Лукашенко делает ставку на жесткое противостояние с Россией

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Фото: РИА "Новости"
26 декабря – день Х в российско-белорусских отношениях. В рамках саммита ЕАЭС и ОДКБ в Санкт- Петербурге А. Лукашенко предстоит оказаться за одним столом с президентом России. Однако смогут ли два президента предметно и глубоко обсудить весь комплекс проблем, накопившихся между странами? В этом состоит интрига предстоящего евразийского саммита в северной столице России.

Стоит учесть, что 22 ноября два президента договорились вернуться к вопросам, которые стоят на повестке дня в декабре. Однако, судя по поведению белорусского руководства, вместо урегулирования накопившегося комплекса проблем в двусторонних отношениях А. Лукашенко делает ставку на жесткое противостояние с Россией.

Минск провоцирует против России одну пропагандистскую кампанию за другой. Только с начала декабря во всех сегментах белорусского медиапространства были запущены две крупномасштабные и четко организованные информационных «волны», не считая газонефтяного кризиса, которые превратился в постоянный негативный фон.

Первая кампания была связана с арестами симпатизирующих РФ публицистов и была отмечена волной эмоциональных публикаций и видеосюжетов от оппозиционных сайтов и форумов до Белорусского телевидения. Официальная цель данной кампании состояла в изобличении «предателей», которые критикуя и осуждая режим А. Лукашенко, по версии официального агитпропа, отказывают в будущем и белорусскому языку и белорусскому национальному государству.

Однако, на самом деле, на фоне арестов должна была произойти мобилизация белорусского политического класса против России.

Вторая кампания имеет давнюю историю и связана с неуклонной эскалацией реальной торговой войны между Россией и Беларусью на фоне расширения белорусского контрабандного промысла.

Но особо болезненным для официального Минска остается проблема «газового тупика», выбраться из которого белорусское руководство не может уже почти год.


Газировка с сиропом

«Газовый тупик» к концу декабря окончательно приобрел гротескный характер. С одной стороны, позиция России приобрела невиданный за два десятилетия отношений Москвы и Минска несокрушимый характер, которая выразилась в жёсткую формулу: «Хочешь нефть, возвращай долг за газ». Всё, никаких вариантов больше Москва Минску не оставила.

С другой стороны, белорусское руководство продолжает искать любые, причем самые изощренные варианты, не только уклониться от выплаты долга за газ, который в свою очередь упорно подбирается к сумме в полмиллиарда долларов, но и пытается по традиции, характерной для белорусской номенклатуры, «убить» одним решением сразу несколько «зайцев» (не путать с министром сельского хозяйства РБ). Иными словами, схитрить.

Примером такого провинциального мышления можно считать попытку выдать авансовый платеж за газ в качестве своеобразного «жеста доброй воли». Это очень интересный факт, так как в Минске действительно считали, что российская сторона будет столь рада этой подачке, что немедленно нарастит поставку нефти. Вообще-то «газовый аванс» - поразительный пример провинциальных «хитростей», рассчитанных на то, что «авось и так сойдет».

Не сошло, причем в очередной раз. «Газовый аванс» Россия вернула в сопровождении комментария вице-премьера российского правительства Аркадия Дворковича: «Мы не авансовый платеж ждем, нам не нужен был авансовый платеж. Он вернулся обратно им, давно уже обратно отправили» (17.12.2016 https://news.tut.by/economics/524149.html). Согласитесь, весьма брезгливый ответ.

Между тем времени всё меньше, в двадцатых числах декабря премьер-министр белорусского правительства Андрей Кобяков должен доложить белорусскому президенту о решении нефтегазовой проблемы, естественно, на белорусских условиях. Любопытно то, что в очередной раз эти условия, которые вполне устроили бы Минск, вбрасывает в медиапространство российское популярное издание «Коммерсантъ».

