Джерри-Лукашенко против Тома-Путина и национальная идея

Юрий Дракохруст, TUT.BY

Юрий Дракохруст. Фото: TUT.BY
Выступление президента было столь же ярким, сколь и долгим. Россыпь афоризмов, вал эмоций, фехтование с оппонентами (правда, не из «пятой колонны», но не будем придираться) — словом, почти как в дни, когда Александр Лукашенко «ребенком стал президентом».

И вопросы, которые задают белорусы себе и власти, в общем-то в большинстве прозвучали. Но вместо вечного вопроса «что делать» президент отвечал, как правило, на тоже важный, но другой вопрос — «кто виноват».

Особенно ярко это проявилось, когда Лукашенко излагал свое видение текущего непростого состояния отношений с Россией. Некоторые ожидали, что будет торжественно объявлено о некоем кардинальном, судьбоносном повороте в отношениях с восточным соседом-союзником.

Решение России о создании пограничных зон, информационные вбросы о намерении Беларуси выйти из ОДКБ и ЕАЭС подогревали эти ожидания.
Но и кроме сенсаций вполне хватало и общего контекста двусторонних отношений для тревог и раздумий.

И что же было сказано? Что шеф ФСБ Бортников самовольно создал эти самые погранзоны в нарушение союзных договоренностей, что вице-премьер РФ Дворкович (неназванный) вешает на Беларусь несправедливый долг за газ, что «Газпром» тянет свои олигархические лапы к кошельку белорусов. Ну, а глава Россельхознадзора Данкверт — вообще исчадье и место ему в белорусской тюрьме.

При этом диалоги Лукашенко с Путиным в изложении белорусского президента напоминали диснеевский мультик «Том и Джерри», где роль недотепы Тома, вечно побиваемого удальцом Джерри, исполнял хозяин Кремля.

Словом, московский царь бояр своих распустил, творят, что хотят, государевой воли в России нет, есть только корыстные интересы больших и малых чиновников.

Особенный контраст с заявлениями Лукашенко, что все действия белорусского министра иностранных дел Владимира Макея — это действия президента и внешняя политика Беларуси — это внешняя политика президента.

А может и действия того же Данкверта — тоже политика президента, только российского? Если так, то кого же тогда следует сажать?
Рассказы о хорошем Путине, плохих российских олигархах и жадном «Газпроме» неплохо шли на публику в нулевых годах. На белорусскую, да и на российскую тоже. Даже еще в 2010 году шли.

А вот после Крыма … Совсем не факт, что подобные объяснения так уж убедительны для россиян. Во-первых, откуда они об этом узнают, теперешнее российское телевидение сильно не похоже на то, которое было в нулевые. А, во-вторых, а откуда следует, что россияне поверят в образ слабака в Кремле, которым их потчует Лукашенко? Это те пресловутые 86% поверят? Ну, блажен, кто верует.

Но интереснее — а как насчет белорусов? Возможно, они даже поверят в рассказы о самоуправцах Бортникове, Дворковиче и злодее Данкверте.

Но газовый конфликт тянется уже больше года, нефтяной — больше полугода, скандал с неприездом Лукашенко на саммиты ЕАЭС и ОДКБ — недавний, но не разрешенный до сих пор. А тут еще и граница на замке. Ну пока не на замке. Но к тому идет.

Хорошо, предположим, русский царь — слабак, бояре его своевольничают. Пусть так и есть. И какие практические выводы следует из этого? И что будет дальше?

Было сказано, чего не будет. Беларусь не будет выходить ни из каких интеграционных образований с Россией, Беларусь примет в этом году совместные учения с российскими войсками, эти учения никакой опасности для Беларуси в себе не заключают. По крайней мере последнее бесспорно отрадно. Остальное — кому как, есть разные мнения.

Но заявление, что Беларусь останется во всех интеграционных образованиях, никак не отвечает на вопрос, а как же в них будут дальше идти дела. И ответа так и не прозвучало за все семь с половиной часов выступления Александра Лукашенко.

В связи с этим интересен ответ президента на вопрос о национальной идее. По поводу идеи он посетовал, что за столько лет она по существу так и не далась, точно клад, ее многочисленным изобретателям.

И дело не в том, что нет гладких и пустых формул, вроде предложенных обозревателем БТ в его вопросе.

«Не нашли пока такого, чтобы эта идея ударила всех по мозгам и по сердцу. Я тоже пока не могу ничего предложить, и пока живем, как живем, без этой идеи. Ее нет», — сказал Лукашенко.

Удачная формулировка критерия. И, наверно, можно согласиться — есть идеи, которые «ударяют по мозгам и по сердцу» многих белорусов, есть идеи, которые по существу вообще никого ни по чему не «ударяют». Ну и есть сам Лукашенко с его ораторским искуством, волевыми качествами, авторитаризмом и многим другим. Но идеей он не является по определению.

Желание обзавестись подобной идеей — отнюдь не досужие мечтания. Вот тот же конфликт, точнее, гроздь конфликтов с Россией. А может и не стоит задираться с ней — ну заплатим подороже за газ, ну отменим этот безвиз, ну полюбим ДНР. Говорится же вроде — один народ. Совсем-совсем один, правда?

Или наоборот — да закрыться от этой России, да подальше от союзов с ней, мы — европейцы. Или так — мы не согнемся, не склоним голову. Да, а почему перед Москвой и не склонить?

Оба варианты — идейные. Исходящие из противоположных идей, но именно идей.

А что взамен? А семь с половиной часов «большого разговора». В практическом плане — привычка к тому, что Лукашенко как-нибудь выкрутится, придумает что-то, договорится как-то. А кроме Лукашенко? А если не выкрутится, не придумает, не договорится?

Тогда что «ударит всех»? Нет, сказать-то легко, что мы если и не один народ, то близкие россиянам, но в то же время и Европе не чужие. Что мы за все хорошее. Милое дело. Ну да — и одно правда, и другое правда, а как сделать из этого содержательный сплав? Чтобы «ударял всех». В пределе — чтобы при необходимости умирать и убивать за это.

Ну, а нет этого сплава, в обществе нет, так может поэтому ответом Лукашенко на вопрос об отношениях с Россией и стал увлекательный сюжет диснеевского мультика, разыгранный на фоне кремлевских башен.


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Новости по теме

Новости других СМИ