Лукашенко превратился в целовальника

Ирина Халип, специально для charter97.org

Ирина Халип
В России в девятнадцатом веке целовальниками называли продавцов водки. Сидит, к примеру, купец в кабаке, пьет и подозревает, что водка разбавлена. Зовет кабатчика: «Признавайся, каналья, ты водку разбавлял?» А тот ему: «Не разбавлял, Христом-богом клянусь!» - и крест целует, чтобы поверили, будто водка хороша. А она все равно разбавленная, вот только кто ж усомнится теперь, когда кабатчик крест облобызал. Отсюда и название профессии.

В последнее время черты того позапрошловекового целовальника все явственнее проступают в поведении Александра Лукашенко. Он целует все, что под руку подвернется: то Коран, то азербайджанский орден. Так дитя малое, научившись ползать, хватает с пола все, что видит, и тащит в рот. Но дитя – малое. А тут вроде уже большой дяденька, соображать должен, что можно в рот тянуть, что нельзя, к каким предметам уместно прикладываться губами, а к каким - смешно. Но нет, не соображает.

И ладно бы еще только к неодушевленным предметам приставал с поцелуями. Так ведь стоит кому-нибудь одушевленному на глаза целовальнику попасться – налетает коршуном, душит в объятиях и лобызает, как в последний раз. И Путина, и Медведева, и Эрдогана, и Алиева. Лез даже к Меркель, когда нормандская четверка в Минске собиралась, да не обломилось ему. Так Леонид Ильич Брежнев в глубоком маразме поступал: каждого встречного к себе притягивал и смачно впивался в губы (откуда только силы брались?). Но «дорогой Леонид Ильич» - в маразме. А тут вроде еще не старый дяденька, соображать должен…

Не в маразме и не дитя неразумное, но вот не понимает, не видит, что ведет себя точно так же, как целовальник из занюханного уездного кабака. Вы тоже заметили, что когда-то уверенный в себе диктатор превратился в лакея? Лебезит, унижается, кланяется, клянчит чаевые. Целует орден и клянется Алиеву, что «отработает награду». Как, интересно, он думает ее отрабатывать? Поцеловать еще и башмаки Алиева? Хлопок собирать, как советская пионерка Мамлакат Нахангова? Или неразбавленную водку в Азербайджан продавать? А может, в ответ наградить Ильхама Алиева, его жену и детей орденами Франциска Скорины и отлить им золотые памятники посреди Минска, рядом с Лениным?

И вот что интересно: ну ладно, миллионы белорусов, которые против Лукашенко, хохочут в голос, наблюдая за его лакейскими ужимками. Но ведь есть же в Беларуси люди, которые его искренне любят и даже за него голосуют. Человека три-четыре уж точно наберется. Ну хотя бы двое – старшие сыновья, к примеру (потом они, конечно, начнут публично отрекаться и рассказывать, что Витя, к примеру, голосовал за Санникова, а Дима – за Статкевича, но мы-то знаем, как оно было на самом деле). Так вот, неужели они не могут сказать ему честно: «Папаша, уж больно ты смешон в последнее время. Вся страна ржет, как табун лошадей. Ты бы хоть на людях не появлялся, не смешил еще больше, что ли?» Они-то, как никто, должны быть заинтересованы в том, чтобы папашка выглядел суровым диктатором, а не лакеем-целовальником из задрипанного трактира – лебезящим, мелко крестящимся, часто кланяющимся и клянущимся на Коране, что водку сегодня не разбавлял. Но – молчат, ничего не говорят родственнику.

Оберегают, наверное, сохраняют его спокойствие в вымышленном мире: пусть папка потешится, если ему так нравится. А кроме сыновей, и сказать-то правду некому. Потому что все остальные – холуи при целовальнике - терпеливо ждут, когда всему миру станет совсем смешно. Так смешно, что власть взорвется от оглушающего хохота. И тогда они первыми щелкнут пальцами и прикажут своему недавнему боссу: «Эй, целовальник, водку тащи, да побыстрее! И сельтерской прихвати!»

Новости по теме

Новости других СМИ