11 лет Муравьеву сквозь призму рекомендаций МВФ

Александр Заяц / TUT.BY

Александр Муравьев и Александр Лукашенко на «Мотовело». Фото: president.gov.by
В понедельник суд приговорил бизнесмена Александра Муравьева к одиннадцати годам колонии и конфисковал акции «Мотовело». Новость уже вызвала шквал разнообразных комментариев.

Бизнесмен Муравьев получил 11 лет колонии

В глазах многих экспертов и наблюдателей Муравьев за 10 лет почему-то превратился из «олигарха, которому за бесценок отдали мотовелозавод», в «честного инвестора, у которого отобрали мотовелозавод». Но никакого преобразования не произошло. Он не был ни олигархом, ни инвестором. А эта история на тему, которую, как мантру, повторяют заезжие лекторы из МВФ, Всемирного банка и ЕБРР. Должна проводиться понятная и прозрачная приватизация.

Давайте вспомним 2007 год. Малоизвестный ATEC Holding из Австрии (хотя всем было известно, что контролируется он братьями Муравьевыми) приобрел почти 100% акций ОАО «Мотовело» за 15,6 млрд рублей. При этом государство поставило условия: сохранить торговые марки «Аист» и «Минск» и специализацию предприятия, а также вложить в него не меньше 20 млн долларов за 5 лет и наладить выпуск 500 тысяч велосипедов и 30 тысяч мотоциклов в год. Кроме того, следовало погасить долги предприятия перед бюджетом (в том числе кредит на 18,3 млрд рублей).

"Муравьев разозлил Лукашенко – это вне сомнений"

На основании чего Муравьеву, которого позавчера обвинили в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов на фоне невыполнения условий приватизации, был продан мотовелозавод? Он был стратегическим инвестором и большим специалистом в этой сфере? Имел опыт продаж велосипедов и мотоциклов на новых рынках? Обладал новыми технологиями? Три раза — нет. Просто оказался в нужное время в нужном месте в компании нужных людей. Образно говоря, люди посмотрели друг другу в глаза и ударили по рукам. Да, был заключен договор, прописаны условия сделки, они выполнены в большинстве своем. КГК проводил проверку и не нашел нарушений, возразят адвокаты Муравьева. И в этой части, возможно, будут правы.

Но что мы имеем на выходе — «Мотовело» де-факто банкрот, банки тихо возмущаются (зависли долги под 70 млн долларов). Прямые иностранные инвестиции растворились, а остались обязательства по кредитам. Говорят, банкиры не очень хотели кредитовать мотовелозавод. Но была команда свыше, одобренная чиновниками среднего звена. Детальной проработки проекта не было, поскольку не принято оппонировать проекту, который понравился президенту.

Несколько лет назад договорились на интервью с Александром Муравьевым. Поговорили. Но в печать интервью так и не вышло. Почему? Вместо ответов на вопросы о выручке, прибыли и инвестициях бизнесмен стал читать лекцию про реструктуризацию большого комплекса, маркетинг и так далее. «А то, о чем вы спрашиваете, — не главное». Это показалось лукавством.

В принципе все бизнесмены не очень охотно говорят о своих финансах. Опасаются, что на них может покуситься государство. Либо просто «гоняют деньги», и всем подряд об этом рассказывать не стоит.

Суть предпринимательства — это извлечение прибыли. Властям это стоит признать и понять. Пока же в государевых умах перевернутая пирамида. Плати зарплату, налоги, не увольняй людей, дай на ледовый дворец… А все остальное (если останется) — тебе. Да, у каждого свои аппетиты и свое представление о размере прибыли. Но если бизнесмен будет сыт и доволен, то он будет платить зарплату персоналу, пополнять налогами бюджет, развиваться, помогать строить библиотеки, больницы или ледовые дворцы. В противном случае он будет обеспечивать себе достаток, а экономить на соцнагрузке, работниках, уклоняться от уплаты налогов и так далее. Именно с позиции «зачем это надо бизнесу» государство должно подходить при обсуждении новых проектов.

Зачем Муравьеву понадобился мотовелозавод? Говорят, эта тема ему была действительно интересна. Он был на коне со стеклозаводом «Елизово», был в фаворе. Но грянул один кризис, второй и все полетело в тартарары. Но есть также мнение, что очень привлекательным был участок на Партизанском проспекте. Сам бизнесмен не очень любил говорить на данную тему и открещивался от планов переноса (о закрытии не могло быть и речи!) мотовелозавода за город и застройки высвободившегося участка коммерческой (и жилой) недвижимостью (в ту пору эта сфера показывала впечатляющий рост).

Несколько лет назад Муравьев с помощью международных консультантов все же стал создавать технополис «Мотовело». Вывел смежные структуры мотовелозавода на аутсорсинг. Сделал ремонт на части убитых площадей и сдавал их в аренду. В этом не было ничего противозаконного на самом деле.

Кроме того, что не вписывалось в предыдущие договоренности. Но во многих странах бывшего соцлагеря считается нормальным явлением, когда гигантов промышленности не держат на плаву с помощью госдотаций, а закрывают. А освободившиеся площади переформатируют под нужды малого бизнеса. В Беларуси иная практика, а многие госзаводы до сих пор на плаву за счет сдачи офисов в аренду.

Так плавно мы подходим к тому вопросу, который обозначили в лиде. Беларусь все толкают на рыночные рельсы, уменьшение госсектора, расширение доли частного бизнеса. Но когда обычные люди смотрят на ТАКУЮ приватизацию, то, конечно, оправданно задаются вопросом — а оно нам надо? На самом деле — надо. Только проводить разгосударствление стоит по описанным и понятным практикам. Можно организовать конкурс (аукцион), провести оценку активов, привлечь консультантов, обозначить государственный интерес, выслушать предложения бизнеса — и найти точки соприкосновения, которые всех устроят. Но мы продолжаем идти своим путем. Доверяем только «проверенным людям». Понуждаем делать только то, что считаем правильным. Есть ли там экономический расчет — не важно. Надо так — и точка. С шутками-прибаутками подписываем договор. Закрепляем его на фуршете. Бизнес пытается выполнить взятые обязательства и не прогореть. Иногда лукавит и злит чиновников. А потом громко разводится под лязг наручников.

Что дадут 11 лет колонии Александру Муравьеву? Возможно, бизнесмен поскребет по сусекам и найдет какие-то ресурсы, чтобы откупиться. Иначе — закат карьеры. «Мотовело» в руках государства лучше заработает? Вряд ли. Другим бизнесменам будет наука? Сомнительно. Кто-то даже предпочтет сменить дислокацию и не повторить «опыт Баумгертнера», другие будут «давиться и продолжать есть кактусы» в надежде, что их минует доля сия. Без перекройки взаимоотношений государства и бизнеса мы обречены на повторение вышеописанных историй.

Новости по теме

Новости других СМИ