Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Ирина Кузьмич, intex-press.by

Анатолий с женой Людмилой и сыном Артемом. Все фото: Евгений ТИХАНОВИЧ
36-летний житель деревни Савцевичи Анатолий Ганько ведет обычную жизнь деревенского человека: пашет огород, пилит дрова, чинит розетки, ухаживает за домашним хозяйством. Есть только одно «но». Восемь лет назад Анатолий полностью потерял зрение. Мужчина научился жить по-новому и сегодня мечтает только об одном – когда-нибудь снова увидеть жену и детей. Собрать не слишком большую сумму на операцию у семьи никак не получается.

Анатолий Ганько родом из Украины. В деревню Савцевичи Барановичского района он приехал работать 15 лет назад. Здесь познакомился со своей будущей женой Людмилой. Мужчина решил остаться в Беларуси. У пары родилась девочка Виктория.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Фотографии из семейного архива, на которых Анатолий еще здоров.
Восемь лет назад жизнь Анатолия и его родных в прямом смысле слова взорвалась.

– Я работал трактористом. В тот день, как обычно, пошел на работу, вместе с напарником подбирали солому на поле. В какой-то момент загорелся комбайн, и я бросился к огнетушителю. Поставил его на землю, попытался выдернуть чеку, а огнетушитель взорвался, и все содержимое выстрелило мне в лицо, – без эмоций вспоминает Анатолий.

Людмила же, слушая рассказ мужа, не может сдержать слез.


Годы обследований и десяток операций

Врачи скорой помощи доставили Анатолия в Молчадскую больницу, потом перевезли в Барановичи. Людмила говорит, что, когда впервые увидела мужа в больнице, час прорыдала в коридоре.

– За него было страшно. А еще в голове билась мысль: как дальше жить будем? – вспоминает она и вытирает вновь навернувшиеся слезы.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Людмила со слезами вспоминает тот день, когда произошел несчастный случай с ее мужем
Поначалу Анатолий мог смутно видеть, «в красноватом цвете». Но зрение стало ухудшаться и осталось только светоощущение.

За эти годы мужчина перенес более десятка операций, но они не принесли никакого результата. Хотя врачи все время твердили, что надежды терять не стоит.


Ориентиры – ямки, камни, лай собак

Сложнее всего в новой незрячей жизни Анатолию было от мыслей, как он будет кормить свою семью. Это преследовало его и днем и ночью. Но потом он принял решение: «Я мужчина. Сидеть на месте не буду!»

– Сначала пришлось научиться ориентироваться. В доме ходил по памяти. Иногда натыкался на предметы, мог промазать. Ощупывал вокруг: «Ага, вот тут стул стоит, значит, нужно идти в другую сторону», и шел дальше, – с улыбкой объясняет Анатолий. – Чтобы гулять по улице, вырезал «дубчик» и с ним ходил. Потом приобрел трость. Ориентироваться на улице мне помогают мелочи, на которые многие не обращают внимания: ямки на дороге, камни, даже лай собак.

Сейчас, по словам Анатолия, он может самостоятельно дойти до соседней деревни, которая находится в трех километрах.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Анатолий самостоятельно может дойти до соседней деревни
С хозяйством Анатолий тоже справляется. Пашет мотоблоком огород (Людмила лишь идет рядом), чинит розетки, чистит картошку, нарезает бензопилой дрова, помогает жене с овечками, курами и кроликами.

– Может, у меня получается не так быстро, как у тех, кто видит, но главное, что я могу сделать это сам, – говорит Анатолий.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Анатолий управляется по хозяйству, используя технику

Мужчина пользуется мобильным телефоном: запомнил расположение кнопок и каким по счету в телефонной книжке записан каждый его друг.

В ближайших планах – освоить компьютер.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Дмитрий из «Белорусского общества инвалидов» обучает Анатолия пользоваться специальным компьютером для слепых

Сын придал новых сил для жизни

Три года назад Людмила поняла, что ждет ребенка.

– Сначала немного испугалась. Многие стали отговаривать, мол, муж не видит, как ты с двумя детьми справишься, с хозяйством. А Толя сказал, что будем рожать, – говорит Людмила.

Пока она была в роддоме, Анатолий самостоятельно вел домашнее хозяйство и занимался дочкой – готовил еду, собирал Вику в школу.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Глава семьи чистит картошку

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей
Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Мужчина пилит дрова бензопилой

После рождения Артема у Анатолия, по словам Людмилы, появились дополнительные силы для жизни.

– Это был как толчок для него. Толя долгое время не решался взять сына на руки. Боялся. Но когда Тема подрос, то буквально не спускал сына с рук. Сейчас оставить ненадолго ребенка на мужа для меня не проблема – Анатолий может покормить его, поиграть с ним, переодеть, – с улыбкой рассказывает Людмила.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Сын Артем


«Я не привык просить помощи»

Год назад Анатолий был на обследовании в Одессе. И там ему подарили надежду – сказали, что у него есть шанс вернуть зрение на один глаз. Но для этого, по словам Анатолия, нужен кератопротез (протез участка роговицы), предстоит новая операция. Кератопротез можно приобрести в России, а операцию сделать в Институте глазных болезней и тканевой терапии имени Филатова в Одессе.

– О кератопротезах мне говорили и в Минске. Только здесь такие операции не делают. Один кератопротез в России стоит около 300 долларов (эту информацию Intex-press подтвердили в Московском клинико-диагностическом центре «Мединцентр»). А мне, как объяснили, нужно два – на случай, если один из них не подойдет. Операция в Одессе стоит 500 долларов, – говорит Анатолий. – И это мой единственный шанс наконец-то увидеть своего сына, вновь увидеть жену и дочку.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей


Семья Ганько каждый месяц откладывает небольшую сумму на операцию. Общий доход семьи, который состоит из пособия Анатолия по инвалидности и пособия Людмилы на ребенка, составляет около 700 рублей.

Собрать вроде бы небольшую сумму семье пока не удается. Отложенные деньги регулярно уходят на более насущные нужды: летом 12-летнюю Вику нужно было собрать в школу, совсем недавно из накопленных денег пришлось взять часть на ремонт котла, которым отапливается дом.

– Пусть не так быстро, как хотелось бы, но нужную сумму мы обязательно соберем, – говорит Анатолий и подчеркивает: – Я не привык просить у кого-то помощи. Стараюсь все делать сам и рассчитываю только на себя.

А Людмила надеется, что операцию Анатолию сделают до того, как Тема пойдет в школу. Чтобы Анатолий сам отвел сына в первый класс. И Вика мечтает, чтобы папа повел ее на выпускной, чтобы танцевал с ней и видел, какая она красивая.

Как потерявший зрение житель Барановичского района пилит, пашет, ведет хозяйство и копит деньги на операцию, чтобы увидеть своих детей

Новости по теме

Новости других СМИ