Необходимо напомнить, что «Коммерсантъ» с весны 2016 года неоднократно озвучивал белорусские условия выхода из «газового тупика», которые потом оказывались не более чем фантазиями. Так и произошло в очередной раз, когда на прошлой неделе в информационное пространство была вброшена традиционная для белорусского руководства формула разрешения «газового тупика» за счет, естественно России: Минск готов вернуть долг за газ при условии немедленного перечисления в Беларусь двух траншей выделенного Беларуси кредита в 2 млрд. долларов. В общем, должник ставит условия возвращения долга, который, между прочим, он «одолжил», не спрашивая кредитора.

Требование предоставить ежегодную «компенсацию» (любимое слово белорусского руководства) в 300 млн. долларов США за высокие цены на газ венчает данную весьма элегантную формулу тотального иждивенчества. В принципе, вполне можно было бы поставлять газ в Беларусь даром… Что уж там мелочиться.

Хитрость белорусской стороны, которую так аккуратно и позитивно в очередной раз «засиропил» «Коммерсантъ» состоит в том, чтобы украденные у Газпрома деньги не только не возвращать, но и перевести их в разряд кредита. Стоит напомнить, что Минск в принципе аккуратно выплачивает проценты по взятым у России кредитам. Только вот возвращение самих кредитов постоянно просят сдвинуть на десятилетия, рассчитывая, видимо, что рано или поздно Москва долг спишет, а белорусское руководство, уже при втором или третьем представителе «Дома Лукашенко», будет и дальше жить за счет российского бюджета.


«Рыба-мясо-молоко»

Именно так назывался ближайший к дому, где родился автор этих строк, магазин, куда он ходил почти два десятка лет по поручению родителей. В те советские годы в Беларуси и на Украине было принято считать, что они кормят «голодную Россию». Бензин тогда стоил дешевле газировки. Прошли годы и сейчас Минск и Киев крайне недовольны тем, что Москва «кривится» и не хочет потреблять соседские продукты.

Старт второй пропагандистской кампании дал сам А. Лукашенко, обругав последними словами главу Россельхознадзора С. Данкверта : «У нас, если даже все будет нормально, такие деятели, как Данкверт и прочие, оплюют, оболгут и обгадят, как это было недавно: оказывается, у него кусок мяса из Беларуси, или стакан молока, или кусок хлеба застревает — продукция не та!.. И Правительство при этом молчит» (Советская Белоруссия № 241 (25123). Четверг, 15 декабря 2016)

Столь острая реакция белорусского государства вызывает удивление по ряду причин. Первая связана с тем, что вяло текущая скандальная кампания против российских санитарных служб с периодическими обострениями идет не первый год. В начале декабря никаких особых поводов для эмоциональных заявлений А. Лукашенко не было. Как всегда российские посты Россельхознадзора проверяли на российско-белорусской границе белорусские фуры с продуктами, определяя, с одной стороны, их происхождение (европейские продукты однозначно изымаются и уничтожаются), а с другой стороны, осуществляя фитосанитарный и ветеринарный контроль ввозимых на российский рынок продуктов питания белорусского производства.

Периодически, в поставляемой в Россию белорусской пищевой продукции обнаруживаются: антибиотики, некие неполезные примеси, элементарная грязь, микробы, кишечные палочки и прочая опасная дрянь. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что на предприятиях пищевой промышленности Беларуси нарушаются элементарные санитарные нормы и продукция производится с отступлением от собственных, уже белорусских технологий.

Российские санитарные службы, периодически посещая данные предприятия специализирующиеся на экспорте в Россию, неоднократно фиксировали такого рода нарушения. Причем иногда явно скандального характера: мясо на земле, вне холодильника, молоко от больных коров, разного рода смешивания низкокачественного сырья с более высоким, прочие «тайны», о чем подробно рассказывают на своих служебных сайтах белорусские надзорные органы. Вот после каких фактов закрывали поставки товара с данных предприятий РБ на российский продовольственный рынок.

Между прочим, белорусская сторона, как правило, очень болезненно реагирует на такие меры Россельхознадзора, публично выражая наигранное недоумение и негодование, но, тем не менее, обычно пытается навести порядок на предприятиях мясомолочной отрасли. Однако, как только хотя бы элементарный порядок наводится, экспорт возобновляется и буквально через несколько недель проблемы появляются вновь. С чем это связано?


