Мифофрения

Дмитрий Растаев, БелГазета

Дмитрий Растаев
Любое общество имеет свою историческую мифологию. Даже самое просвещенное и демократическое. Таковы особенности нашего вида, который, хотя и sapiens, но во многом еще гоминид гоминидом. Другое дело, что ракурс этой мифологии напрямую зависит от уровня социального и культурного развития, которого обществу удалось достичь, несмотря на все рудименты и атавизмы.

Чем отличаются мифы демократического общества от мифов тоталитарного? Своей целостностью и непротиворечивостью, а также пластичностью образов. Они суммируют все грани реальности и уже на основе их суммы ведут свой морфогенез. Их герои не лишены естественных человеческих свойств - просто акцент делается на лучшие из них.

Тоталитарный миф отталкивается от голой идеи, подгоняя под нее реальность и отсекая все «лишнее». Его герои уже как бы и не люди, а небожители некоего пантеона, где нет места природному началу - одни лишь «высокие отношения».

Поэтому мифы демократические безболезненно проходят сквозь жерло времени, не опасаясь сомнений и развенчаний - корректировка деталей такого мифа лишь укрепляет его ядро. Вот, скажем, в США довольно прилично мифологизированы войны, в которых участвовала эта страна, от гражданской до второй мировой - не только у нас любят это дело.

Американцы, к примеру, свято верят, что вторую мировую выиграли именно они. Помню, одна девушка рассказывала, как, гостя в американской семье, она имела неосторожность завести на эту тему разговор - мол, когда Советский Союз победил фашистов… Хозяева сначала переглянулись, а потом искренне так засмеялись, как если бы кто-то сказал, что Земля - спутник Луны, а не наоборот. Нет, они не отрицают вклада СССР и других стран в антигитлеровской коалиции - просто, считают они, русские три года не могли с Гитлером справиться, а потом высадились мы и свернули фашизму хребет. Такая вот у них мифология.

Но при этом они не отрицают сложность человеческой натуры, проявляющуюся в военное время во всей «красе». Не отрицают, что американские солдаты не всегда вели себя в Германии джентльменским образом: было и мародерство, и насилие над местным населением.

Эти факты достоверно, без ретуши, отражаются в произведениях искусства. Помните «Ярость» с Брэдом Питтом? Или «Флаги наших отцов» Клинта Иствуда? Казалось бы, крайне неприглядные вещи живописуются - а на выходе все равно получается гордость за страну.

Мифы тоталитарные, слабо коррелирующие с реальностью, бегут от деталей как от огня, потому что любая из них способна разрушить карточный домик, построенный на песке сомнительных идеологем. Гордость они нагоняют методом гиперболизации. Но апологеты их постоянно пребывают в страхе, что однажды реальность заявит о себе. И она таки - рано или поздно - заявляет. После чего апологетам, чтобы уберечь миф от окончательной деконструкции, приходится прибегать к насилию над разумом и городить огороды новых мифологем, еще менее реалистичных.

Ну и, разумеется, к тем, кто желает сохранить свой разум неповрежденным, адепты относятся со всей строгостью идейных церберов. С точки зрения церберов, те, кто непочтительно прикасается к «святым легендам», - просто «мрази конченые».

Вот на днях известный российский карикатурист Андрей Бильжо, психиатр по образованию, рассказал, что икона военно-патриотического пантеона Зоя Космодемьянская страдала шизофренией и до войны не раз лечилась в психиатрической больнице. Что тут началось! Бильжо досталось по полной - который день соотечественники костерят его в хвост и в купол, не стесняясь ни в выражениях, ни в угрозах. Не заржавело и за «культурным министром» Владимиром Мединским: от слов он перешел к делу и написал запрос в прокуратуру с требованием привлечь Бильжо к уголовной ответственности.

Улюлюкая и кликушествуя, потрясая копытцами и рыльцами, эти товарищи, похоже, и правда не понимают, что это у них проблемы, а не у Бильжо. Была у Космодемьянской шизофрения или нет - вопрос открытый. Одни утверждают, да, была, другие говорят, нет, это был менингит. Ну а если бы и была, то что бы это изменило в ее истории?

Шизофрения ведь не клеймо, не приговор, а особенность психики. Почему шизофреник Врубель может быть великим художником, шизофреник Хлебников - гениальным поэтом, шизофреник Гоголь - литературным классиком, а шизофреник Космодемьянская не может быть героем? Тем более в отличие от пресловутых панфиловцев, героем она была реальным, а не вымышленным. Другое дело, что подвиг ее надо трактовать грамотно: он заключался не в поджигании крестьянских хат - здесь Зоя была дочерью своего жестокого времени и выполняла бесчеловечный приказ генералиссимуса, а в том, что на допросах она не сломалась, не выдала своих, стойко приняла смерть.

И если в этом ей помогла особенность ее психики, то для людей, изучающих мир во всем его разнообразии, эта история становится лишь интереснее, лишь многограннее.

Вот как бы осмыслили подобную историю американцы? Да они бы такую героическую шизофрению на флаг подняли! Они бы такой психо-патриотический миф из этого сюжета закрутили - «Игры разума» отдохнули бы. В России же, с ее косномыслием и предрассудками, слово «шизофрения» звучит как ругательство и надругательство над «святой легендой»: ангелы не чихают, принцессы не какают, герои не лежат в психушках. Детский сад! Грустно все это, грустно, ибо свидетельствует о незрелости российского общества - общества, от которого, увы, во многом зависим и мы.

Новости по теме

Новости других СМИ