Вполне прикосновенные и дойные коровы

Александр Федута, belsat.eu

Александр Федута
Ребята, вы можете убедиться в главном: машина работает! Причем вне зависимости от того, чей именно рукав затянуло в зубцы. Раньше затягивало то политиков, то крупных чиновников, то нефтяников, то журналистов, то крупных бизнесменов из числа «кошельков». Сейчас вот дошло до третьих-четвертых лиц администрации государственных заводов и до владельцев компьютерных фирм.

Потрясает реакция умного человека из той же сферы, что и посаженное в кутузку руководство «БелАВМ» и иже с ними. Умный человек рассуждает о том, что в нынешних условиях посадить в Беларуси можно едва ли не каждого руководителя любого уровня, поскольку все коррумпированы. А заодно с ними и весь частный бизнес, ибо и он соответственно повязан. Так и представляешь себе: приходят к этому самому философу – просто потому, что и до него черед дошел, — и он начинает в утешение самому себе изрекать подобные фейсбучные истины, попутно уговаривая арестовывающих, чтобы ему разрешили доиграть фугу ре-минор.

Вы что – серьезно думаете, что дело только в коррупции?

Может быть, у нас и сотрудников Национального банка арестовывали из-за коррупции? И что – они буквально вчера коррупцией этой самой стали заниматься? Ах, простите, — не вчера. Ну-ну. Утешили. Просто до них, стало быть, очередь дошла.

Аресты в Нацбанке – главное событие предпраздничных недель. До сих пор, после ухода Сергея Румаса из правительства, именно Нацбанк числился оплотом рыночных реформ, пастбищем, где пасутся неприкосновенные коровы.

Господина Каллаура можно было в этом отношении уподобить одному человеку из – не сочтите пропагандой фашизма – Третьего рейха, утверждавшего, что он сам решает, кто у него в ведомстве подкачал с «пятой графой» (национальностью), а кто – нет. Вот Павел Владимирович считался до недавнего времени таким же человеком, решавшим почти самостоятельно, кто у него в ведомстве коррупционер, а кто – действительно незаменимый работник. А теперь получается, что все каллауровские «коровы» очень даже прикосновенные.

То же – с айтишниками. Они там паслись себе, вполне мирно, под надзором Валерия Цепкало. Но тут начался кризис. Стало понятно, что «травки» на всех не хватает (я про травку в хорошем смысле, а не в том, о котором вы подумали). Пришло время резать. Пушкин писал – мол, паситесь, мирные народы, вас нужно резать или стричь. До сих пор стригли. Сейчас будут резать.

То же – с каким-нибудь «Гомсельмашем». Высшее руководство там уже ротировали, дошло дело до «телят» весом поменьше. Но тут можно взять общим числом арестованного поголовья.

Вы упорно не хотите понять одного: государство, в котором вместо закона решения принимаются на основе сиюминутной политической и экономической целесообразности, не дает никому и никаких гарантий. Ни Цепкале, ни Каллауру.

Соответственно и эти «пастухи» никому и никаких гарантий выдать не могут. И как белорусская национальная культура и язык являются единственно возможным барьером на пути поглощения нашей небольшой, но очень гордой державы великим и не слишком аккуратным в своих телодвижениях соседом с востока, так демократия – единственное препятствие на пути мясника с ножом, который спокойно и беспрепятственно подходит к тем, кого он просто считает своим стадом.

Стадо и есть. Даже если играет фуги ре-минор, щебечет на пяти языках или лично возглавляет участковую комиссию по подсчету голосов на референдумах и выборах. Ребята, вам это не поможет. Просто потому, что с вас есть, что взять. Настанет час – возьмут. Нет у нас в стране неприкосновенных. Все там будете.

Новости по теме

Новости других СМИ