Выплаты по долгам полностью “вычистят” все закрома Нацбанка с золотом - и даже этого не хватит

Максим Равский, БДГ

Фото: profi-forex.org
Без свежего притока валюты (извне и/или заимствования внутри страны) один только запланированный, на 12 месяцев вперед уже расписанный чистый отток иностранной валюты способен полностью “вычистить” закрома Национального Банка, с золотом, и даже этого не хватит.

В январе 2017-го в сумму заранее установленных, уже запланированных и расписанных чистых затрат активов в иностранной валюте – предстоящих расходований ЗВР и прочей валютной ликвидности на обслуживание внешнего и внутреннего государственного долга и по другим операциям, требующих расхода иностранной валюты - влился период с большими выплатами: если месяц назад их суммарный, по срокам выплат от 1-го до 12-ти месяцев, объем был $4,796 млрд, то сейчас - $5,986 млрд. Рост – на $1,190 млрд.

Одновременно самих же резервных активов и ликвидности Республики Беларусь в иностранной валюте стало за месяц больше лишь на $32 млн. А сумма их на конец января 2017-го - $5,376 млрд – на 9,7% меньше суммы предстоящих в течение 12-ти месяцев заранее установленных их затрат, хотя месяц назад активов было больше расписанных на год вперед расходований этих активов на 12,1%, то есть ситуация сильно ухудшилась.

Нетрудно посчитать что этот влившийся период – январь 2018-го: разница в $+1,190 млрд между прежним 12-месячным предстоящим периодом выплат «январь-декабрь 2017-го» (календарный 2017-й) и новым («февраль 2017-го – январь 2018-го») – как раз за счет входа января 2018-го и выхода января 2017-го.

С учетом же потенциально возможных (“обусловленных”) выплат – валютных расходов в ближайшие 12 месяцев может быть больше, чем есть сейчас, на конец января 2017-го, резервных активов, на 30,8%.

Таким образом, без свежего притока валюты (извне и/или заимствования внутри страны) один только запланированный, на 12 месяцев вперед уже расписанный чистый отток иностранной валюты способен полностью “вычистить” закрома Национального Банка, с золотом, и даже этого не хватит.

Хотя в период “конец 2014-го - середина 2016-го” было еще хуже: тогда достаточность резервных активов была еще более минусовой: резервов был меньше, чем заранее установленных на 2016-й их затрат на 30-40%. А в сравнении с другими соседними государствами ситуация в Беларуси – самая плохая.


Сколько резервов в закромах Национального банка?

На конец января 2017-го года объем международных резервных активов и ликвидности в иностранной валюте Беларуси, составил $5,408 млрд (в т.ч. официальных резервных активов, ЗВР, $4,985 млрд. других резервных активов в иностранной валюте, не включенных в резервные активы - $423 млн). За месяц они увеличились на $32 млн (ЗВР выросли на $58 млн, но другие резервы снизились на $26 млн).

Максимальный объем иностранных активов был в 1-й половине 2012-го ($11,639 млрд в конце марта, исторический пик), и образовался благодаря продаже в конце 2011-го Газпрому оставшейся половины Белтрансгаза, возвращению валюты в банковскую систему после ее вывода в кризис 2011-го (большим притоком валюты от населения на срочные депозиты в 2012-м из-за девальвационных страхов, связанных все с тем же 2011-м), а также значительным валютным заработкам от действия «растворительно-смазочных» схем при экспорте нефтепродуктов, действовавших по июль 2012-го.

С тех пор, с июля 2012-го, пошла обратная динамика: объем иностранных активов начал сокращаться, и в января 2015-го они снизились до $4,350 млрд: за 3,5 года было «проедено» более $7 млрд. При том, что все эти годы Беларусь имела значительные ценовые преференции от России по цене природного газа и нефти и по доступу на российский рынок.

С момента достижения «дна» в январе 2015-го объем международной ликвидности Беларуси вырос за 2 года (к отчетному моменту) на $1,058 млрд. Этому способствовали девальвация Br-рубля, снявшая напряжение на валютном рынке, внутренние заимствования в иностранной валюте, внешние заимствования (в том числе кредит Евразийского Фонда стабилизации и развития).


Сколько предстоит Беларуси выплатить по инвалютным обязательствам?

Заранее установленных, то есть уже расписанных, чистых затрат иностранной валюты (запланированных ее расходов за минусом запланированного притока инвалюты по кредитам, депозитам и обязательствам по ценным бумагам) в течение следующих 12-ти месяцев предстоит на $5,986 млрд, в том числе в ближайшем месяце - $389 млн, от 1-го месяца до 3-х - $947 млн, и от 3-х до 12-ти месяцев - $4,650 млрд - по состоянию на конец января 2017-го.

