Алексей Венедиктов: Лукашенко бежит спиной на Запад


Алексей Венедиктов
Лукашенко понимает, что Беларусь может быть поглощена Россией в экономическом, а потом и в политическом смысле. Поэтому все последние действия Лукашенко были "бегством спиной на Запад", заявил главред "Эха Москвы" Алексей Венедиктов, комментируя введение Россией погранзоны на границе с Беларусью.

В эфире "Эха Москвы" главный редактор Алексей Венедиктов и ведущие Александр Плющев и Татьяна Фельгенгауэр обсудили тему введения пограничной зоны на границе с Беларусью.

А.Плющев: Накануне вечером пришли сообщения о том, что будет вновь возведена граница, приграничные пункты между Россией и Беларусью, которых сейчас, как известно, нет. Теперь же будут оборудованы полноценные пограничные посты. Мы решили спросить особое мнение Алексея Венедиктова на этот счет. Что за этим всем стоит: это только ответ на визовые меры Александра Лукашенко, недавно принятые или это процесс более глобальный?

А.Венедиктов: Если говорить о конкретных вещах, надо напомнить, что граница со стороны Беларуси была объявлена в сентябре 14-го года. Это было связано с событиями в Украине и со знаменитыми «белорусскими устрицами». На самом деле указ Лукашенко об оформлении пограничной зоны на границах с Россией был принят в сентябре 14-го года.

А.Плющев: Но реально ее до сих пор нет.

А.Венедиктов: Реально ее не было. Это была демонстрация, что вот мы все понимаем. На самом деле, надо представлять себе, что если Владимир Владимирович считает, что россияне и украинцы один народ, то уж россияне и белорусы – это точно один народ. Это означает, что Лукашенко понимает, что Беларусь может быть поглощена Россией в экономическом смысле, а потом и в политическом смысле. Собственно, союзное государство было такое.

Последние действия Александра Лукашенко после того, как Россия продемонстрировала, что она стремится к собиранию земель, это было, наоборот, такое бегство спиной на Запад. То есть, глядя пристально в глаза президента Путина и кивая ему, тем не менее, движение назад. Доказательства суверенности Беларуси как состоявшегося государства – вот это была задача Лукашенко. И все опросы в Беларуси показывают, что абсолютное большинство белорусского народа считает, что у них есть свое государство.

В этой связи, видимо, существуют какие-то дополнительные угрозы, о которых мы не знаем, которые применяет Россия, прежде всего, в энергетической сфере – там цены. Известно, что экономика Беларуси держится в основном на том, что мы субсидируем цены и что Беларусь является страной-транзитером.

И вот сегодня, по-моему, было объявлено, что в первой половине февраля б ет встреча президентов России и Беларуси, которая будет посвящена урегулированию энергетических вопросов, не пограничных. Союзное государство — какая граница, вы о чем? Но это не чисто экономическая история. Это история о превращении Беларуси в часть большого союзного государства, которое, естественно является государством Российской Федерации. Очевидно.

Т.Фельгенгауэр: То есть в итоге, значит, Александр Лукашенко, про которого всегда говорили, что он просто потрясающе умудряется сидеть на двух стульях, он все-таки решился от одного стула, — видимо, нашего (российского - прим. БП) – отказаться.

А.Венедиктов: Я думаю, что просто наш стул начал превращаться в кресло, в которое он начал проваливаться. А он хочет продолжать сидеть на двух стульях. И не повторить историю с Украиной и с Востоком Украины и так далее. Тем более, что у России есть интересы: там стоят наши войска. Это союзное государство не только в декларации. Оно было, прежде всего, союзным — именно связано с границей, с пересечением границы, с документами.

Это и транзит продуктов, это транзит, в том числе, санкционных продуктов. Это, вообще, такая дыра, через которую… скажем, все знают, что во многом российское оружие, которое уходило в зоны конфликтов, продавалось нашими генералами, особенно в 90-х годах, через Беларусь.

А.Плющев: И наши депутаты утекали через Беларусь.

Т.Фельгенгауэр: Надо покинуть Российскую Федерацию, если есть какие-то проблемы — езжай через Беларусь. Все бегут через вот эту замечательную дыру.

А.Венедиктов: Еще раз только напомню, что все-таки инициатором хотя и техническим был Лукашенко по установлению границы в сентябре 14-го, указ его. Хотя ничего сделано не было, но было предусмотрено. А у нас будет под это финансирование. Это, может быть, тоже связано с тем, что, действительно – мы просто это не хорошо знаем – что многие люди уходили через Беларусь, которые и политически и экономически преследовались. Это с нашей стороны.

