Лучшее, что сегодня могут сделать власти, – это оставить в покое людей, которых назвали "тунеядцами"

Константин Скуратович, nmnby.eu

Фото: TUT.BY
Декрет №3, по факту вводя в Беларуси всеобщую трудовую повинность, исходит из превратного представления о том, что экономика страны является трудодефицитной. Она будто бы страдает от недостатка кадров, которые могли подтолкнуть экономику к ускоренному развитию на благо государства и его граждан.

На самом деле это не так. Кадрового голода экономика не испытывает. Напротив, рост занятости в нашей экономике ведет к снижению, а не росту производительности труда и, как следствие, к снижению ВВП и наполнения бюджета.

Производительность труда (эффективность производства) у нас определяется по произведенному ВВП, то есть делением добавленной стоимости на фонд заработной платы работников. При сохранении наличного состояния производства (на деле оно ухудшается), эффективность обеспечивается только снижением трудовых затрат – фонда заработной платы. При сохранении численности персонала это оборачивается снижением заработной платы конкретных работников. В условиях, когда увеличение занятости не обеспечивает прироста производства, объективно снижается не только заработная плата, но все реальные денежные доходы населения.

А прироста производства у нас нет. В 2016 году падение индекса производства составило 97,4%. И это тот случай, когда можно сказать, что хорошо отделались. Поскольку затраты на производство и реализацию продукции (работ и услуг) увеличились. Общие затраты (данные первого полугодия 2016 года к первому полугодию 2015 года) возросли на 12,7%, в том числе материальные – на 15,6%, из них, прежде всего, на импортные сырье, материалы, комплектующие изделия и полуфабрикаты – на 25%, при этом затраты на оплату труда – 4,6%, отчисления на социальные нужды на 3,4%.

Таким образом, реальные заработные платы и отчисления на социальные нужды сократились абсолютно с учетом инфляции, а материальные затраты увеличились. Соответственно, удельная материальная емкость производства выросла с 64,1% в первом полугодии 2015 года, до 65,8% в первом полугодии 2016 года. Годовые показатели производство ВВП и производительности труда свидетельствуют, что производственные затраты выросли, но реальная заработная плата и отчисления на социальные нужды уменьшились.

Поэтому даже государственные предприятия и организации стремятся сокращать численность работающих. В прошлом году коэффициент замещения кадров в отраслях экономики составил только 83,3%, а в сельском хозяйстве – всего 59,1%. То есть из 100 высвобожденных рабочих мест 41 рабочее место в сельском хозяйстве осталось невостребованным. Может, конкретным организациям работники требовались, но принять работников они не смогли. Например, потому, что по своему финансовому состоянию они не могли гарантировать нанимаемому работнику продуктивную занятость.

Могут возразить, что в сельской местности вообще невозможно найти достаточное количество по-настоящему трудоспособных людей. Вот ведь – в сельском хозяйстве было уволено 9174 человек (принято 5422), при этом 715 человек уволены за пьянство и прочие нарушения. И что? В прошлом году индекс сельскохозяйственного производства составил 103,4%. А это значит, что общественная необходимость в сохранении нынешнего уровня занятости в сельском хозяйстве исчезла.

Тот случай, когда можно сказать: отряд не заметил потерю бойца. Вероятно, 440000 «тунеядцев», которых поименно пересчитали Минтруд и МНС, стали излишними для экономики. Можно сказать, за счет их официальной незанятости производительность общественного производства, рост которой прогнозировался в 101,5%, а фактически составил 99,2%, не опустился ниже 98%. Хотя, может, и опустился.

Разумеется, у правительства должна быть (говорят даже, она есть) программа по увеличению притока качественных трудовых ресурсов в экономику. Но это долгосрочная программа, ориентированная уже не на нынешних «тунеядцев», а на их детей, которые, по всему судя, рискуют оказаться не у дел после достижения трудоспособного возраста. Вступят в жизнь пауперами, люмпенами, «тунеядцами».

Лучшее, что сегодня может сделать правительство, – это оставить в покое эти сотни тысяч людей, которые не все по собственной воле выпали из-под государственного контроля. Многие из них потеряли регулярную занятость, перебиваются случайными заработками, бедствуют.

Если они не воруют, то нельзя от них требовать сверх того, что они имеют для удовлетворения своих самых насущных нужд. И радоваться, что своим непроизводительным трудом (раз уж производительный наша экономика не в силах генерировать) они не разоряют государственный бюджет.

Новости по теме

Новости других СМИ