Кроме того, потенциально возможных, зависящих от развития ситуации, внешних событий, потому не запланированных, а которые просто могут быть («обусловленных») чистых затрат резервов в течение года прогнозируется на $1,089 млрд. Из этой суммы возможен чистый отток $594 млн уже в феврале, через 1-3 месяца - $42 млн, от 3-х до 12-и месяцев - $453 млн.

Суммарных, заранее установленных и потенциально возможных затрат резервов в иностранной валюте в течение 1-го месяца ожидается $983 млн, в период позже 1-го, но до 3-х месяцев - $989 млн , позже 3-х, но до 12-ти месяцев - $5,103 млрд. То есть всего на срок до 12-ти месяцев ожидаются суммарные (заранее установленные и возможные) затраты активов в иностранной валюте на $7,075 млрд.

Рост объема предстоящих затрат резервных активов с предыдущего месяца хорошо виден на диаграмме.

Хотя с начала 2015-го года была тенденция на сокращение суммы предстоящих в течение следующих 12-ти месяцев затрат иностранной валюты: в конце 2015-го - начале 2016-го суммарных (запланированных и потенциально возможных) было под $8 млрд – государство постепенно рассчитывалось по текущим обязательствам.

Но постоянное внешнее и внутреннее инвалютное заимствование дало о себе знать: объем предстоящих выплат резко увеличился.

Максимальными они были в начале 2015-го: пиковое значение суммарных (суммарно запланированных и потенциально возможных) предстоящих в течение следующих 12-ти месяцев затрат иностранной валюты на конец февраля 2015-го было на сумму $8,810 млрд. Тогда же был и максимум запланированных, заранее установленных затрат - $6,363 млрд.


Насколько хватает резервов для выплат по инвалютным обязательствам?

Итак, в ближайшие 12 месяцев предстоят чистые (отток минус приток) выплаты на $5,986 млрд, а возможно - и до $7,075 млрд, при объеме имеющихся на конец января 2017-го международных резервов, золота и прочей ликвидности в иностранной валюте в сумме $5,408 млрд.

То есть резервных активов сейчас меньше объема уже заранее установленного, расписанного чистого расходования этих самых активов лишь на 9,7%, а с учетом потенциально возможных затрат – на 23,6%.

Месяц назад было, соответственно, на 12,1% больше и на 6,9% меньше – за месяц ситуация сильно ухудшилась.

Превышение всех, с учетом возможных, затрат активов над суммой самих активов впервые появилось в 2014-м году. Раньше активов было в разы больше, чем предстоящих их чистых затрат: выплат по займам, ценным бумагам и прочим обязательствам в иностранной валюте тогда был небольшой, ведь значительных долгов страна тогда еще не набрала.


Как обстоят дела с достаточностью резервных активов в других странах?

Ситуация в Беларуси с обслуживанием внешних и внутренних инвалютных обязательств намного хуже даже, чем в Украине, , где объем имеющихся в наличии международных резервных активов и ликвидности в иностранной валюте ($15,631 млрд на конец декабря 2016-го) превышает сумму заранее установленных и потенциально возможных их затрат в течение ближайших 12-ти месяцев ($2,922 млрд) в 5,35 раз.

Правда, год назад Украина подошла к дефолту - невозможности выплат по своим внешним обязательствам: в конце октября 2015-го объем предстоящих в ближайшие 12 месяцев затрат международной ликвидности составлял $18,105 млрд, в том числе в течение месяца – более $13 млрд, при том, что этой самой ликвидности было только $12,962 млрд.

Соотношение активов к предстоящим их затратам в течение 12 месяцев тогда упало до уровня Беларуси на тот момент. Однако именно по срокам до 1 месяца, то есть ближайшие предстоящие выплаты, были для Украины не подъемными.

Кредиторы пошли на реструктуризацию долгов Украины и оттягивание их выплат на более долгий период, что видно на динамике отношения объема иностранных активов к объему их предстоящих затрат в течение 12-ти месяцев.

В дальнейшем объем иностранных активов Украины увеличивался при одновременном сокращении выплат по долгам в иностранной валюте, и в ближайшие 12 месяцев там нет никаких опасений дефолта. Когда как Беларусь уже несколько лет находится «на грани».

В Польше объем валютных резервов ($114,392 млрд) превышает объем запланированных на 2017-й чистых затрат этих резервов ($24,791 млрд) в 4,6 раз; в Грузии резервные активы ($2,757 млрд) больше заранее установленных на год вперед чистых их затрат ($1,301 млрд) в 2,1 раз; в Молдове международных резервов и другой инвалютной ликвидности – $2,126 млрд, а предстоящих чистых их расходований в течение 12-и месяцев - $434 млн, то есть больше в 4,9 раз. (Польша и Грузия – на конец декабря, Молдова – на конец ноября 2016-го).

Новости по теме

Новости других СМИ