"Доходы упали в 1,5 раза". Как белорусы меняют престижную работу на дело "для души"

Владислав Ковалевский / FINANCE.TUT.BY

Иллюстративное фото
Одни в непростое для экономики время изо всех сил стремятся найти работу «в уютном офисе в центре города» с печеньками и кучей бонусов, другие же готовы добровольно бросить все это ради дела «для души».

FINANCE.TUT.BY поговорил с белорусами, которые отказались от престижной — в глазах общественности — работы со стабильной зарплатой и начали заниматься тем, о чем давно мечтали.


«Программирование хоть и прибыльно, но гитары мне ближе»

«После университета понадобилось три года, чтобы понять, чем я действительно хочу заниматься», — рассказывает борисовчанин Василий Картаков. Сейчас Василий зарабатывает тем, что делает различные «примочки» для электрогитар: усилители, блок-эффекты, блоки питания — все то, что позволяет сделать звук таким громким и разнообразным. До того Василий несколько лет проработал инженером-программистом в компании, которая занимается автоматизацией оборудования на крупных промышленных предприятиях. «Производственный программист», — так называет себя парень.

— Это была работа, которая подразумевает большое количество командировок. В Минске находилось 10% объектов, на которых мы работали. Когда вся жизнь в столице, то это не очень удобно. Зарплата была не очень большая — долларов 300−400. Для молодого специалиста в отрасли, если ты не работаешь на суперкрутую компанию, это нормально, но я не видел каких-то финансовых перспектив. Обычно директор — это самый обеспеченный человек в компании, а там не было видно, что фирма приносит ему большой доход. И сама работа перестала быть интересна: сначала это было что-то новое и увлекательное, а потом начало походить на рутину, — рассказывает Василий о причинах, из-за которых он решился уйти со стабильной работы.

После увольнения Василий записался на курсы Android-программирования. Тогда же у него появилось больше времени, чтобы заниматься тем, чем он увлекался со второго курса университета — создавать те самые «примочки» для гитар.

— По ходу обучения на курсах я сравнил: хоть программирование — это интересно и денежно, но, когда я занимаюсь гитарами, я не замечаю, что работаю. Я закончил курсы, написал пару программ, сходил на несколько собеседований, но понял, что все-таки хочу заниматься «примочками».

Василий признаётся, что уйти с работы было непросто: был страх перед будущей «нестабильностью».

— Когда уволился, первые полгода приходилось брать деньги в долг у родных. Именно в долг — потом все отдавал. Это был период подвешенного состояния, когда деньги то есть, то нет. Вроде бы, ты занимаешься тем, что нравится, но ты не уверен, сможешь ли прожить на это. Сейчас уже все намного лучше.

"Доходы упали в 1,5 раза". Как белорусы меняют престижную работу на дело "для души"

Со школы Василий играет в метал-группе. Фото: vk.com

Такие гитарные гаджеты стоят от 100 до 500 долларов. Парень рассказывает, что сейчас, когда у него есть имя в определенных музыкальных кругах, на «примочках» удается зарабатывать даже больше, чем когда-то на предприятии:

— Месяц на месяц не приходится. Бывает два крупных заказа в месяц, по полтысячи долларов, например, а бывает вообще ни одного. Но я еще занимаюсь ремонтами и какими-нибудь мелкими штуками — одинакового дохода каждый месяц, конечно, нет, но работа есть всегда.

Родные не отговаривали Василия, когда узнали, что он решил уйти с работы в никуда — поддерживали, хоть и не понимали.

— Мама высказывала некоторые сомнения, постоянно спрашивала, уверен ли я в своем решении. Но не было такого, мол, давай иди обратно на завод. Мама понимает, что я неглупый и, если будет необходимость, смогу устроиться, поэтому она не настаивала, чтобы я отказался от любимого занятия, — делится Василий. — Друзья меня до сих пор называют вольным художником с оттенком подколки. Если бы я был чуть менее уверен в том, чем занимаюсь, я, может быть, и обращал бы на это внимание. Если ты уверен в своем деле, шанс, что все получится, намного выше.


«Я уволилась с работы в разгар кризиса, когда все бегали и скупали технику»

Последние десять лет минчанка Майя Старовойтова серьезно увлекается модой — вела свой блог, выступала как стилист на съемках. С модой Майя и хотела связать свою жизнь. Однако, когда стало ясно, что на таком творческом фрилансе особо не заработаешь, девушка устроилась в отдел маркетинга в «Модный Молл», где проработала два года.