А с их стороны, со стороны руководства Беларусь — они чувствуют, мне кажется, очень серьезную угрозу своей независимости. Войска стоят, экономика зависит, энергоноситель не идет ни на какие переговоры. Ну вот, демонстрируют такое желание повернуться, повторяю, лицом к России, но пятясь к Западу.

А.Плющев: Мало того, что войска стоят, там еще периодически проходят учения. Я несколько недель уже читаю опасения о предстоящих в сентябре учениях Запад-2017. Как опасаются в Беларуси и в блогах и политологи разной степени оппозиционности и другие, что войска придут и далеко не все уйдут.

А.Венедиктов: Да. Ну, «балтийская угроза» так называемая. Балтийско-польская угроза якобы. Все наоборот, на самом деле. Еще раз повторяю, что, конечно, Лукашенко чрезвычайно хитрый человек и его беспокоит такая политика России на собирание земель. Абсолютно уверен, хотя Путин этого никогда не говорил, но если спросить, скажет, что белорусский народ – это один народ, так же, как с Украиной. И следствием этого являются некие политические выводы.

Поэтому некая демонстрация, связанная с переговорами с Западом, с визовыми, безвизовыми штуками — это все может быть.

А.Плющев: Хорошо. Но если такое противостояние, такое поглощение будет развиваться, может ли Лукашенко рассчитывать на поддержку Запада?

А.Венедиктов: Я думаю, что в той же степени, в которой Порошенко может рассчитывать на поддержку Запада, не на военную.

А.Плющев: Порошенко – демократически избранный президент против Лукашенко, некогда «последнего диктатора Европы»

А.Венедиктов: Все на одной линии. Я напомню, что, тем не менее, Лукашенко признается президентом… И, соответственно, он авторитарный диктатор, но он избранный президент, с которым… или с его окружением разговаривают, и послы существуют в этих странах, назначенные Лукашенко. Послушайте, политика штука такая… гибкая. И в данном случае, нужно ли сдерживать Беларусь для Запада? Нет. Нужно ли сдерживать Россию для Запада? Да. Поэтому, если Беларусь является инструментом для сдерживания, а для России – инструментом в продвижении на Запад – учения, размещение ударных комплексов наших – ну, да.

А.Плющев: Хорошо, а что вы думаете по поводу того, зачем Лукашенко разрешил безвизовый въезд гражданам огромного количество стран? Ведь было очевидно, что Россия теперь имеет формальный повод для того, чтобы закрыть границы?

А.Венедиктов: Да, совершенно верно. Но Лукашенко абсолютно все равно, что там приехавший без визы швейцарец затем-то пересечет белорусско-русскую границу…

А.Плющев: Ему – да.

А.Венедиктов: Так он сделал безвизовый – для своей страны, грубо говоря. И поэтому, во-первых, нужны деньги, нужна валюта. Во-вторых, нужна демонстрация или во-первых, нужна демонстрация, что «мы – как вы». Я вообще, удивляюсь, почему Владимир Владимирович у нас еще не сделал безвизовый въезд, скажем, для стран Евросоюза. Я знаю людей, которые советовали ему это сделать, не дожидаясь ответной истории. Ну, пусть они въезжают. Шпионы и так въедут, как показывают события вокруг «Шалтая-Болтая». Шпионы вообще даже въезжать не должны.

А.Плющев: У них гражданство.

А.Венедиктов: У них гражданство, да. Но нет, у нас вот обязательно симметричный ответ: пусть они дадут безвизовый… и так далее. На этом все буксовало, собственно говоря. Лукашенко, он человек, который понимает, что в современном информационном мире очень важны сигналы, не только поступки, но сигналы: «Мы даем вам сигналы: мы европейская страна, у нас два кандидата избраны от радикальной оппозиции в парламент, никто их не сажает; вот он я, и мой сын Коля не будет баллотироваться в президенты в следующий раз», — говорит он. И Коля не собирается

А.Плющев: А насколько Москва может экономически задавить Беларусь?

А.Венедиктов: Экономически – можно делать отдельную передачу, потому что стабильность экономики Беларуси (а она стабильная) зиждется, безусловно, на тех бонусах и тех льготах, скидках в первую очередь, которые Беларусь представляет за энергоносители Россия.

Новости по теме

Новости других СМИ