"Лукашенко боится внутренних соперников в аппарате безопасности"

"Белсат"

Коллаж с сайта TUT.BY
Как Трамп может помочь руководителю Беларуси? Почему международная конъюнктура сейчас полезна для Путина? Поменял ли Лукашенко тактику? Чем опасна близость зятя Трампа, Джареда Кушнера, к президенту? Насколько сценарий военной игры «Гегемон» реалистичный?

Интервью Сергея Пелесы с Дэвидом Маккуэйдом, редактором портала «Геополитический разведывательный сервис» (Geopolitical intelligence services).

- Насколько для Москвы полезен такой кажется фантастический сценарий с пророссийским переворотом в Беларуси и эскалации ситуации вплоть до войны с НАТО? Или Кремлю более полезен сценарий, чтобы заставить Лукашенко быть более лояльным, каким он был до войны с Украиной?

- Мне кажется, что крайний сценарий очень маловероятен. Хотя нельзя сказать, что он полностью невозможен. Все зависит от того, и наши зрители об этом знают, все зависит от политической ситуации в России. Какие политические потребности будут у Владимира Путина, особенно перед президентскими выборами в 2018 году. Если он сочтет, что чтобы мобилизовать поддержку, нужно начать новый международный кризис, то возможно этот сценарий станет реальным. Поэтому я считаю, что не обязательно, что этот сценарий реальный по двум причинам: Во-первых, Путин уже имеет очень полезную международную конъюнктуру.

- Путин?

- Путин. У Путина есть благосклонного настроеного президента США. Он получит больше, просто пока будет ждать развития событий. Он может показать это своей аудитории в России, что он в состоянии быть человеком мира. Другое дело, что благодаря угрозам он может получить то, что хочет от Лукашенко, только угрозами, без нужды военной интервенции.

- Это интересная мысль, о которой вы говорите. Получается, что немного пророссийский Доналд Трамп может спасти Беларусь от наиболее драматического черного сценария?

- Например, говорят, что Трамп и некоторые круги в Соединенных штатах очень хотят достичь чего-то вроде большого компромисса. Большого, не знаю, может не разделения мира, но разделения определенных сфер влияния с Россией. Взамен того, что россияне сделают определенные уступки на Ближнем Востоке или перестанут поддерживать Иран, что является большой проблемой для США – Иран. А Соединенные Штаты, мы, потихоньку снижаем нашу поддержку для Украины. И будем нажимать на Киев, например, чтобы он больше учитывал российские интересы. И по-немногу, чтобы мы, конечно, признали принятие Крыма. Конечно, в этот момент это спекуляции. Проблема заключается в том, что мы об этом знаем, и позже об этом поговорим, что Дональда Трампа очень трудно предугадать, как президента. Мы не знаем, как он будет реагировать на различные неожиданные ситуации. И последняя вещь, которую я хочу сказать: почему немного нужно быть внимательным. Всегда тяжелейший момент для каждого президента США – это момент в начале каденции. Если он несведущий, неизвестно как он отреагирует, неизвестно сколько он знает. И это идеальный момент, чтобы его проверять. Так как Никита Хрущев в свое время сделал с молодым Джоном Кеннеди.

- О Дональде Трампе и его первой неделе мы поговорим через минуту. Но еще минутку я предлагаю остаться при тематике этой игры «Гегемон» и ситуации в нашем регионе. Беларусь поворачивается к Западу осторожно и медленно, медленно. Это вызывает определенную реакцию России. Вызвавшую недовольство, недружелюбную реакцию. Они чувствуют угрозу в Москве. Можете ли вы представить себе ситуацию, когда Лукашенко начинает играть, становится своим спортсменом, своим для поляков и американцев, начинает играть в команде Запада?

- Только если это будет в его собственных интересах. По моему мнению Лукашенко не поменял свою тактику. Он играет в то же годами. Он лавирует между Западом и Москвой. И это он делает сейчас. Теперь, когда давление идет со стороны Москвы, естественно, что он передвигается немного на Запад, чтобы там искать поддержки. Но конечно, что для него самое важное – это стабильность его собственной власти. И собственное выживание, поэтому если Владимир Путин сделает ему предложение, которую он не сможет отклонить, он может это предложение принять.

- Каким может быть это предложение?

- Я не знаю, но думаю, что у каждого зрителя в Беларуси догадки лучше, чем мои. Но думаю, что-то вроде: Саша, делай то, что я тебе скажу, и тогда я позволю, чтобы ты остался у власти в Минске.

