Отношения руководителей Беларуси и России грозят белорусской экономике большими неприятностями

Федор Костров, «Товарищ.online»

Коллаж с сайта baltnews.lt
Российскому «Внешэкономбанку» не нужны никакие личные гарантии Александра Лукашенко. Зачем? За этой госкорпорацией стоит Кремль и вся силовая армада, включая гибридные методы ведения политики «убеждения».

Так руководитель Центра Мизеса Ярослав Романчук прокомментировал визит в Беларусь председателя российской государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» Сергея Горькова и его встречу с белорусским президентом.

- «Внешэкономбанк» – это не просто коммерческая структура. Это, в том числе, важный элемент государственной финансовой политики Кремля. Это государственная корпорация. Его глава Сергей Горьков во внешнеэкономической политике Кремля имеет статус генерала. На встрече с ним Александр Лукашенко сделал целый ряд красноречивых заявлений. В частности, он заверил гостя, что «вы всегда будете иметь и от меня, и от правительства, Национального банка, прежде всего, поддержку. Но если вы будете относиться к нам и нашим предприятиям, физическим, юридическим лицам, как в России. Для вас Беларусь должна быть как Россия»…

- Ну, все, вроде, логично с точки зрения белорусского лидера – если вы к нам с добрыми намерениями, то и мы ответим вам взаимностью…

- «Генерал» Горьков служит своему главнокомандующему. Именно Владимир Путин определяет параметры его работы. Поэтому ни одна другая страна для него не может быть, как Россия. Так записано в его должностных обязанностях. Поэтому явно не партнерская модальность главы другого государства - «должен» - звучит явно не конструктивно. Ее нужно рассматривать, скорее, как рост внутренней неуверенности главы Беларуси. Он наверняка знает, кому служит Сергей Горьков, но все равно публично озвучивает мнение, которое, на самом деле, адресовано Путину.

- Зачем ему это нужно?

- Лукашенко уже лет 20 хочет, чтобы российские власти приказали своим коммерческим структурам относиться к белорусским, как к своим, к работе в Беларуси, как к работе на внутреннем рынке. Однако Путин давно дал понять, что такое возможно только в случае создания не фейкового образования под названием «Союзное государство», а реального объединения, с реальным трансфертом политической и большой части экономической власти в Кремль. Лукашенко против такого слияния и поглощения, а Путин только при его совершении готов приказать своим подчиненным коммерческим структурам работать в Беларуси на таких же условиях, как в России.

- Возвращаясь к обещанию лояльности со стороны главы государства, вообще, это реально – работать как в России?

- Беларусь и Россия – разные страны, с разной структурной экономики, своими институтами, рисками и особенностями бизнес-климата. Работать в Беларуси, как в России, «Внешэкономбанк» объективно не может, потому что это другая правовая, институциональная, финансовая среда. Он адаптируется к рискам, имеет свою оценку возможностей. Плюс еще рекомендации Кремля. Поэтому требование Лукашенко в нынешних условиях невыполнимо. Как и требования получить газ, нефть и электроэнергию по внутренним российским ценам. ЕАЭС только на бумаге является таможенным союзом. Де-факто это инструмент в руках мощных групп давления из разных стран. Российские группы давления в этой борьбе – самые напористые.

- Еще одно утверждение Лукашенко в разговоре с Горьковым: «Вы можете быть спокойны и уверены в безопасности своего предприятия на территории Беларуси, какие бы ни были у нас отношения с Россией (не дай бог, конечно)»…

- Эти слова обращены, в первую очередь, Путину. Глава Беларуси думает, что бизнес в Беларуси для управляющего российского государственного банка будет важной мотивацией для нейтрализации негативного отношения Кремля к самому Лукашенко. Такая тактика срабатывала со многими российскими политиками, бюрократами и бизнесменами. Но больше такое не проходит. Путин выстроил жесткую вертикаль власти и управления крупным бизнесом. В ней почти 80% руководящих постов занимают выходцы из силовых структур. Договариваться можно было бы с гражданскими лицами, с бедными политиками и жадными бюрократами, но таких в руководстве империей Кремля уже нет. Есть маршал и генералитет. «Внешэкономбанку» не нужны никакие личные гарантии. За ним Кремль и вся силовая армада, включая гибридные методы ведения политики «убеждения».

- Кроме «пряника» Лукашенко продемонстрировал «кнут». Лукашенко не к месту вспомнил «Уралкалий»: «Те, кто меня когда-то не послушался (у меня три такие фирмы навскидку – «Уралкалий» и другие), развалились, там сегодня другие люди. Тот, кто послушал, мы их защищали, поддерживали. И наклонить нас в этом плане не сможет никто: ни российское руководство, ни американское. Договоренности – это железно. Они должны выполняться».

- «Уралкалий» не развалился, а продолжает успешно работать. Размещает облигации на сотни миллионов долларов, получает сотни миллионов чистой прибыли. А сам Баумгертнер, которого обвиняли в том, что он нанес ущерб Беларуси в 100 млн. долларов успешно работает. Ни он, ни «Уралкалий» не компенсировал нам ни копейки. Сергей Горьков не по своей доброй воле, как главный собственник банка, начал финансировать проекты в Беларуси, включая Белорусскую АЭС. Он лишь исполнитель воли Кремля. Пугать его – гиблое дело. Пугать Путина – еще более тупиковая идея.

- Лукашенко не первый год в политике и должен понимать это. Зачем тогда все эти «страшилки» выносить в публичную плоскость?

- Глава Беларуси настолько взвинчен, что не может себя сдерживать. Он прекрасно понимает уязвимость той модели, которую так скрупулезно создавал более 20 лет – критическая зависимость от российских рынков и капитала. Белорусская модель работает так, что если российские банки начнут выводить свой капитал из Беларуси, то у нас случится такой обвал, по сравнению с которым кризис 2011 года будет казаться цветочками. Он понимает бессмысленность задержаний или арестов российских VIP-руководителей государственных структур. Вероятно, таким образом, он дал понять, что если российские банки захотят вывести отсюда свой капитал, то белорусские власти могут этому помешать. В этом контексте вспоминается мнение многих иностранных инвесторов: «Беларусь – это страна, за вход на рынок которой платишь 1 доллар, а за выход в 50 раз больше».

- Как, вы думаете, будут в следующем году развиваться двусторонние экономические контакты?

- Отношения руководителей Беларуси и России грозят белорусской экономике большими неприятностями. В 2017 году к молочным, мясным, фруктовым, газовым, нефтяным спорам может добавиться денежно-кредитный. Путин может выпустить в Беларусь таких «черных лебедей», что белорусская экономика ускорит свое погружение в депрессию на 3-5% ВВП. Сейчас мы наблюдаем три года подряд падение. Экономика испытывает наше терпение, в первую очередь, по отношению к нашему правительству, которое продолжает верить в нефть и политическую звезду удачи Лукашенко. Других источников роста они не видят.

Новости по теме

Новости других СМИ