Минск отомстил нефтью за газ

Алексей Топалов, gazeta.ru

Президент Беларуси Александр Лукашенко и российский президент Владимир Путин в Минске, февраль 2015 года. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters
С 1 февраля вступают в силу новые тарифы на прокачку российской нефти через Беларусь. Их вполне можно назвать символом победы Минска в споре с Москвой, но транзит — лишь одна из граней осложнившихся в последнее время российско-белорусских отношений. Так, Беларусь до сих пор не оплатила долг за газ, при этом требуя снижения цены на него. Россия со своей стороны лишает Беларусь существенной части нефтяных поставок.

В Москве сообщили о фантастической задолженности Минска за газ

Со среды повышаются тарифы на транспортировку российской нефти через территорию Беларуси. Новые ставки (+7,7%) автоматически применяются в связи с тем, что Москва и Минск с прошлого года так и не смогли прийти к договоренности, которая бы устроила обе стороны.

Стоимость прокачки по магистральному нефтепроводу Унеча (Высокое) – Адамова Застава возрастет с 267,31 до 297,9 российского рубля за тонну (без НДС), а по маршруту Унеча (Высокое) – Броды — со 114,82 до 123,66 рубля за тонну.

В 2016 году Минск заявлял, что намерен повысить тариф вообще на 50%, но позднее отказался от этой идеи, выдвинув предложение о повышении на 20,5%.

Российская «Транснефть», в свою очередь, предложила повысить тариф на услуги ОАО «Полоцктранснефть Дружба» на 11,76%, а на услуги ОАО «Гомельтранснефть Дружба» — на 5,8%. По первому пункту Беларусь дала свое согласие, но по второму предложила рост на 7,7%.

Договориться сторонам так и не удалось, в результате чего была применена методика расчета, согласно которой стоимость транспортировки вырастает на прогнозный уровень среднегодовой инфляции плюс 3%, что в результате дало именно такой рост тарифа, на котором настаивала Белоруссия.

Причем если раньше Минск говорил, что новый тариф для «Гомельтранснефть Дружбы» будет установлен на срок до 31 марта 2017 года, то на прошлой неделе стало известно, что новые цены вводятся на весь год.

Об этом говорится в постановлении белорусского министерства антимонопольного регулирования и торговли. При этом постановление это было подписано 18 января — меньше чем через неделю после того, как «Транснефть» официально заявила, что поставки российской нефти в Беларусь в первом квартале 2017 года составят 4 млн, а не 4,5 млн тонн, как предполагалось ранее.

"Цена на газ — дело принципа для Лукашенко"

Спор из-за тарифов и желание России «наказать» Беларусь снижением поставок нефти являются отголоском куда более серьезного газового конфликта.

Газовый спор уходит корнями все в тот же 2016 год, когда Беларусь в одностороннем порядке решила, что цена в $132 за 1 тыс. кубометров является несправедливой, и оплачивала российское топливо из расчета $73 за 1 тыс. кубов. Собственно, именно тогда Россия и начала ограничивать объемы нефтяных поставок.

Вице-премьер России Аркадий Дворкович в субботу говорил, что долг белорусской стороны оценивается в $550 млн, но прогресс в переговорах об оплате газа по первоначальной формуле отсутствует.

«Аргументация не меняется, меняются варианты решения, но пока не нашли взаимоприемлемых. Но в любом случае мы настаиваем на оплате в полном объеме прошлого года по той формуле, которая была ранее», — сказал Дворкович. По его словам, переговоры продолжаются.

Кремлю не нравится самостоятельность Лукашенко

Белорусский политолог Александр Класковский, которого процитировала НСН, полагает, что Беларусь готовится к длительному противостоянию, так как для Минска вопрос газовых цен является принципиальным. Но при этом российско-белорусские отношения, по словам Класковского, носят непрозрачный характер, а потому сложно прогнозировать их развитие.

«Отношения у России с Беларусью сложные, и касается это не только энергоносителей», — комментирует первый вице-президент российского Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Макаркин отмечает, что белорусская экономика очень сильно зависит от России и альтернатив для Минска здесь нет, так как для Запада Александр Лукашенко никогда не будет «своим».

«Стороны сначала будут поднимать ставки в споре, но потом придут к компромиссу — до следующего раза», — говорит политолог.

Новости по теме

Новости других СМИ