Бракованный микс

Проблем здесь несколько. Во-первых, белорусское сырье не такое уж дешевое, по сравнению с российским. Качественное мясо и молоко, полученное из белорусских хозяйств, дороги и выработанная из них продукция неконкурентоспособна на российском рынке (но она дорогая и на белорусском прилавке, хотя вкусна). Это тем более поразительно, что сельское хозяйство в Беларуси активно субсидируется. Предприятиям приходится идти на обман и подменять заявленную продукцию высокого качества низкосортным товаром.

Чтобы скрыть данную подмену в республике и частично в России идет интенсивная рекламная кампания белорусских продуктов. В частности, утверждается, что она вырабатывается с использованием еще советских ГОСТов, что является абсолютной ложью. Никакие ГОСТы давно не применяются.
Во-вторых, если в России в условиях жесткой конкуренции на продовольственном рынке основные мощности в пищевой промышленности давно модернизированы, чему способствовал не только приход в российскую переработку мировых брендов, но и расширение производства сельхозпродукции в рамках агрохолдингов, то в Беларуси модернизация в пищевой промышленности явно задерживается (одно время как раз было наоборот и Беларусь опережала Россию в 1990-е годы в этой сфере).

В итоге выполнение требований Россельхознадзора зачастую носит поверхностный, можно сказать «показушный» характер. Проходит несколько недель и эксперты Россельхознадзора в очередной раз хватаются за голову и вновь закрывают поставки. Естественно, в белорусских СМИ такие факты оцениваются крайне негативно: «Россия капризничает» или «Москва объявляет нам молочную/мясную войну».


Гнилая селедка

Есть еще одна проблема, сказывающаяся на качестве белорусских продовольственных товаров – активное использование в производстве сырья, ввезенного из Европы. Понятно, что селедка, в отличие от морских креветок, которых, как недавно выяснилось, навалом в прудах Березовской ГРЭС, в Беларуси не выращивается.

Дело в том, что когда Россельхознадзор в очередной раз ловит белорусских поставщиков за руку, то белорусские СМИ начинают утверждать, что претензии россиян не обоснованы и белорусские продукты отвечают всем нормам Евросоюза, чем демонстрируют вопиющую неграмотность.

Дело в том, что технические регламенты ТС обеспечивают поступление на стол граждан стран – партнеров по ЕАЭС продуктов питания значительно более высокого качества, чем жителей Евросоюза. Разница здесь в различном подходе к сертификации. В ТС основное внимание уделяется готовой продукции, которая анализируется и должна соответствовать определенным нормам. Как эта продукция произведена и на чем -- является важной темой, но все-таки второстепенной, так как ржавая мясорубка все равно не выдаст качественный фарш, даже из хорошего мяса.

В Евросоюзе основное внимание уделено непосредственно процессу производства продуктов питания. Необходимо, чтобы и сырье, и технологии, и само оборудование было произведено в Евросоюзе или в странах, ассоциированных в ЕС и выполняющих европейские техрегламенты. На качество конечной продукции внимание уделяется на порядок меньше.

Отсюда и специфический вкус европейского мяса, молока и т.д… Хотя есть любители европейской «массовой» еды (мы не говорим о продуктах премиум класса) и их немало в Беларуси. В России до санкций из массовых продуктов наиболее популярны были финские бренды, которые были адаптированы под вкусы россиян.

Сейчас европейские продукты поступают на российский прилавок под белорусскими этикетками, но обвинения в контрабанде подсанкционных товаров Минск отвергает истерично, подвергая в свою очередь Москву целому ряду обвинений.


Москва виновата во всем…

Претензии белорусской стороны к России в сфере поставок белорусских продуктов питания, как ни странно, сфокусированы в идеологической сфере и составляют заметную часть традиционной антироссийской пропаганды.

