Экономисты обсуждают четвертую промышленную революцию. Что это?

Михаил Зеленский, Медуза

В Давосе 17 января открылся Всемирный экономический форум, на котором второй год подряд одной из главных тем для обсуждения стала «четвертая промышленная революция». Термин обсуждается в Давосе с подачи его президента Клауса Шваба, который написал о четвертой промышленной революции книгу.

Издание Медуза решило разобраться с тем, что же это за революция такая.


Какие были первые три революции?

Изобретение парового двигателя в конце XVII века. Это послужило толчком для развития машиностроения, транспорта, текстильной промышленности и других отраслей. Люди стали переезжать в города на фоне бурного экономического роста. Доля тех, кто обеспечивал себя натуральным хозяйством, наоборот, сократилась.

К концу XIX века было освоено массовое производство. Бурный рост происходит в сталелитейной и химической промышленности. Генри Форд запускает знаменитое поточное производство автомобилей, которое стало возможным благодаря повсеместному распространению электричества.

Цифровая революция конца XX века. Изобретены компьютеры, которые производят расчеты в миллиарды раз быстрее человека. Позднее эти компьютеры объединили в информационные сети. Человечество до сих пор продолжает оценивать влияние цифровых технологий на общество.


И что такое «четвертая промышленная революция»?

Это концепция, согласно которой мы стоим на пороге новой эпохи — эпохи, где технологии объединяют виртуальный (цифровой) мир с физическим. Роль умных машин в эту эпоху настолько велика, что без них сложно представить себе повседневную жизнь людей, производство и государственное управление. Люди и раньше использовали разные машины во многих сферах жизни, но теперь машины могут объединяться в сети, анализировать данные и самостоятельно принимать решения.


Можно какой-нибудь пример?

Можно. Если брать отдельные примеры, можно вспомнить магазин Amazon без касс и продавцов, где деньги за покупки снимаются со счета покупателя автоматически. И если такой магазин еще кого-то удивляет, то к системам вроде «Яндекс.Пробок», которые тоже используют «интернет вещей», все уже привыкли. Подобные технологии уже довольно давно используют в медицине, строительстве, страховании и других областях. Например, в некоторых городах используют «умное» освещение — скажем, городские фонари сами «видят», когда произошла авария и усиливают освещение, чтобы срочным службам было проще работать. Когда на улице никого нет, свет приглушается, чтобы не тратить лишней энергии. Это один из десятков примеров.


Про бытовой уровень понятно. А глобально?

Глобально четвертая промышленная революция означает «ускорение» в методиках управления в любых видах: от корпоративного до правительственного. Теперь компьютеры могут сами подсказать верное решение, а развитые сети связи — мгновенно его воплотить.

Чтобы адаптироваться к современному ритму, правительствам придется пересмотреть схему принятия решений и допустить в нее обычных граждан для «гибкого» управления страной.

В Германии запустили проект по разработке киберфизических систем под названием «Индустрия 4.0». Речь идет об изучении и, в перспективе, создании «умных заводов», на которых машины смогут самостоятельно принимать все решения и выдавать на выходе продукт, ориентируясь на сиюминутные запросы потребителя.


И чем это отличается от третьей революции — цифровой?

Хороший вопрос. Многие критикуют Давосский форум за то, что он напрасно нагнетает панику, так как никаких поистине революционных открытий, которые могли бы коренным образом изменить нашу жизнь, в последнее время не произошло.

Но сторонники концепции о новой революции считают, что скорость и масштаб изменений, которые происходят в жизни людей под влиянием технологий, настолько велики, что следует говорить о принципиально новой эре. Как говорит Клаус Шваб, сейчас технологии уже не просто меняют то, что мы делаем, они меняют нас самих.


Такая революция — это хорошо или плохо?

На это есть несколько точек зрения. С одной стороны, развитие технологий способно дать экономике серьезный толчок и сэкономить при этом массу ресурсов. Быт людей станет проще и дешевле. Некоторые оптимистически настроенные экономисты говорят, что дальнейшее развитие коммуникаций позволит людям из бедных стран включиться в мировые торговые цепочки, а маленьким компаниям станет проще получать инвестиции для своих проектов. Другие говорят, что как раз бедным технологии помогут мало, в то время как богатые смогут эффективнее управлять ресурсами. А одна из самых обсуждаемых проблем — возможная безработица. Массовая автоматизация производства приведет к массовым же сокращениям. В одних только Соединенных Штатах под угрозой в теории могут быть до половины всех рабочих мест. Снижение спроса на дешевую рабочую силу, в свою очередь, нанесет сильнейший удар по экономикам развивающихся стран, таких как Индия, Китай и государства Латинской Америки.

Новости по теме

Новости других СМИ