Это очень логичное предложение. Еще один короткий вопрос о Лукашенко. Буквально на днях он удивил всех своим высказыванием, которое направил на внутренний рынок. Он сказал, что Украина борется за независимость Как вы думаете, почему именно сейчас Лукашенко говорит о борьбе украинцев за независимость? Или он сам в подобной ситуации?

Я думаю, что он чувствует себя неуверенным и особенно он боится своих внутренних противников, в своем аппарате безопасности, которых потенциально может поддержать Россия. Здесь он пробует подстраховать свои тылы. Чтобы дать понять тем, кто хочет его свергнуть, что они будут считаться предателями. Мне так кажется.

- Теперь о первой неделе Доналд Трампа и о том, что будет в последующие недели. Что было наиболее противоречивым в первой неделе правления Дональд Трампа?

- Очень трудно выбрать, так как очень большой список. Я бы сказал, что несколько моментов. Само инаугурационное выступление, в котором он ни слова не сказал на тему наших союзников. Это очень важная тема. Как Вы знаете, есть много тех, кто волнуется, что Трамп собирается разрушать наши союзы, например, НАТО. Это первый момент. Второй момент – несомненно немного болезненная гордыня и впечатлительность собственным достоинством. Вся эта афера с количеством зрителей его инаугурации, к которой он возвращается раз за разом, выступая перед работниками ЦРУ.

- Связано ли это с тем, что он может комплексовать, что за него на самом деле проголосовало меньше американцев, чем за Хиллари Клинтон?

- Все об этом говорит. Кстати обратите внимание, с первого дня его правления неофициальная информация от его ближайших сотрудников была такая, как в последние дни президентуры Никсона. Перед тем, как его заставили уйти в отставку. Об этом тоже стоит говорить. Уже люди из его окружения, с его команды анонимно говорят за спиной шефа. Не хорошо говорят о Трампе.

- Возвращаясь к наиболее противоречивым делам. Наибольшие эмоции, наибольшую реакцию вызвало подписание декрета о постройке стены на границе с Мексикой. Понимает ли он, что ссорится с ближайшим соседом? Ну, кроме Канады. Есть два соседа – Канада и Мексика. С одним уже поссорился, что дальше еще может сделать?

- Если не ошибаюсь, торговля с Мексикой больше, чем с Канадой. Я думаю, что здесь он как раз понимает, но поскольку это был центральный пункт его избирательной кампании здесь он чувствовал и был прав, что должен своим избирателям дать конкретные доказательства, что он намерен выполнить свои обещания. И он выполнит свои обещания, независимо от того, какой будет цена.

- Вы сказали о его окружении, о его команде. Мы видим на снимках, что вокруг него семья, это очень красиво. Но мы видим, что рядом с ним одним из ближайших сотрудников является его зять, муж его дочери Джаред Кушнер. Он очень молод. Как бы вы оценили близость его зятя президента. Нормально ли это для президента и американской политической культуры?

- Нет, это не нормально. Никогда не было такого президента. И никогда не было такой команды. Это следует из его характера. Он не имеет среди близких людей хороших друзей. Он доверяет только своей семье. И это создает определенную проблему для президента США, который должен опираться на большую команду, на большой аппарат, опытных работников. У него есть такие люди, но выглядит так, что он больше будет слушать именно своего зятя и дочь Иванку.

- Это хорошие советники, имеют ли они опыт в международной политике или нет?

- Ноль опыта. Они имеют опыт в международном бизнесе, но очень скромный опыт. Джаред Кушнер разбирается в недвижимости в Нью-Йорке, но это мужчина, которому тридцать с лишним лет. Он не имеет опыта в управлении страной и во внешней политике. По-моему это опасно в том смысле, что ему придется учиться профессии работая. И это увеличивает вероятность ошибок, особенно в начале.

- Последний вопрос. Появлялась информация о том, что свидание (ред. Трампа с Путиным) должно было состояться в стиле Горбачев и Рейган в Рейкъявике. Потом эту информацию опровергли. Как вы думаете, когда может произойти настоящее свидание Путина с Трампом?

- Я думаю, что относительно скоро. Но Трамп должен быть осторожным и я думаю, что его советники говорят ему, чтобы так быстро с Путиным не встречаться. Ведь за ним тянутся хвостом манипуляции КГБ… простите, ФСБ в американских выборах. Поэтому здесь ему нужно быть немного осторожным.

- Спасибо за беседу.

- Я тоже вам благодарен.

Видеоверсия беседы в программе «Прасвет»:

Новости по теме

Новости других СМИ