Столкновение менталитетов: почему украинские переселенцы не приживаются в Беларуси

Вадим Долинин, RT

С начала вооруженного конфликта на востоке Украины в Беларусь перебрались более 160 тысяч человек. По распоряжению Александра Лукашенко беженцам были предоставлены льготы. Однако для многих из тех, кто искал лучшей доли в соседнем государстве, Беларусь так и не стала новым домом — украинский менталитет с трудом вписывается в жизнь соседнего государства. Почему украинцы уезжают?

«Этих людей в СМИ называют беженцами, но юридически они беженцами не являются. Беженец — это особый статус, который дает страна человеку, если он может подтвердить, что на родине ему грозит опасность. Беженца не вышлют, если он не имеет легальной работы, он получает статус особо защищенного человека, — пояснил белорусский юрист Максим Ганцевич. — Но большинство украинцев, бежавших от военных действий в Беларусь, — это просто приезжие, они даже не пытались получить статус беженца и находятся фактически в статусе трудовых мигрантов — без тех льгот, которые получают люди, относящиеся к этой категории».

По словам Ганцевича, многие приехавшие вообще не считали нужным становиться на учет в посольстве и не пытались официально трудоустроиться. Кроме того, кто-то из украинцев пересекает границу многократно, кто-то не намерен получать вид на жительство и находится в Беларуси кратковременно. Но большинство людей, бежавших от войны, просто не знали, что при пересечении границы им сразу же нужно было заявить о подаче на статус беженца. Вместо этого они сначала ехали к родственникам или друзьям, а уж потом обращались в отделы по гражданству и миграции за регистрацией.


Переселенцы — это не беженцы

В апреле 2017-го Александр Лукашенко, выступая с ежегодным посланием к белорусскому народу и парламенту страны, заявил: «Украина не просто наш сосед. Это братская нам страна, братский народ. Мы приняли у себя более 160 тысяч переселенцев».

Однако переселенцы — это еще не беженцы. Департамент по гражданству и миграции МВД дает такую статистику: за все годы вооруженного конфликта на востоке Украины за получением статуса беженца обратились 2450 граждан Украины; дополнительную защиту получили 1933 гражданина Украины — то есть очень небольшой процент от 160 тысяч, приехавших в Беларусь.

Впрочем, далеко не все бежали от войны. Для многих украинцев военный конфликт в их стране стал просто удобным поводом для того, чтобы перебраться в более сытую, стабильную и социально ориентированную Беларусь. Всего же, по данным ООН, из-за конфликта в Донбассе Украину покинули более 2,5 млн человек.

Беларусь, принимая украинских переселенцев, с одной стороны, демонстрировала гуманизм, а с другой — старалась обеспечить рабочими руками село — там они давно в дефиците. Именно поэтому приезжающим украинцам белорусские власти предлагают рабочие места на селе и в маленьких городках, преимущественно в депрессивных районах страны.


Неудобная конкуренция

В конце 2014 года в Беларуси начался экономический кризис. В начале 2015-го экспорт продукции в Россию резко упал, а вслед за ним обрушились и доходы людей. Для белорусов вновь стали актуальны разного рода подработки. Но тут они с удивлением обнаружили, что неофициальный рынок труда в значительной степени уже занят недавними выходцами из Украины.

Перебираясь в Беларусь, украинцы стали самоорганизовываться в «летучие трудовые бригады». За счет неприхотливости и откровенного демпинга эти бригады быстро потеснили на рынке белорусских шабашников, которые за сытые 2012—2014 годы разленились и потеряли хватку. В результате украинцы успешно перехватили у местных инициативу в таких сферах, как строительство частных домов и коттеджей, ремонт квартир, услуги грузчиков, сборщиков мебели, электриков, отделочников и многих других.

Разумеется, все неофициально, за наличку и без всяких налогов, оформления трудовых договоров и прочих «ненужных» формальностей. Преимуществом украинцев оказалось и то, что у себя на родине они к таким схемам давно привыкли, тогда как белорусы всегда были гораздо более законопослушными.

В результате среди самих белорусов, лишившихся возможности неофициально подработать из-за падения официальных зарплат, стало расти недовольство в отношении украинских гастарбайтеров.


Деревня Озеры опять живет без фельдшера…

«Мы с мужем приехали из-под Харькова летом 2015 года, нам предложили поселиться на юге Минской области, в городке Любань, — рассказала RT украинка Олеся Дивотинова. — Сразу предложили работу фельдшером в школе — благо есть соответствующее образование. Мне прямо сказали, что медиков в белорусской провинции не хватает. Зарплата тут маленькая, но стабильная».