— Это все равно была работа, связанная с модой, за которую еще и неплохо платили. Мы делали много разных мероприятий, в процессе я многому училась — какое-то время меня все полностью устраивало, — рассказывает Майя. — Но потом ты вспоминаешь о своих мечтах и целях и понимаешь, что отдаешь восемь часов чужой работе, а на твои мечты надо еще столько же времени. Я пробовала совмещать, но оказалось, что тогда у тебя вообще нет жизни. В определенный момент я спросила себя, хочу ли я все еще того, о чем когда-то мечтала. Ответ был — да. Тогда я ушла с работы. Решилась на это довольно быстро — процесс раздумий длился месяца два.

Сейчас свой последний рабочий день — 31 декабря 2014 года — Майя вспоминает с улыбкой и говорит, что особого страха от того, что отказываешься от стабильной работы со стабильной зарплатой, не было. Правда, давили окружающие, которые не понимали столь опрометчивого решения.

— Это был как раз тот период, когда произошла девальвация. Люди бегали и скупали всю «Корону-Техно». И меня все спрашивали: «Ты точно решилась?! Впереди ведь — такая неизвестность!». Окружающие угнетали тем, что задавали много вопросов.

Уходя с работы, Майя планировала вернуться к тому, о чем когда-то мечтала — развивать свой блог и работать стилистом. Первое время жила на деньги, которые удалось отложить. Пока новых предложений по работе не было, занималась самообразованием: каждый день вставала в 6.30 утра, проходила какой-нибудь онлайн-курс, читала профессиональные книги и статьи.

— Сначала все было хорошо — я была полна энтузиазма. Где-то спустя полгода, когда деньги стали уходить, а работы особо не было, энтузиазм закончился. Были месяцы, когда я могла вообще ничего не заработать, тогда я брала в долг. Приходилось жить где-то на 150−200 долларов в месяц. И, когда я уже была на грани отчаяния, мне буквально в один день позвонили пять человек с предложениями работы.

"Доходы упали в 1,5 раза". Как белорусы меняют престижную работу на дело "для души"

На фотосессиях Майя работает как стилист. Фото: Ирина Окунева, behance.net

Потом планы Майи резко поменялись — она пришла к идее собственного проекта, который совмещает страсть девушки — моду — и в то же время может приносить неплохой доход. Прошлой осенью Майя открыла ИП и начала заниматься фешен-консалтингом — тем, чем до нее в Беларуси профессионально никто не занимался. «Если совсем кратко, фешен-консалтинг — это помощь белорусским брендам и дизайнерам одежды в построении бизнеса и системы работы в целом», — объясняет девушка.

За время, которое Майя работает как ИП, у нее было 6 клиентов. Стоит консультация 600 рублей. На один проект уходит порядка 2 недель. Плюс Майя продолжает заниматься съемками (150 рублей за услуги стилиста на фотосессии) и организаций различных мероприятий (300 рублей за организацию модного показа). Сейчас, говорит девушка, ей удается зарабатывать даже больше, чем когда она работала «на дядю».

— Телефон, конечно, мне не обрывают, но клиентов хватает. Мне в таком темпе работать комфортно. Я сдаю один заказ, у меня появляется новый клиент. Конечно, вопрос в том, насколько это будет постоянный заработок. Но это тебя подстегивает работать еще усердней. Если у тебя нет клиентов, ты идешь и презентуешь свой проект, придумываешь имиджевое мероприятие и так далее, — делится Майя. — Несмотря на все трудности, я ни разу не пожалела, что отказалась от работы со стабильной зарплатой каждый месяц. Лет пять назад я хотела такой жизни, но не решалась. Ценность для меня в том, что ты знаешь: все только в твоих руках. За все неудачи отвечаешь ты сам, все победы — твои личные.


«От бабушки до сих пор скрываю, что работаю в баре»

Сегодня Егор Переход смешивает коктейли в столичном баре El Pushka, а раньше работал менеджером в организации, занимающейся оптовой торговлей, и в нескольких IT-компаниях.

— Всегда хотел попробовать поработать за стойкой, и так сложилось, что, когда я уволился с последнего «офисного» места работы, узнал про хорошие курсы бартендеров — и вот уже почти год работаю в этой сфере. Страхов перед уходом не было, был дух здравого авантюризма, — рассказывает Егор.

Близкие спокойно отнеслись к желанию отказаться от офисной жизни — сомнений и негатива никто не высказывал. Правда, от бабушки Егор до сих пор скрывает свое новое место работы.

— Негативного отношения не было ни у кого. Многие, кто не знал и встречал меня на новом рабочем месте, сильно удивлялись. В любом случае это всегда приятно — прийти в бар и увидеть там друга за стойкой.

Доходы Егора, после того как он поменял сферу деятельности, в среднем «просели» в 1,5 раза, но тут тоже все зависит от сезона и объема работы.

