не только с Западом, но и в блоке NATO... Это та граница, которую нельзя переходить ни в коем случае.

— Мне кажется, что он даже физиологически не приемлет такого варианта!

— Я тоже думаю, что он вряд ли на это пойдет. Хотя в политике встречаются самые разные кульбиты. Поэтому какое-то пространство для маневра существует. Только надо понимать, что любое движение Беларуси в сторону Запада — это улица с двусторонним движением. Вопрос еще и в том, как Запад к этому относится. Запад делает какие-то поощрительные жесты, но в большинстве своем они имеют символический характер. Беларусь может решиться на тесные объятия с Западом только в том случае, если получит от него очень серьезные финансы. Но Запад не будет их давать. Не только потому, что сомневается в эффективности их использования, — он просто не доверяет Александру Григорьевичу. Попытки флирта уже были, но Лукашенко Запад, говоря языком подростков, кинул. И там это очень хорошо помнят. Поэтому сегодня и Лукашенко лично, и Беларусь вообще находятся в неразрывной зависимости от России. К сожалению, это судьба всех небольших стран в сложном геополитическом положении: между двумя силами, которые напряженно друг к другу относятся.

— Белорусское руководство опасается смещения режима — каким образом, по вашему мнению, может произойти это изменение?

— Вопрос гипотетический, но вы помните, что накануне последних президентских выборов в Беларуси Александр Григорьевич "не по-детски" волновался. И вовсе не из-за действий белорусской оппозиции. Я не сомневаюсь, что в Беларуси довольно много симпатизирующих России, в том числе среди белорусского руководства, которые, если понадобится, поддержат действия Российской Федерации. Вы же знаете о результатах закрытого опроса офицеров белорусской армии, который выявил, что 70-80% хотели бы не формального, а фактического объединения России и Беларуси. Так что опереться России в Беларуси есть на кого. По правде, Александр Григорьевич сам много для этого сделал: 20 лет его политика строилась на том, что "мы с Россией братья навек, один народ, одна судьба".

— В российских СМИ периодически появляются высказывания, что "Лукашенко предал Россию", что наши власти проводят мягкую белорусизацию. Такие патриоты могут подтолкнуть Путина к принятию каких опасных для нашей страны решений?

— Пока Путину, к счастью Беларуси и России, не нужно принимать никаких решений относительно и Беларуси, и Лукашенко лично. Так как сегодня все находится в выгодных для России рамках. Такие высказывания действительно звучат, но они носят незначительный в общем объеме интернет-активности характер. А российское общество уверено, что русские и белорусы — братья, что Лукашенко — надежный и последовательный союзник и что так будет всегда. Безусловно, машину пропаганды включить легко, но я сомневаюсь, что Беларусь и белорусов можно демонизировать так же легко, как это получилось с Украиной и украинцами. Пропаганда не всесильна, и граница эффективности есть даже у самой эффективной пропаганды.

— А если белорусские власти решат провести в стране "мягкую белорусизацию", а то и бело-красно-белый флаг с Погоней вернуть — как к этому отнесутся в России?

— Полагаю, будут смотреть сквозь пальцы. Возможно, взгляд будет немного недовольным, но особого внимания на это обращать не будут. Есть много более важных проблем. И Беларусь в этом смысле не будет входить в число приоритетов. Пока она будет находиться в базовом консенсусе с Россией, она может спокойно заниматься культурным возрождением. Ведь это неизбежно и понятно. Вам нужно формировать и гражданскую, и национальную идентичность — это очевидно. Если Беларусь состоялась как национальное государство, а она состоялась, то стоит завершить этот процесс: люди должны начать идентифицировать себя именно с этой страной и с этим обществом. Этим властям также необходимо заниматься. А этот процесс всегда включает в себя этнический компонент: функционирование национального языка, к примеру. Но процесс этот на годы, а может, и на десятилетия: сейчас начать — лет через 15 получите результат.

— Вы рассуждаете как ученый, а что на это скажет россиянин внутри вас?

— А я не считаю, что белорусы — это часть русского народа. Как и украинцы. Да, это народы, которые с нами близко связаны исторически и культурно, близкие нам генетически — и что? Лично мне существование независимого белорусского государства и белорусской идентичности ничем не мешает. Полагаю, России было бы полезнее сосредоточиться на своих внутренних проблемах. Чем больше мы будем заботиться о себе — тем лучше будет для нас и особенно для соседей!

— Беларусь в последнее время активно демонстрирует всему миру свою нейтральную позицию по той же Украине. Но насколько мы на самом деле нейтральны?

— Никакая она не нейтральная — Беларусь поддерживает по ключевым вопросам мировой повестки Россию. Конечно, Беларусь может посылать и другие сигналы: "Ну, не воспринимайте это всерьез, на самом деле мы думаем иначе". Но судить будут по делам, а не по словам. Вот голосовали в ООН вы за это — значит, вы эту точку зрения поддерживаете, стоите на этой позиции.

— В Минске считают, что за нашу дружбу Москва должна платить. И она платила, но сейчас в России кризис...

— И в России сокращаются все статьи бюджета, кроме военного. Но даже военные выплаты переносятся на более поздние сроки. Россия в тяжелом кризисе — денег нет. И это, безусловно, отразится на финансово-экономической стороне российско-белорусских отношений.

— И на Востоке проблемы, и в Европе нас особо не ждут — печальная перспектива...

— А я могу сказать, что в Евросоюзе расценивают перспективы Беларуси (конечно, осторожно) в случае изменения режима как очень оптимистические. Они считают, что Беларусь больше, чем любая другая страна, готова к вступлению в Евросоюз. Сравнительно небольшая площадь страны с неплохой инфраструктурой, очень дисциплинированное и законопослушное население, что чрезвычайно важно. Конечно, я не думаю, что это перспектива ближайших лет, но то, что ее не исключают, — это очень интересное наблюдение.

Новости по теме

Новости других СМИ