Сто узников Кремля: Куда заведет режим Путина

belsat.eu

Фото с сайта metronews.ru
В отличие от Беларуси, где происходит мягкая либерализация, в России режим становится все более тоталитарным.

Еще недавно можно было услышать, что в вопросах прав человека Москва идет путем Минска. Однако когда Александр Лукашенко освобождал политзаключенных, в России появлялись очередные. Сейчас правозащитники насчитывают их около ста. Как легко стать политзаключенным в стране Владимира Путина?

Комментируют Эдуард Пальчис и Анастасия Зотова, жена российского политического узника Ильдара Дадина. Предлагаем вашему вниманию материал Руслана Шошина.

Ильдар Дадин стал первым в России политзаключенным, которого осудили по изменениям в уголовном кодексе, которые утвердила российская Государственная Дума после аннексии Крыма. Согласно этим изменениям, участие в несанкционированных митингах и акциях оппозиции может закончиться тюрьмой. Так случилось в случае Ильдара Дадина, независимо от того, что его пикеты были одиночные.

Российская журналистка и жена Ильдара Дадина Анастасия Зотова говорит, что все дела были сфабрикованы, а закон, по которому сидит ее муж, антиконституционный.


Вот что говорит Анастасия Зотова, жена Ильдара Дадина:

«Ильдар Дадин сидит за одиночные пикеты, но по приговору за массовые акции. Но никаких массовых акций не было, нарушений конечно тоже не было. Были сфабрикованы протоколы в полиции, где полицейские говорят, что Ильдар якобы был еще с какими-то людьми».


В начале ноября Дадин рассказал об избиениях и пытках в колонии N 7 в Карелии, куда его направили после приговора. Начальника колонии уволили, а делом заинтересовался даже Путин. Но президентская проверка ничего конкретного не выявила.

«Известны факты пыток заключенных в Карелии, Кемеровской области, свердловской, иркутской, челябинской», — продолжает Анастасия Зотова.

Недавно Европейский Парламент принял резолюцию, в которой добивался немедленного освобождения Дадина и проведения независимого следствия по делу пыток в тюрьмах, добивается этого также и США. Возможно именно поэтому оппозиционера перевели в другую колонию. Но что с другими?

Российская правозащитная организация «Мемориал» насчитывает сто политзаключенных. Почти половина из них сегодня находятся в российских тюрьмах, a в отношении остальных применяются другие меры ограничения свободы. Среди них есть и участники протестов на Болотной площади, есть также и задержанные в Крыму украинцы, освобождения которых добивается Киев.

Известного белорусского блогера и бывшего политзаключенного Эдуарда Пальчиса, который лично прошел через российскую тюрьму, цифра политзаключенных в России не удивляет.

Создатель сайта 1963x.com делится своим мнением:

«Политзаключенных в России стать не сложно. Это показывает дело Болотной площади, в котором есть аналогия с нашим декабрем 2010 года, где также за решетку попало большое количество людей. Есть заключенные среди националистов, коммунистов, российских левых, таких как Сергей Удальцов. Сажают очень широкий спектр людей. Глядя на суды, когда людей сажают за репосты фотографий в социальной сети «ВКонтакте» и за смски, высланные еще в 2008 году на тему конфликта в Грузии, сто человек может быть и слишком мало».


По информации правозащитного центра «Весна», в Беларуси есть один политзаключенный. Это ученый Михаил Жемчужный из Витебска, который сидит за якобы разглашение научных тайн. Кроме него с лета 2014 года за решеткой также находится правозащитник Андрей Бондаренко, осужденный за «злостное хулиганство». А влиятельные правозащитные организации типа «Международной Амнистии» полагают, что в Беларуси, в отличие от России, узников совести нет.

Новости по теме

Новости других СМИ