Прежде всего, белорусская сторона публично, причем в категоричной форме, отвергает любые претензии к качеству белорусского продовольствия. Любопытно то, что когда Россельсхознадзор, убедившись, что Минск не реагирует на вал писем из Москвы и упорно отправляет на российский рынок низкокачественную продукцию, в очередной раз закрывает доступ этой продукции в Россию. Тогда белорусская сторона начинает суетиться и что-то исправлять. Но и тогда в белорусском медиапространстве активно циркулируются мифы о фантастическом и непревзойдённом качестве белорусского продовольствия.

Проблема в том, что для белорусского населения миф о качестве своей пищевой продукции стал элементом национальной самоидентификации, уверенности, что никто на планете не сможет произвести тот же творог или кефир лучшего качества. Отсюда и особая «востребованность» Беларуси, за продукцией которой в той же России «стоят очереди» (очередная пропагандистская фантазия).

Следом идет миф об успехах сельскохозяйственной политики А. Лукашенко и как вершина всей идеологическо-пропагандистской лестницы в украинско-белорусском формате – «особая зависть, которую испытывают россияне к белорусам, питающимся натуральной пищей» (БТ).

Исходя из того, что качество белорусского продовольствия ставят под сомнение исключительно «враги Беларуси» или «враги Союзного Государства» (белорусский пропагандист просто выбирает, что ему необходимо в данный момент), то и аргументная база официального Минска сконцентрирована вокруг тезиса об олигархическом характере российской экономики, которая не терпит конкуренции.

Попутно россиян обвиняют в подделке белорусских товаров: вроде как Россельхознадзор ловит российские фальшивки, а обвиняет белорусов. Именно об этом говорил министр сельского хозяйства и продовольствия Л. Заяц в программе "Надо разобраться" на телеканале ОНТ. Интервью с ним вышло в эфир вечером 15 декабря. Правда, получается, что все-таки Россельхознадзор что-то вполне профессионально «ловит»…

11 декабря в программе «Панорама» канала «Беларусь24» особо упрекали Россию за установление жесткого контроля на российско-белорусской границе, что, мол, незаконно. Понятно, что поставлять в Россию польское и украинское мясо, молоко, яблоки, а также со всей Европы киви, креветки, лосось с белорусскими государственными сертификатами можно считать вполне законным промыслом белорусов на российском рынке (?)...

На самом деле в основе претензий Минска лежит огромная зависимость от российского рынка, на который поставляется более 90% белорусского продовольственного экспорта и в случае потери которого республика не только мгновенно лишится огромных валютных поступлений, но и её экономика обанкротится. В этом и заключаются причина столь воинственного подхода белорусского руководства и белорусских СМИ к теме качества белорусского продовольствия, поставляемого в Россию.


Грязные информационные технологии

Проблема в том, что развернувшаяся в декабре пропагандистская кампания против Россельсхознадзора не имеет прецедента по своей эмоциональности и несдержанности за все последние десятилетия.

Прежде всего, обращает на себя внимание исключительно невыдержанный характер основных публикаций и видеосюжетов в Беларуси по теме запретов поставок белорусских молока и мяса. Прискорбно то, что комментаторы и авторы публикаций начали использовать оскорбления и совершенно невообразимый хамский тон причем не только к С. Данкверту , который просто старательно выполняет свой долг, а в целом к российской триаде – власти, государству и народу («кефирные страсти в Москве», «надуманные причины», «фантастические требования россиян» и т.д.)

Стоит отметить, что использование оскорблений в контексте ярко выраженного этноснобизма в отношении клиента, причем монопольного клиента (!), выглядит экономическим самоубийством («клиент -- всегда прав!»). Ведь, действительно, если российское государство и россияне столь плохи и омерзительны, как утверждают белорусские СМИ, то тогда поставки белорусского продовольствия этим «недочеловекам» выглядит как-то странно и было бы, наверное, полезнее для белорусской экономики, если бы белорусские мясные и молочные изделия направлялись на иные рынки. У «неблагодарных» россиян импорт на молочном рынке составляет всего 15%, так что они не умрут от голода без белорусского молока.

