Как отсутствие политических свобод порождает бедность

Стас Гарэлік, ІДЭЯ

Недавно Беларусь решили сделать IT-страной. Но для действительно прорывного экономического роста всей страны, а не только одного сектора, Беларуси прежде всего нужно стать демократической.



Уже почти всем очевидно, что белоруссая экономика не выживет без реформ, хотя еще в 2000-х ее можно было сравнить с хозяйствами Литвы, Словакии и даже Чехии, которые стали членами Евросоюза. На радостях власти тогда придумали «белорусскую модель» и объясняли ее успех дальновидными решениями авторитарного лидера.

Сегодняшний же провал власти объясняют какими-то другими причинами, но так или иначе они будут вынуждены проводить изменения. Ведь размер российской поддержки уменьшился, а режим уже не выполняет своей части договора с обществом — «зарплаты в обмен на молчание».

И режиму может показаться, что для экономических реформ не нужны политические свободы.

Однопартийный Китай, авторитарные Малайзия и Сингапур уже стали хрестоматийными примерами модернизации «железной рукой». Но ее сторонники забывают, что такие изменения обычно завершаются переходом к демократии. Так было в Чили, Южной Корее, на Тайване. Китайское хозяйство, в свою очередь, начало расти относительно недавно: средний класс еще небольшой и зависимый от партии, поэтому и не требует демократии. А в ведущих режимах Малайзии и Сингапура жестко спорят политические фракции. Действительно развитой экономике нужна политическая конкуренция: без нее устойчивый рост невозможен.


Реформы и демократия: отказываться слишком дорого

После экономического краха типичный авторитарный режим усиливает идеологию и репрессии. В Беларуси, например, арестовывают сотни протестующих, а рыночными реформами пугают: они разделят общество на богатых и бедных, исчезнут бесплатные медицина и образование, начнется массовая эмиграция. Однако по этим показателям стабильная Беларусь уже проиграла в сравнении с теми странами, которые изменились экономически и политически.



Например, в 2013-м в Польше и Чехии богатые имели меньше власти, чем в Беларуси, при том, что коррупция в этих странах была также значительно ниже. Доступными для всех в восточных странах Евросоюза остались и медицина с образованием. Наконец, из процветающей Беларуси почему-то уезжали: в 2013-м на заработках в России и ЕС могли находиться около полумиллиона белорусов. Хотя официальная статистика, конечно же, рапортовала об увеличении белорусского населения.



После перехода к демократии экономика может и не взлететь сразу. Может случиться наоборот — в первые годы после смены власти белорусам, возможно, придется жить еще беднее, чем сегодня. Но чем дольше в стране сохраняются политические свободы, тем быстрее она развивается и тем богаче она становится: в среднем — на 20% в течение 30 лет после падения авторитаризма.

Бывшие страны социалистического лагеря, которые выбрали демократические реформы, показали даже лучшие результаты.

Без дешевого газа и «братских» кредитов они сохраняют устойчивый рост с начала 1990-х.


Дефицитные «товары» демократии

Относительный успех стран бывшего соцлагеря во многом связан с тем, что с вместе с демократией они получили три очень ценные вещи. Беларусь же вследствие авторитаризма получила их в совершенно другом размере.

Инвестиции. Инвестировать в страны с демократией безопасно. В них предприниматели не пытаются угадать настроение властей и не должны договариваться с президентом: чтобы вести бизнес, есть законы. Демократические правительства более предсказуемы: как минимум они не арестовывают лучших предпринимателей без видимых на то причин. А независимым судам легче защищать частную собственность, даже если случаются конфликты между бизнесом и государством.

Польша, Чехия, Венгрия и Словакия, эти новые демократии, являются лидерами по инвестиционной привлекательности. Например, аудиторско-консалтинговая компания Ernst & Young оценила их выше многих других стран Евросоюза по объему привлеченных в 2016 году средств и количеству созданных рабочих мест.

Эффективная бюрократия
. В устойчивых демократиях чиновники реже нарушают закон, что спасает предпринимателей от лишних расходов на «откаты». Делать бизнес в таких условиях как минимум удобно.



И дело вовсе не в ценностях политиков.

Конкуренция заставляет их ограничивать исполнительную власть и создавать хорошие институты управления: политические противники рано или поздно победят на выборах, но благодаря таким сдерживающим механизмом они не смогут легко подавить оппозицию.



Технологии. Демократические страны остаются бесспорными технологическими лидерами, а значит, они возглавляют глобальное экономическое развитие. Например, в индексе инновационности Bloomberg оказались лишь 6 стран с авторитарными режимами, и они далеко не на первых местах. Всего же индекс охватил 50 стран. Их в том числе оценили по таким показателям, как инвестиции в исследования и наличие высокотехнологичных производств.

Безусловно, демократия — не волшебный механизм, который всегда работает. Она может становиться легкой добычей для олигархических кланов, как это случилось в Молдове или Украине.

В демократии популистам вроде Лукашенко легче прокладывать себе дорогу к власти. Но эффективные, продуманные демократические институты становятся также и лучшей защитой от внутренних проблем и даже внешней угрозы. Создание таких институтов должно быть главной задачей белорусских реформ.

Новости по теме

Новости других СМИ