— Я не совсем понимаю, почему ярлык «стабильная работа» вешается только на офисную. Работу в баре тоже можно назвать стабильной. Да, присутствует сезонность, когда доходы возрастают или падают, но это характерно для многих видов бизнеса. Если делать свою работу хорошо, можно зарабатывать не только в IT. А мое отношение к деньгам отлично описывает цитата Адриана Декурселя: «Деньги для людей умных составляют средство, для глупцов — цель».


Эксперт: «Свободолюбивых» сотрудников становится больше — компаниям надо проявлять гибкость

— Ситуация, когда люди уходят со стабильной и прибыльной работы ради занятий «для души», очень зависит от состояния экономики в целом. На этапе, когда людям надо просто выживать и находить хоть какой-нибудь доход, таких случаев немного, — комментирует HR-консультант, консультант по профориентации и личностному развитию Татьяна Путятина. — Когда же люди начинают нормально зарабатывать, у них появляются другие потребности. Сейчас мы живем в эру перепотребления. Если раньше главной ценностью была, например, недвижимость, то сейчас для молодых людей важнее получение нового опыта, путешествия и творчество в широком смысле этого слова. Поэтому такой отказ от стабильности в большей степени распространен в странах с развитой экономикой, где перепотребление действительно имеет место, — комментирует HR-консультант, консультант по профориентации и личностному развитию.

В основном это характерно для молодого поколения — людей до 35 лет. Однако возраст и сфера деятельности не являются решающими факторами.

— Чаще всего уход из офисной жизни связан с гиперчувствительностью к несвободе. Для некоторых людей благополучная офисная среда, в которой большинству вполне комфортно, превращается в искусственную жизнь, «золотую клетку». Это люди от природы более авантюрные, толерантные к неопределенности, склонные к риску. Такой склад характера обусловлен генами и, в меньшей степени, воспитанием.

Выйти в свободное плавание можно из любой сферы, но чаще и менее болезненно этот выход происходит там, где изначально есть свобода и деньги. В Беларуси, например, это IT.

— На смену деятельности чаще решаются люди «среднего звена». Топ-менеджерам сложнее уйти из «системы», так как они несут большую ответственность, которая сама по себе очень трансформирует человека. Однако если топ-менеджер все же решается на такой шаг, то, как правило, играет по-крупному и создает свой бизнес. Его навыки управленца и отличное понимание бизнеса очень помогают в этом деле.

Многие бросают работу, «потому что достало», но уходить с работы импульсивно в моменты выгорания — не лучший вариант. Это должно быть хорошо обдуманное и рациональное решение, чтобы потом не бежать в панике искать новую работу, еще хуже прежней. В таком случае лучше взять отпуск и как минимум 20 дней посвятить отдыху и «перезагрузке».

— Возможно, за это время вы сможете понять, чего вы на самом деле хотите: поменять компанию или только график работы, кардинально изменить сферу деятельности или создать свой бизнес, — говорит HR-консультант. — Лучше, чтобы у человека все-таки была определенная финансовая «подушка». Для некоторых людей будет неплохой встряской уйти вообще без денег, но их единицы. Материальная подстраховка должна быть, но не стоит загонять себя в ловушку «вот я накоплю и тогда уйду». Потому что всегда будет мало и вы не уйдете никогда. Не нужна «подушка» на несколько лет — достаточно, чтобы на эти деньги вы могли прожить несколько месяцев.

"Доходы упали в 1,5 раза". Как белорусы меняют престижную работу на дело "для души"

Фото: thaisabai.ru

Перед тем, как уйти со стабильной работы, важно осознать цену такой свободы. Не у каждого все складывается так позитивно, как у наших героев. Иногда у человека возникают проблемы с близкими, госаппаратом и самим собой.

— Это не всегда классно и легко. Каждый человек, который решается на это, должен понимать, что ему на неопределенное время придется прилично снизить свои расходы. В то же время повышается социальная ответственность. Когда ты работаешь в офисе, компания платит за тебя налоги и другие отчисления. Надо понимать, что это придется делать самому. Уйдя на фриланс, человек сталкивается с государством, непониманием друзей и близких — все эти последствия важно иметь в виду.

Сегодня, когда с каждым годом таких «свободолюбивых» сотрудников становится все больше, работодатели должны научиться работать с ними по-новому. Если компания не хочет потерять ценного работника, надо уметь договариваться.

— Я сталкивалась с примерами, когда люди хотели все бросить и уйти, но работодатели находили подход — давали им возможность работать полностью удаленно. Если вы видите, что у вас в команде есть очень ценный специалист, который не хочет работать на обычных условиях, то есть два варианта: отпустить его или проявить гибкость и дать возможность играть по нестандартным правилам. Это не всегда хорошая идея, так как порой под такого человека надо перекраивать весь рабочий процесс.

Новости по теме

Новости других СМИ