Эксперт: Белорусская экономика продолжит падать в 2017-м и идет на рекорд

Геннадий Косарев, Завтра твоей страны

Вадим Иосуб
Беларусь рискует увязнуть в третьей рецессии подряд. Об этом свидетельствуют данные Национального статистического комитета. Валовой внутренний продукт в 2016 году сократился на 2,6% по сравнению с 2015 годом.

В 2015 году падение ВВП составило 3,8%.

Что мешает белорусской экономике выздороветь?

— Предельно неэффективная структура, — говорит старший аналитик Альпари Вадим Иосуб. — Многие госпредприятия работают в убыток, а расплачиваться за неэффективное производство приходится бюджетными средствами.

По мнению эксперта, белорусскую экономику также подкосила и неблагоприятная внешняя конъюнктура.

— Хотя это далеко не самый главный фактор. Однако нельзя сбрасывать со счетов снижение спроса на белорусскую продукцию на рынке РФ, уменьшение поставок российской нефти в результате газового конфликта, — отмечает Вадим Иосуб.

— Насколько неожиданным было такое падения ВВП в 2016 году?

— Международные финансовые организации прогнозировали снижение в 2,5-3%. В течение года динамика падения ВВП менялась. Были периоды, когда снижение составляло более 3%, но к концу года удалось сократить падение до 2,6%.

— Это много или мало в нынешних условиях?

— Смотря с чем сравнивать. Но это всегда плохо, особенно когда речь идет о падении в развивающейся экономике, которая для того, чтобы сократить отставание с развитыми экономиками, должна расти высокими темпами.

— Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние белорусской экономики?

— Наша экономика в глубокой рецессии. Если исходить из прогноза, что падение продолжится и в 2017-м, то это будет третья рецессия подряд. По-моему, Беларусь — единственная в мире может установить такой печальный рекорд. Причины кроются внутри нашей страны. Никакого мирового экономического кризиса нет. Глубокий экономический кризис в Беларуси не стоит списывать на внешние факторы: в частности, на падение цен на нефть или проблемы у России как у основного торгового партнера.

Прогнозируется, что в 2017 году российская экономика покажет небольшой рост, а белорусская -- продолжит падение. Хотя это снижение замедлится и будет, скорее всего, порядка 1%.

— На ваш взгляд, насколько эффективны предпринимаемые правительство антикризисные меры?

— Чтобы что-то изменить, нужно поменять так называемую уникальную белорусскую экономическую модель, которая сводится к доминированию государственной собственности и искусственному поддержанию на плаву убыточных предприятий.

Для выхода из этой ситуации, необходимы коренные преобразования, на которые у белорусского правительства вообще нет полномочий. Такие решения могут быть приняты исключительно главой государства. Но он декларирует, что с нашей экономической моделью все в порядке и «ничего ломать через колено не надо».

— Как вы считаете, приносят ли пользу частые поездки руководителей Беларуси по миру в поисках денег и рынков сбыта?

— Каждый зарубежный визит нужно оценивать отдельно: цели и задачи таких поездок разные. Если говорить о недавнем посещении правительственной делегацией в Гонконга, то это очевидно зондирование почвы на предмет размещения там евробондов. Но даже если попытка окажется удачной, сумма этих заимствований будет в разы меньше, чем кредит МВФ, а стоимость, процентная ставка будет в разы больше. Размещение евробондов – это среднесрочная попытка одолжить денег, она закрывает текущую потребность финансирования, но кардинально никаких проблем в экономике не решает.

— Могут ли показатели падения ВВП негативно отразиться на перспективах получения кредита МВФ и других международных финансовых организаций?

— Нет такого требования, что страна должна показывать рост экономики для получения помощи международных финансовых организаций.

Более того, государства, которые демонстрируют устойчивый рост, скорее всего, вовсе не нуждаются в подобных кредитах. За подобными заимствованиями обращаются страны, у которых с экономикой далеко не все в порядке.

А такие организации как МВФ выдают кредиты под программы реформ. Будут реформы, которые в перспективе смогут вывести экономику из текущего тупика, тогда и средства выделяются.

МВФ не дает Беларуси кредит именно потому, что государство не демонстрирует желания что-то серьезно менять в экономической модели.

— В 2018 году пройдут президентские выборы в России. На Ваш взгляд, стоит ли ожидать в этой связи официальному Минску какого-то широкого жеста от Кремля?

— Мне кажется, что строить прогнозы по поводу российско-белорусского экономического сотрудничества на 2018 год абсолютно бесполезное занятие. Непонятно, как будут развиваться эти отношения в ближайший квартал. Мы видим обострение газового конфликта, который превратился в нефтяную войну. Поэтому заглядывать так далеко вперед не имеет смысла.

Новости по теме

Новости других СМИ