Белорусский национализм вновь стал врагом

Валерий Карбалевич, Радыё Свабода

Милиция задержала минчанина Сергея Манкевича, который вывесил в окне квартиры бело-красно-белый флаг. Заместитель начальника отдела образования, спорта и туризма Речицкого райисполкома Александр Горбач запретил использовать на стадионе флаг с изображением герба города Речица в виде «Погони» на фоне бело-красно-белой ленты.

Не думаю, что милиционеры или чиновники получили какую-то специальную директиву на этот счет. Но они остро почувствовали новую политическую атмосферу. Ведь вся страна видела, как на День Воли в Минске омоновцы хватали в первую очередь тех, кто был с бело-красно-белым флагом.

А еще совсем недавно национальные символы были почти легализованы. Бело-красно-белые флаги развевались на стадионе во время матча сборной Беларуси по футболу. Министр внутренних дел Игорь Шуневич заявлял, что этот флаг и «Погоня» не являются запрещенными символами. Председатель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько демонстрировал с телеэкрана майку с «Погоней». СМИ заговорили о мягкой белоруссизации.

Но «белорусская весна», уличные акции протеста все резко поменяли, начались политические репрессии. Вместе с косметической либерализацией закончилась и мягкая белорусизация. Белорусские националисты снова объявлены главными врагами.

В Беларуси существует много военизированных пророссийских организаций, которые проводят летние лагеря с молодыми людьми. Но на роль боевиков КГБ выбрал белорусских националистов из «Белого легиона». Бобруйский клуб «Патриот» обвинили в том, что там велось воспитание «с чрезмерным националистическим уклоном», ведь говорили же на белорусском языке. Государственные СМИ, обличая воровское нутро «боевиков», сравнивают белорусский национализм с нацизмом. И это снова стало, можно сказать, официальной идеологической линией властей.

Вот накануне Дня Победы в школы всей страны стали приходить письма от Общества памяти воинов и жертв Великой Отечественной войны, в которых белорусский национализм отождествляется с фашизмом.

В нынешних действиях власти есть определенная логика. Ведь либерализация и белорусизация шли в одной связке. Они символизировали определенное раскрепощение общества, давали какую-то, пусть небольшую, свободу гражданского общества. А с другой стороны, все это означало некоторое дистанцирование от России и сближение с Западом.

Кроме того, — и может быть это главное — национальная идея является наиболее известным в истории средством политической мобилизации общества. Это один из ответов на вопрос, почему Лукашенко всячески дистанцируется от белорусского национализма. Не только потому, что такая политическая линия испортит отношения с Россией.

Дело в том, что существующий политический режим держится не столько на поддержке общества, сколько на апатии, равнодушии, аполитичности, атомизации, политической демобилизации населения. А еще на страхе. А национализм по самой своей природе есть средство мобилизации, объединения, политизации социума. Вряд ли Лукашенко понимает это на уровне теории, он скорее чувствует интуитивно.

Поэтому когда начались марши нетунеядцев, наиболее выразительным символом протеста стал бело-красно-белый флаг. Ведь если население недовольно властями, то оно прежде всего обращает внимание на ее оппонентов, подсознательно ищет альтернативу. А альтернативу в Беларуси символизирует национальный флаг. То есть национализм стал механизмом мобилизации народного недовольства и протеста.

Поэтому с точки зрения самосохранения власти объявление белорусского национализма врагом выглядит вполне логичным. Думаю, пока власти еще сами не решили, в каких масштабах и каком темпе будет осуществляться этот откат. Но тренд определился.

поделиться

Новости по теме

Новости других СМИ