Лукашенко проиграл по всем направлениям

Янка Грыль, "Белгазета"

Рисунок Василия Почицкого
На прошлой неделе Лукашенко начал подведение не очень утешительных для Беларуси итогов уходящего года, отправив в отставку главу своей администрации и его первого зама.

Наблюдаемый в последние годы очевидный дефицит «элегантных побед» не может заслонить гораздо более серьезной проблемы власти - дефицита свежих идей, пишет «Белгазета».

Указы об освобождении от занимаемых должностей главы администрации Лукашенко Александра Косинца и его первого зама Константина Мартынецкого в связи с переходом на другую работу были подписаны 5 декабря. Тогда же диктатор назначил и.о. главы своей администрации Валерия Мицкевича.

Затем, 15 декабря, последовала череда кадровых перестановок в правительстве.

Косинец, занимавший свой пост с декабря 2014г., производил впечатление едва ли не образцового белорусского чиновника - исполнительного, представительного, но при этом политически невнятного и медийно незаметного. Ключевые этапы карьеры - руководство Республиканским НПЦ «Инфекция и хирургия» (1995-97гг.), ректорство в Витебском госмедуниверситете (1997-2005гг.), вице-премьерство (2005-08гг.) и председательство в Витебском облисполкоме (2008-14гг.) - отделяли его как выходца из так называемой «бюджетной сферы» от крепких хозяйственников из промсектора, составляющих костяк белорусской элиты. Руководители с опытом работы в науке, образовании, здравоохранении редко появляются на вершине бюрократической иерархии Беларуси, и их аппаратный вес, как правило, невелик.

С другой стороны, тип руководителя-бюджетника хорошо знаком белорусам: в вузе замдекана обычно мечется по коридорам, раздавая поручения по обеспечению массовки на протокольном мероприятии; в поликлинике начмед столь же горячо и эмоционально организует добровольно-принудительную сдачу крови и т.п. Управленцы этого типа - обычно волевые исполнители и изощренные тактики, закрывающие пробелы в компетенциях избытком экспрессии.

Недаром Лукашенко регулярно характеризовал Косинца как человека горячего и неравнодушного: «Как пойдет из Минска, может до Витебска дойти».


Что не решили кадры

Некоторое представление о причинах громких отставок дает официальная стенограмма доклада Косинца главе государства от 10 ноября. Если верить ей, Лукашенко беседовал с главой своей администрации на темы кадровой политики, социально-экономического развития, нацбезопасности, международной деятельности и т.п., однако акцент пресс-служба сделала на кадровых вопросах и оптимизации госаппарата, содержание которого обходится Беларуси в 2% ВВП.

Вряд ли случайно достоянием гласности стал упрек диктатора: «У вас слишком большая задолженность перед президентом по проработке кадровых вопросов. По хозяйствующим субъектам, определяющим предприятиям фактически нет руководителей не один день и не одну неделю». Не менее симптоматично прозвучало пожелание выслушивать «раз в квартал руководство администрации президента, которое придет ко мне и доложит какие-то новые идеи. Не просто скользить по наклонной, а идеи». Лукашенко даже уточнил, что идеи требуются «земные, приземленные, непричесанные».

14 ноября, посещая Могилевскую область, Лукашенко опять потребовал от аппарата большей расторопности и распорядительности: «Эту вертикаль мы закрутим так, что она день и ночь будет вертеться-крутиться, но результат приносить».

Следовательно, ранее вертикаль 1) не вертелась-крутилась, 2) работала безрезультатно. На Могилевщине диктатор заявил, что Косинцу поручено осуществить аудит «каждого чиновника, независимо от занимаемой должности» на эффективность: «Я ему поручил, чтобы мне был представлен полный анализ от премьер-министра до председателя райисполкома - итоги их работы. Публично хочу вас предупредить: кто провалит этот год без объективных причин, не останется».

Провалы, надо признать, очевидны. Как, впрочем, и их объективные причины. Хорош или плох был Косинец во главе администрации Лукашенко, но проблема не в нем.


Поля проигранных сражений

На самом деле, как показало проведенное 6 декабря совещание по тунеядству и иждивенчеству, «косяки» госаппарата Лукашенко зарождаются уже на стадии подготовки решений. Декрет N3 «О предупреждении социального иждивенчества» подписан 2 апреля 2015г. - и уже в декабре 2016г. его решено подвергнуть коррекции до конца года.

Вице-премьер Наталья Кочанова, само собой, настаивала на «актуальности, объективности и необходимости» декрета, как и сам Лукашенко.

В результате участники совещания решили наделить местные советы и исполкомы правом освобождать от уплаты сбора, вычеркнуть из «тунеядцев» спортсменов национальных или сборных команд РБ и лиц, проходящих альтернативную службу, учитывать налоговые вычеты и сместить срок выдачи извещений и уплаты сбора за 2015г. на 20 января и 20 февраля 2017г. соответственно.

Корректировка декрета явно не последняя. «Письма счастья» от налоговой получили около 73 тыс. граждан РБ, оплатили сбор - менее 9,5 тыс. О том, насколько сопоставимы финансовый выхлоп от ловли иждивенцев и эффективность обычной работы налоговиков, косвенно свидетельствуют данные, еще в июле озвученные начальником инспекции МНС по Минску Андреем Соболевским на совещании в Мингорисполкоме.

1418 минчанам, с 1 августа 2015г. по 31 мая 2016г. добровольно уведомившим о неучастии в финансировании госрасходов, предъявлен к уплате сбор в размере Br3,8 млрд., уменьшенный на 10%. В рамках работы столичных налоговиков по выявлению граждан, живущих не по средствам или допускающих иные нарушения налогового законодательства, за январь-июнь проведено более 3 тыс. проверок, по результатам которых в бюджет поступило Br18,5 млрд., истребовано свыше 1,3 тыс. деклараций о доходах и имуществе, пополнивших бюджет Br9,6 млрд.

Получается, хватать за шкирку при несовпадении расходов с доходами (чем и занимаются налоговики во всем мире) кратно выгоднее, чем централизованно щемить иждивенцев. Есть подозрения, что ожидаемого финансового результата декрет не дал, иначе бы не было нужды в его коррекции. Легальное трудоустройство части стимулируемых к выходу из тени работников, скорее всего, носит фиктивный характер. Между тем документ разрабатывался несколько лет, с привлечением разных министерств и ведомств. Выходит, разработчики изначально неправильно оценили как структуру занятости, так и количество иждивенцев, размер и характер их доходов, причины неучастия в финансировании госрасходов и т.п.?

До этого был столь же непопулярный и малоэффективный декрет N9 «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности» от 7 декабря 2012г., отмененный лишь весной 2016г.

Очевидные стратегические просчеты стоят за нефтегазовой войной с Россией - если целью была скидка на газ, то, видимо, стоило добиваться ее каким-то более изящным способом, а не ждать, пока Кремль в ответ перекроет нефть.

Список проигранных баталий можно продолжить. Все это не Косинца косяки. За неправильными или неэффективными решениями такого масштаба обычно стоят сбои всей государственной машины. Как говорил в таких случаях Юрий Андропов, один из последних генсеков СССР, «мы не знаем общества, в котором живем».

Платить за это приходится не только госаппарату, но и всему обществу.

Новости по теме

Новости других СМИ