Между прочим, белорусское руководство уже лет двадцать говорит о том, что белорусские продукты готовы «с руками оторвать» буквально на всех континентах, включая Антарктиду, но вот что-то не слышно о том, чтобы арабы или австралийцы становились в очередь за «Савушкиным продуктом».

Так в чем дело? Почему столь качественные продукты официальному Минску приходится буквально «втюхивать» именно россиянам, а другие страны их почти не покупают? Может все-таки есть вопросы с качеством?

Как уже указывалось выше, белорусская стороны указывает на два аргумента: олигархи, чьи предприятия не выдерживают конкуренции, и фальсификация белорусских продуктов.

Во-первых, в российском сельском хозяйстве действуют десятки очень мощных холдингов, которые охватывают десятки сельхозпроизводств и предприятий, включая торговых. Именно они являются главными поставщиками мясомолочной продукции в российские мегаполисы. Белорусская продукция для них не является серьезным конкурентом, так как она не доминирует на прилавке, а закупается чаще всего для ассортимента. Просто российский рынок столь обширен, что даже в таком формате белорусские поставки выглядят очень солидно для экономики РБ.

Кроме того, не стоит забывать, что ряд российский корпораций (тот же Вим-Биль-Дан) покупают белорусское молоко оптом и используют его для производства молочной продукции. Кому это мешает? Видимо, кто-то в Минске считает, что если таких оптовых покупателей оскорблять в белорусских СМИ, это придет к тому, что можно будет отправлять «запуганным россиянам» вместо молока жидкий навоз и на этом заработать?

Насчет фальсификации белорусских продуктов говорить не имеет смысла, так как основная часть поставляемых из Беларуси молочных и мясных изделий реализуется через раскиданные по всей России магазинчики белорусских продуктов. Иными словами, имеется фирменная сеть продажи белорусского продовольствия, куда товар поступает напрямую из Беларуси. Как туда могли попасть фальшивки? В сетевых гипермаркетах белорусская продукция встречается редко(творог), но туда фальшивки проникнуть не могут – не тот масштаб и входной фильтр очень жесткий. Гипермаркеты не будут рисковать.

В тоже время было бы странно утверждать, что фальшивок нет. Конечно, есть. Всегда у небольшой фирмы с небольшим производством рано или поздно появляется желание воспользоваться раскрученными брендами, но, данном случае, министр Заяц все-таки колоссально преувеличивает, что для него характерно. Ведь эти «фирмочки» и производство имеют небольшое, и погоды на рынке они не делают.


Ответ

Возвращаясь к тону антироссийской продовольственной кампании, можно было бы предсказать некоторые сценарии ответных мер со стороны России.

Учитывая исключительно злобный характер нападок на российского потребителя, интересы которого и поставлен защищать господин Данкверт, нельзя, к сожалению исключать и то, что в ответ может последовать российский информационный удар. Видимо стоит напомнить белорусским ретивым и не очень умным администраторам от медиа, раскручивающих очередную очень грязную антироссийскую кампанию, что до настоящего времени российские СМИ ни одним словом не обмолвились ни о торговой войне с Беларусью, ни о проблеме качества белорусских продуктов.

Между тем, всего пару информационных «залпов» нескольких российских федеральных телеканалов с демонстрацией результатов анализа белорусских продуктов, показаний счетчиков и т.д., а также условий, в которых эти продукты доставляются на российский рынок, могут, как «Град», просто на корню «выжечь» весь белорусский продовольственный экспорт. А если такой залп повторить через полгода, то Беларусь может забыть об аграрном бизнесе навсегда. Неужели этого добиваются некоторые чванливые «редакторы», поучающие не только Беларусь, но и соседние страны, как им жить?


В Питер!

В принципе, учитывая крайне негативный информационный фон, российский президент в Санкт-Петербурге может и уклониться от контактов с А. Лукашенко. Белорусский президент, судя по всему, это понимает по-своему, взвинчивая градус двусторонних отношений до кипения. Но что кажется нестерпимо горячим в Минске, может оказаться слегка «тепленьким» в Москве.

Новости по теме

Новости других СМИ