Новый райдер Лукашенко показался Кремлю наглостью

Ярослав Романчук, "БелГазета"

Иллюстративное фото с сайта vedomosti.ru
Не стыкуется у президента РБ с президентом РФ. Разные они.

Волей судьбы и геополитических интересов они вынуждены периодически общаться друг с другом. У каждого своя повестка дня. Оба понимают, что нужны друг другу, какими бы противоречивыми ни были чувства. Это политический бизнес, прежде всего. Поэтому ни Александр Лукашенко, ни Владимир Путин неподвергают сомнению существующую интеграционную матрицу (ЕАЭС, Союзное государство, ОДКБ, СНГ). При этом каждый старается нагнуть ее в свою сторону.

«БЕЛОРУССИЯ» КАК ФАКТОР РОССИЙСКОГО ПЛАНА

Для российского президента фактор «Белоруссия» важен для демонстрации населению отношений с хорошим соседом, единомышленником и верным союзником. Он важен, как один из столпов пропаганды. Мол, это не мы сошли с ума. Это весь мир окрысился против нас. Подтверждение - наши отношения с «Белоруссией».

Практически все российские политики, аналитики и идеологи демонстративно коверкают название страны, во главе которой стоит Александр Лукашенко. Это такой политический жест, который призван показать, что для Кремля субъекта «Республика Беларусь» не существует. Есть «Белоруссия». Она отдана на сохранение в первозданном, советском виде во временное управление Лукашенко. Такой статус предполагает определенные издержки (дешевые нефть и газ, кредиты, доступ на рынок РФ, информационная и политическая поддержка) и идеализацию «белорусской модели» (справедливость, порядок, забота о простом человеке, отсутствие коррупции, развитие промышленности).

Неотъемлемой частью образа Беларуси авторства российской пропаганды является отношение белорусского политического режима к Западу, капитализму и свободе. Лукашенко непременно должен быть против Америки, НАТО, коварных корпоративных практик рыночных толстосумов и европейского культурного загнивания Евросоюза. Такой образ является ценным инструментом для внутреннего потребления (зомбирования) российскими дизайнерами неороссийской империи.

РОБКАЯ ПОПЫТКА СКОРРЕКТИРОВАТЬ СЦЕНАРИЙ

Для президента РБ фактор «Кремль» означает сохранение власти в стране и обеспечение устойчивости её экономики. Без российского рынка нынешняя модель белорусской экономики - мертвей, чем Мертвое море. По итогам трех кварталов 2016г., доля РФ в товарном экспорте РБ выросла до рекордных 45%. Слабые телодвижения в сторону диверсификации торговли не увенчались успехом. Концентрация товарного экспорта в условиях рецессии увеличилась. Доля России во внешней торговле товарами Беларуси побила рекорд - 51%. Эта цифра приобретает еще более зловещий смысл с учетом энергетической и кредитной зависимости от Кремля.

Александр Лукашенко особо бы не заморачивался своей ролью в кремлевском перформансе, если бы Россия сохранила объем поддержки и широкое поле деятельности для проявления своего политического и даже белорусского «я». Но ситуация резко поменялась. Речь идет не только о ценах на нефть и газ. На них кремлевские дизайнеры повлиять не могут. Изменилось отношение России с внешним миром (вой­ны, санкции, конфликты). Возмужали и осмелели российские производители. Оторвались и обнаглели силовики и номенклатурщики.

Серьезные изменения произошли в самой Беларуси. Если в середине 2000-х гг. страна практически не имела госдолгов, то на пороге 2017г. их обслуживание является сильной головной болью. 10 лет назад инвестиционные «излишки» активно канализировали в «точки роста» в надежде на значительный рост валютной выручки, занятости и бюджетных поступлений. Не получилось. Вернее, получилось с точностью до наоборот. Номенклатурно выпестованные госпредприятия стали главными иждивенцами страны. Громко заявленная модернизация приобрела устойчивые черты хронической структурной болезни. Наконец, население, которое в бурные 2000-е гг. в едином порыве поддерживало пятилетки и ручной режим управления экономикой, все чаще ведет себя как недовольный, бурчащий под нос народец.

В такой ситуации логика белорусского президента проста: «Кремль, это твой сценарий, а не мой, твой перформанс, а не мой. Исполнение моей роли требует ресурсов. Я хочу получить свое». «Свое» - это российские внутренние цены на газ (около $70 за 1 тыс. куб.м) и нефть (около $28 за баррель), поставки 24 млн.т нефти в Беларусь с правом переработки и продажи на внешние рынки по мировым ценам, льготное кредитование, снятие торговых барьеров на пути белорусских товаров в РФ, а также право создавать особые экономические зоны (типа «Великий камень») и беспрепятственно продавать произведенные там товары на территории России.

Новый райдер Лукашенко показался Кремлю наглостью. В контексте ЕАЭС и густых красок имперского самомнения Владимир Путин решил взять главу Беларуси на измор. Лукашенко же в привычной для себя манере решил графически представить Кремлю потенциальные издержки упущенной им выгоды. Вот Евросоюз, переговоры с США, сотрудничество с Украиной и даже НАТО. Иначе говоря, сценарий «Беларусь в Европу» означал бы прекращение нынешнего формата белорусско-российских отношений.

Понятное дело, что это пугалка. Кремль это видит, ухмыляется и продолжает настаивать на сокращении премиальных своему собрату. Поэтому переговоры между двумя президентами проходят в закрытом формате, нервно и напряженно. Разрыва отношений не будет, но выяснение отношений обещают нам много ярких эмоций.

Новости по теме

Новости других СМИ