Выдача Минском блогера Лапшина может переполнить чашу терпения Москвы

Артем Шрайбман / TUT.BY

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY. Фото: svaboda.org
17 января Сергей Лавров на пресс-конференции утром высказывается против выдачи гражданина России, блогера Александра Лапшина в Азербайджан из Беларуси.

Вечером этого же дня белорусская Генпрокуратура делает что? Выпускает гражданина братской России? Нет, принимает решение выдать блогера в Баку, где ему грозит 8 лет тюрьмы.

У Александра Лапшина три гражданства — кроме российского паспорта, у него есть израильский и украинский. Он известный в блогосфере путешественник, посетивший более 120 стран. Пять лет назад он заехал в Нагорный Карабах, который в Азербайджане считают оккупированной армянами территорией. За это Лапшин попал в список невъездных в Азербайджан, но в 2015-м приехал в Баку по украинскому паспорту, где он не Александр, а Олександр. По выезду его объявили в международный розыск. Задержали блогера в Минске в декабре 2016-го.

Пикантность ситуации не только в том, что Лапшин — гражданин союзной России, но и в том, что за него заступился и официальный Иерусалим. Израильские дипломаты в Минске активнее всего занимаются его делом: даже нотариально заверили «извинительное письмо» Лапшина на имя президента Азербайджана и передали его в Баку.

Третья страна гражданства Лапшина, Украина, вряд ли будет слишком возмущаться: после Крыма она сама чувствительна к несанкционированному посещению туристами спорных территорий. Но кроме России и Израиля, проблемы у Беларуси могут возникнуть с союзницей по ОДКБ Арменией: там уже по соцсетям ходят призывы бойкотировать белорусскую продукцию, а армянские адвокаты создали «рабочую группу», чтобы помочь Лапшину.

Выдача Минском блогера Лапшина может переполнить чашу терпения Москвы

Александр Лапшин, фото с сайта newsarmenia.am

Почему Минску важно угодить Азербайджану, в общем-то, понятно. Ильхам Алиев всегда выручал Александра Лукашенко: и со срочным кредитом в 2010-м, когда нужно было гасить газовый долг перед Россией, и с нефтью в 2011-м, когда та же Россия предоставляла невыгодные условия поставок.

20 января белорусский президент уже в который раз за последние месяцы дал поручение проработать альтернативные каналы поставки нефти из-за «поведения России». Азербайджан может снова прийти на помощь, поэтому не нужно его расстраивать, подумали в Минске и решили выдать Лапшина. Здесь логика в принципе ясна.

Но с каких пор Беларусь настолько перестало волновать мнение России, что не страшно показательно одобрить экстрадицию ее гражданина в день заявления Сергея Лаврова? Даже если решение силовиков не планировалось как демарш, именно так оно и выглядит со стороны. Тем более в глазах россиян, которые сегодня рассматривают любой жест Минска, даже безобидный указ о безвизовом въезде на 5 дней, как антироссийский шаг.

Лапшин обжалует свою экстрадицию в суде. Вероятно, еще до этого начнется дипломатический скандал. Усилия израильтян и давление России теоретически могут заставить Минск передумать. Хотя теперь это уже будет выглядеть как слабость, что снижает вероятность такого решения. Белорусские власти не любят выглядеть «наклоненными».

История с Лапшиным симптоматична. Это свидетельство нового отношения белорусских властей к России. Кажется, что психологически этот конфликт в голове Александра Лукашенко прошел все пять стадий: от отрицания и гнева, торга и депрессии до теперь уже принятия.

Слова «поведение России» в разговоре президента с вице-премьером Семашко звучат как некая объективная данность, внешний фактор, на который нельзя повлиять — как наводнение, низкие цены на нефть или облачная погода. Мы принимаем ее в расчет и действуем исходя из этого. Уже можно особо не заботиться, что подумает грозовая туча о наших попытках строить навес. И так уже льет как из ведра, куда уж хуже.

А правда ли некуда?

Да, мы сегодня находимся в низшей с 2010 года точке отношений с Россией. Причем новое дно нащупывается почти еженедельно: газ и нефть, информационные атаки, активность Россельхознадзора, аресты пророссийских публицистов, вызов дипломатов в МИД с нотой протеста, демарш с неприездом на саммиты ОДКБ и ЕАЭС, резкие словесные выпады в ответ на критику безвизового указа…

Нет ничего плохого в желании независимой страны застолбить за собой право самостоятельно решать вопросы экстрадиции задержанных на своей территории. И геополитическое балансирование Минск освоил давно и неплохо.

Но логика эскалации работает как снежный ком. Плохая атмосфера в отношениях увеличивает подозрительность друг к другу — целые министры начинают верить в набросы СМИ про «белорусские лагеря беженцев». Новые обиды снижают чувство меры, можно заиграться, дать второй стороне повод считать свое поведение уже недопустимой дерзостью.

Для тех, кто хочет увидеть такую дерзость, а их сегодня в России предостаточно, история с выдачей Лапшина слишком близко подходит к этой черте, она как будто нарочно демонстративна. А есть ли у нас сегодня достаточный ресурс экономической, культурной и политической самостоятельности, чтобы делать шаги, рискующие вызвать по-настоящему серьезный гнев России?

Если сидишь в одной яме со спящим медведем, нельзя переоценивать свои шансы из нее выбраться в момент, когда медведь вдруг проснется. Лучше заботиться о лестнице наружу до того, как взялся настойчиво тыкать его палкой, а не во время этого увлекательного занятия.

Новости по теме

Новости других СМИ