Алесь Логвинец: "Кремль может устроить Лукашенко переворот"

Александр Куриленко, online.ua

Алесь Логвинец
О сбое в нынешней модели отношений Владимира Путина и Александра Лукашенко и угрозе организованного Кремлем переворота в Беларуси говорит белорусский политолог Алесь Логвинец.

— Как объяснить кризис вокруг поставок нефти, другие действия РФ против Беларуси и, конечно, эмоциональный тон последнего выступления Александра Лукашенко, в котором он резко раскритиковал Россию?

— Мы наблюдаем кризис модели отношений, которые Лукашенко выстроил с Москвой. Этот кризис должен был произойти. Такая модель отношений была выгодна лично Лукашенко и очень крепко привязывала Беларусь к РФ.

Глава Беларуси надеялся и дальше получать дешевую российскую нефть и газ. Однако РФ, начиная с первой газовой войны 2006 года, отказывается просто так платить за поддержку режима Лукашенко.

Например, в прошлом году остро стоял вопрос о размещении российской авиабазы в Беларуси. Лукашенко боится увеличения присутствия РФ в Беларуси, потому что тогда у Кремля будет больше возможностей поставить еще более лояльного клиента в Минске.

Заявление Лукашенко о том, что Беларусь будет подавать в суд в связи с вопросом о недопоставках нефти, и угроза насчет уголовного дела против руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта — это весьма симптоматично.

Лукашенко пытается обратиться к каким-то правовым механизмам, когда договоренности между ним и Путиным политические: дай на дай! Видим, что цена, которую предлагает Лукашенко, пока что неприемлема для Кремля. Так же условия, которые ставит Россия, — неприемлемы для Лукашенко.

— Как долго это может продлиться?

— Сложный вопрос. Мы знаем о военных учениях "Запад -2017". Есть разъяснение Минобороны РФ, которое говорит, что готовится 4000 вагонов: 2000 в одну сторону и 2000 в другую сторону, которые будут перевозить российские войска и вооружение. Есть опасность, что эти войска останутся в Беларуси. Ситуация очень неоднозначная.

С другой стороны, Беларуси давно надо было строить отношения с РФ на основе рыночных принципов и максимально сокращать энергетическую зависимость, потому что нефть и газ стали оружием Кремля для получения политических дивидендов.

Заявления Лукашенко — это, в определенной мере, что-то новое. Человек, который в 1994 году говорил, что он готов на коленях идти в Россию, в 2017-м говорит, что свобода и суверенитет — более ценная вещь, чем нефть и газ. Это очень интересно. Это идет вразрез с мнением его электората, но мы имеем новую ситуацию.

— Как это может отразиться на внутриполитической ситуации?

— Режим все равно репрессирует оппозицию и гражданское общество. Режим продолжает давить частный сектор экономики. Хотя — для политической игры с Западом — могут сделать очередные косметические изменения избирательного законодательства. Сделают полшага вперед, а потом два назад или в сторону. Ситуация радикально не изменится, но это будут подавать как движение вперед.

Режим уже посылает сигналы, что на местных выборах в следующем году он может позволить некоторому числу оппозиционеров стать депутатами. Это уже тактика манипулятивного авторитаризма, которую в свое время использовал Слободан Милошевич. Для Лукашенко это что-то новое, посмотрим, как долго он сможет в это играть.

Относительно конфликта с РФ, то, на мой взгляд, Путин и Лукашенко сейчас вынуждены договариваться. Я не думаю, что ситуация дойдет до открытого конфликта. Пока что все на уровне вербальных уколов.

— Например?

— Сразу после заявления об уголовном деле против российского чиновника РФ запретила ввоз говядины из Минской области, обвиняя белорусскую сторону в реэкспорте украинского мяса. Это взаимные удары.

Обострение на Донбассе, а Москва не могла не приложить к этому руку, оставляет для Лукашенко поле для маневра. Он боится России, но и для Кремля будет трудно вести одновременно войну и против Украины, и против Беларуси.

— Не возникает ли момент для белорусской оппозиции, когда она может использовать новые налоги, такие как налог "на тунеядцев", чтобы улучшить свои позиции?

— Напряженность и недовольство в обществе есть. Экономическое напряжение острое. Проблема в том, что не видно выхода из кризиса. Единственное, что может улучшить ситуацию на определенный момент, — очередной крупный кредит. Но это только для удержания ситуации.

Налог на социальных иждивенцев, другими словами — "тунеядцев", надо заплатить до 20 февраля. Лукашенко сказал, что пока отменять его не будут. Это пункт, который будоражит общество, но и сегментизирует его одновременно.

Не думаю, что такой налог мобилизует большинство. Протестовать будет меньшинство, которое не получит массовой поддержки. Хотя, конечно, такое решение антиконституционно.