А вот с мужем Олеси Василием оказалось все не так просто. Долгое время он не мог никуда устроиться: в последние годы скрытая безработица — настоящий бич белорусских регионов. В конце концов ему предложили работу в одном из агрокомплексов под Любанью. Однако, съездив на работу пару раз, Василий заявил жене, что «копаться в навозе за копейки» не намерен.

«После этого муж познакомился с другими такими же неприкаянными украинцами. У него был опыт работы на стройке, у них тоже. В результате они быстро сколотили бригаду шабашников и начали ездить по соседним районам, — рассказала Олеся. — Прежде всего в Солигорск. Это богатый город, там добывают калийную соль, и у местных шахтеров высокие зарплаты. Потому для строителей работа всегда есть. Ездили и в Гомель, и даже в Минск пытались. Но с работой сложно, муж месяц может зарабатывать, а два — без копейки сидеть. Зато здесь не стреляют, и это главное».

В некотором смысле Беларуси действительно повезло: значительная часть бегущих от войны украинцев — это врачи, учителя, а также люди, умеющие работать на земле, знающие сельское хозяйство. То есть все те, кого зачастую не хватает в белорусской провинции.

Впрочем, проблемы нередко возникают из-за особого менталитета украинцев, который сложился за последние десятилетия. Жительница белорусской деревни Озеры (Гомельская область) Елена Долгая рассказала такую историю: «Деревня у нас крупная, есть свой ФАП — фельдшерско-акушерский пункт. Но вот штатного фельдшера в нем много лет не было — никто не хотел из города ехать на село. В начале 2015-го в деревню направили несколько семей из Украины, поселили в пустующие дома. Одна из женщин оказалась фельдшером, и ее охотно взяли на работу».

Но дальше началось взаимное непонимание.

Новый украинский фельдшер, по словам Елены Долгой, требовала от сельчан мзду за любые свои профессиональные услуги, хотя исправно получала зарплату.

Местные начали возмущаться. «Мы никогда в жизни не давали взяток медикам — у нас просто так не принято. А тут фельдшер начала требовать «благодарность» за каждую справку, не говоря уже про элементарную медицинскую помощь», — возмутилась Долгая. В итоге жалобы деревенских жителей в сельсовет привели к тому, что украинку просто уволили. Вскоре она вместе с семьей уехала обратно на родину. А деревня Озеры опять живет без фельдшера.

Случается, что приезжие украинцы просто не воспринимают местный экономический уклад.

«Мы жили под Запорожьем, а там до линии фронта недалеко, постоянно вооруженные люди шастают. Страшно стало, решили с женой переехать в Беларусь. Переехали без проблем, нас поселили в Брестской области, под Дрогичином, — рассказал нам Петр Бурбуть. — Работу дали в бывшем колхозе. Но зарплаты там маленькие, а нам обживаться на новом месте надо, да и дочка подрастает. Решили строить жизнь так, как строили ее на Украине: купили десяток поросят, чтобы кабанчиков откормить. Но тут вдруг выяснилось, что это на Украине все просто: купил, откормил, забил, прошел санитарную проверку и продал мясо на рынке. А в Беларуси сначала надо получить разрешение в местном исполкоме, в ветеринарной инспекции, зарегистрироваться особым образом, заключить договор на поставку кормов, встать на учет в налоговой и так далее. Словом, мы тех поросят сразу и продали — здесь невозможно работать на себя, только на колхоз. А мы так не можем уже».

После этого случая семья вернулась домой, в Украину.


Бывает, что все хорошо

Марина Чумакова перебралась в Могилевскую область прямиком из Лисичанска — бежала от войны в последний момент, когда дом ее семьи уже почти разрушили. На первых порах всю семью (а это пять человек) поддержал Красный Крест, а потом и государственная социальная служба. Помогали деньгами, продуктами, консультациями. Через три месяца глава семейства устроился на работу сварщиком и слесарем в местном автопарке, а Марина стала социальным работником.

Возвращаться на родину семья не планирует. «Я не знаю, когда там все закончится. Я думаю, этот конфликт на долгие годы. Наша новая родина теперь здесь, в Беларуси», — говорит Марина.

Между тем в Беларуси привечают не только беженцев из зоны военного конфликта на востоке Украины. Самые тяжелые для Украины годы — 2014-й и 2015-й — совпали с разработкой в Беларуси собственных комплексов вооружений нового поколения. И для этого официальный Минск использовал потенциал украинского военно-промышленного комплекса. Украинских специалистов с военных заводов белорусские эмиссары приглашали переезжать прямо с семьями. Оружейников с Украины задействовали, например, в ходе создания белорусских комплексов ПВО. В Беларуси для этого было все, кроме ракет, зато зенитные ракеты хорошо умеют делать на Украине.

Новости по теме

Новости других СМИ