Внешнеполитические галлюцинации

Валерий Карбалевич, "Свободные новости"

Валерий Карбалевич
«Многим нулям кажется, что они — орбита, по которой вращается мир». Станислав Ежи Лец.

А. Лукашенко съездил на очередной саммит – форум лидеров азиатских стран. Беларусь, расположенная в центре Европы, сумела каким-то странным образом затесаться туда, в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) в качестве страны-наблюдателя.

Дивиденды нашей страны от присутствия в этом объединении скорее символические, имиджевые, особенно для президента. Всегда почетно тусоваться с мировыми лидерами.

Белорусский лидер, выступая на заседании Совета глав государств — членов ШОС в Астане 9 июня, в очередной раз представил Беларусь как «донора региональной стабильности», вспомнил об актуальности белорусской инициативы о налаживании нового масштабного диалога между Востоком и Западом, аналогичного Хельсинскому процессу. Как известно из прежних презентаций этой идеи, диалог предлагается проводить в Минске.

После Крыма, двух саммитов по урегулированию украинского кризиса (сентябрь 2015 года и февраль 2015 г.), превращения Минска в площадку по решению конфликта на Донбассе, в белорусских властных верхах появился новый концепт, призванный стать стратегией внешней политики Беларуси. Власти объявили страну центром мирового миротворческого процесса, донором или провайдером безопасности в регионе, площадкой для реализации идеи «интеграция интеграций» и, в общем, решения всех международных конфликтов.

Относительный дипломатический успех сильно вскружил голову белорусскому руководству. Оно посчитало, что схватило Бога за бороду, оторвалось от реальности и стало жить в сфере своих фантазий. За эти два года официальный Минск с самозабвенным упоением начал фонтанировать миротворческими инициативами. Кого только он ни собирался мирить.

Минск предлагал роль посредника по примирению России и Турции. Беларусь выступила с идеей миротворца в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта.

В мае прошлого года Лукашенко после визита в Ватикан к Папе озвучил свою давнюю идею о встрече в Беларуси понтифика с патриархом Русской православной церкви Кириллом, а также пригласил в Минск представителей всех религий.

Интересно то, что не только власть оказалась в плену этой новой белорусской мифологии. Кажется, немного сорвало крышу и у части независимого общества. Негосударственные аналитические структуры подхватили эту идею и даже разработали целую концепцию, новую стратегию белорусской дипломатии. Появился даже слоган: Минск — новая Женева.

Но так совпало, что предложение Александра Лукашенко в Астане о готовности Минска взять на себя миссию нового Хельсинки, случилось в момент самого острого кризиса в белорусско-литовских отношениях. На прошлой неделе президент Литвы Даля Грибаускайте за три дня дважды заявила, что с территории Беларуси существует военная угроза, что там Россия проводит свои «агрессивные игры». В ответ МИД Беларуси был вынужден вызвать литовского посла для объяснений.

Официальный Вильнюс выдвигает две претензии в адрес Беларуси. Во-первых, по мнению литовской стороны, белорусско-российские военные учения «Запад-2017» представляют угрозу Литве и всему Западу, могут привести к провокации. Из контекста заявлений официальных лиц в Вильнюсе следует, что Беларусь не вполне самостоятельна в своей политике, что белорусские силовые структуры сильно зависимы от Москвы.

Военные учения «Запад-2017» вызывают озабоченность и у других стран Европы, НАТО, а также Украины. Просто Литва говорит об этом громче других, чтобы привлечь внимание союзников, получить от них помощь и поддержку.

Другая претензия Вильнюса касается Белорусской АЭС. 7 июня литовское правительство приняло постановление, в котором утверждается, что строящаяся в Островце станция представляет угрозу национальной безопасности Литвы. Причем Вильнюс занял жесткую позицию: строительство БелАЭС не может продолжаться.

Как и в случае с учениями, Литва стремится получить поддержку своей позиции со стороны Евросоюза. Вильнюс призывает союзников проявить солидарность, потребовать остановки строительства станции и запретить на уровне ЕС импорт электроэнергии из Белорусской АЭС. Правда, пока получается не очень. Посетивший Литву в конце мая вице-президент Европейской комиссии М. Шефчович занял осторожную позицию по этому вопросу.

В любом случае, нынешний кризис в отношениях Беларуси и Литвы очень симптоматичный, знаменательный. И не так важно, насколько нынешние страхи Вильнюса имеют под собой основания. Реальность и представление о реальности — разные вещи. Даже если опасения Вильнюса по поводу учений и преувеличены (а я считаю, что это так), литовские дипломатические демарши очень показательны. Ибо они разрушают образ Беларуси как миротворца, донора региональной безопасности.

Роль миротворца, посредника, провайдера безопасности может выполнить только нейтральная держава. То, что Беларусь формально, а в значительной степени и фактически, является союзницей России, членом военно-политического блока ОДКБ и Евразийского экономического союза, до сих пор немного микшировалось относительно нейтральной позицией, которую занял Минск в конфликте России с Украиной и Западом.

Но предстоящие учения с Россией «Запад 2017» сильно изменили политический климат в регионе, вызвали большой ажиотаж и опасения соседних государств. Крупные военные маневры с РФ, которая является основным субъектом ряда международных конфликтов и скандалов, главным виновником разрушения существовавшей до этого системы региональной безопасности, очень плохо сочетаются с ролью донора стабильности и миротворца, которую пытается реализовать Беларусь. Появление российских войск на белорусской территории на границе с НАТО — вызов региональной безопасности. Во всяком случае, так это воспринимается странами региона.

Объективно учения «Запад 2017» сняли флер с внешней политики Беларуси. Они должны стать холодным душем, опустить впавшую в гордыню белорусскую дипломатию с небес на грешную землю. Ибо они разрушили вымышленный образ, умозрительные построения, развеяли политические галлюцинации.

Самое удивительное, что, на наш взгляд, политическое руководство Беларуси это не понимает и продолжает повторять прежнюю мантру. Но роль союзника государства, которого в регионе считают агрессором, и роль миротворца, донора безопасности плохо совместимы. Тут надо как-то выбирать: либо одно, либо другое.

поделиться

Новости по теме

Новости других СМИ