Экономическая ситуация ухудшается. У нас два года не было экономического роста. Даже в Украине был рост.

— Полтора процента, но это после падения в 2014 и 2015 годах.

— Напомню, мы не ведем войну, находимся между ЕС и РФ. Это показывает, что экономическая модель Лукашенко не работает. Крупные предприятия требуют инвестиций, значительная их часть содержится только для того, чтобы была работа у людей.

Лукашенко построил систему, когда рентабельные предприятия удерживают на плаву убыточные предприятия. Лукашенко не может политически согласиться на реструктуризацию и приватизацию, потому необходимы увольнения.

В то же время это значит, что никаких инвестиций не будет. Так или иначе, людей увольняют или переводят на неполный рабочий день. Можно сказать, что общество застыло, оно не уверено в своих силах, выключено из процесса принятия решений. Но ситуация весьма непредсказуемая.

— Какое отношение в белорусском обществе к наращиванию военного присутствия России в Беларуси?

— Белорусское общество поделено. С одной стороны, есть серьезное влияние российских СМИ, довольно заметная часть белорусов воспринимает себя частью "русского мира", возможно, не полной, но они смотрят на независимость Беларуси глазами России.

С другой стороны, даже в самом режиме есть так называемые "державники", которые говорят о важности независимости. Лукашенко недавно сказал, что "братская Украина воюет за свою независимость" — это показывает состояние его мышления. Всем понятно против кого Украина воюет за независимость.

Здесь Лукашенко верен своей двойной игре: он и Москве говорит: я же ваш, и высказывается комплиментарно относительно Украины и ее независимости. Это новая ситуация. Раньше он не мог себе позволить такие высказывания в отношении РФ.

Понятно, что Лукашенко не готов выйти из Евразийского союза и перейти к формату свободной экономической зоны с РФ, строить гражданское общество и реформировать государство.

Россия будет пытаться влиять на Беларусь через создание большего количества клиентов, создавать альтернативу Лукашенко. Думаю, Россия имеет большое влияние на силовые структуры Беларуси.

У России есть вариант появления условного Сидорского (премьер-министр Беларуси в 2003-2010 годах), бывшего премьера, который скажет: вот, я договорился с РФ о цене на нефть и газ, поэтому поддержите меня, потому что нынешний руководитель на это уже не способен! Думаю, что этим запугивают Лукашенко. До конца трудно понять действия россиян.

— Но Кремль может организовать переворот?

— Да. Это в их силах — сделать переворот. Нужно ли это им сейчас? Вопрос сложный. В обществе есть напряженность, а часть белорусов считает, что Путин — лучший вариант, чем Лукашенко.

Есть часть, которая считает, что независимость, так или иначе, надо отстаивать и идти путем цивилизованных стран, потому что Россия не заинтересована в реформировании, в модернизации Беларуси. Нереформированная Беларусь привязана к российскому рынку и энергоресурсам.

Доступ к российскому рынку и энергоносители — это рычаги, которыми Кремль постоянно пытается выбить из Минска политические уступки. В конечном счете, уступки ведут к потере суверенитета.

Не зря Жириновский заявил, а он говорит то, что не всегда удобно говорить Путину и министрам, что если вы хотите газ и нефть по внутренним ценам, то присоединяйте шесть регионов к РФ, то есть к Российской империи.

— Александр Лукашенко часто противопоставляет ситуации в Украине и Беларуси как антипример и пример. Насколько стабильным будет новый режим в Беларуси, если убрать самого Лукашенко?

— Я думаю, что экономически Беларуси будет сложно выжить. Политически это будет вызовом, потому что политическая система построена исключительно под Лукашенко и вокруг него.

Россия попробует насадить свою модель: олигархизация секторов экономики, а это большая зависимость от Кремля, станет качественнее пропаганда, которая будет влиять на людей. Понятно, что Кремлю не до модернизации и не до того, чтобы власть в РФ и Беларуси была более открытой и гуманной к своим гражданам.

Лукашенко сдерживает разрыв в доходах. Без него это никто удерживать не будет. Хотя у нас и сейчас проблемы в сфере образования и здравоохранения. Поэтому экономически и политически российский контроль над Беларусью не решит проблему в среднесрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе можно удержать ситуацию, вбросить в Беларусь 5-7 млрд долларов, но это будет словно еще один укол наркотически зависимому человеку. Это не приведет к выздоровлению.

Беларуси необходимы экономические реформы, национальный консенсус относительно политических правил и цивилизованная дискуссия вокруг будущего страны. Конечно, на основе незыблемости суверенитета и территориальной целостности Беларуси.

Новости по теме

Новости других СМИ