Латынина: "Гопникам легко противостоять"

Юлия Латынина, "Новая газета"

Юлия Латынина
Два события почти совпали по времени: публикация в New York Times отрывков из дневника Родченкова, главного информатора ВАДА, и громогласное обещание Михаила Прохорова начать против Родченкова процесс на территории США.

«Уверен, что один из судов необходимо инициировать на территории США, чтобы была возможность допросить в рамках судебного процесса «торговца смертью» Родченкова», — заявил он.

Язык и лексика Михаила Прохорова напоминали скорее лязгающую советскую пропаганду образца 1930-х годов, чем более современный стиль дискурса, которого, казалось бы, следует ожидать от миллиардера и бывшего завсегдатая Куршевеля.

«Необходимо положить конец абсолютному беззаконию, разрушающему мировой спорт… — заявил Прохоров. — Необходимо уже дать понять на языке судебных решений всем этим Родченковым, Шмидам, Освальдам и им подобным деятелям MOK и ВАДА, что вся эта вакханалия будет стоить им репутации, профессии и денег. За все надо платить, а за несправедливость вдвойне».

Несложно заметить, что если Михаил Прохоров действительно инициирует против МОК и ВАДА процесс на территории США или хотя бы оплатит услуги адвокатов для подопечных ему спортсменок Яны Романовой и Ольги Вилухиной, это приведет к значительным проблемам прежде всего для самого Михаила Прохорова, а также — к усугублению международной репутации (точнее, того, что от нее осталось) всего российского бизнеса.

Любая подобная попытка прежде всего сделает из Михаила Прохорова «пипа» — то есть politically exposed person: человека, который близок к Кремлю, выполняет политические поручения Кремля и открыто пытается в интересах Кремля использовать судебную систему США.

Учитывая, что Михаил Прохоров (как и большинство российских бизнесменов) сейчас параллельно пытается избавиться от своего российского бизнеса и легализоваться на Западе, это его легализации вряд ли будет способствовать. Это скорее будет способствовать тому, что он попадет в грядущий февральский список связанных с Кремлем олигархов.

Вряд ли Прохоров об этом не осведомлен. Тогда чего же он рядится в пиджак Полиграфа Полиграфовича Шарикова?

Не знаю, заметили ли вы, как изменился за последние годы за рубежом дискурс, касающийся России. Еще недавно российская пропаганда была вполне конкурентоспособна на Западе.

После российско-грузинской войны западные политики только и думали о том, как бы не испортить отношения с Россией и как бы сделать так, чтобы не возложить на нее ответственность за произошедшее. Российские агенты влияния тогда печатали статьи о «кровавых грузинских фашистах», которые напали на спящий Цхинвали, в самых неожиданных изданиях. Да что агенты влияния! Целая еврокомиссия под руководством г-жи Тальявини заявила: русские говорят, что войну начали грузины, а грузины — что русские, а где правда, мы не знаем.

Тогда комиссия Тальявини оказалась способна к самой удивительной ментальной акробатике. К примеру, русская сторона представила комиссии подложный грузинский «приказ №2», который был такой выдающейся фальшивкой, что им погнушалась даже российская пропаганда. Только «Комсомолка» осмелилась напечатать эти протоколы грузинских мудрецов, за что и была тут же высмеяна.

Что же сделала комиссия Тальявини, получив очевидную фальшивку? Комиссия поступила изобретательно: она сдала ее на анализ в швейцарскую полицию. Швейцарская полиция проверила лист бумаги, на котором был напечатан приказ, и выдала заключение, что

есть лист бумаги формата A4, на нем какие-то буквы, похожие на скрепки, следов склейки (sic!) на листе нет, а подлинный ли он, швейцарская полиция сказать не может, потому что не владеет грузинским.

Да что Тальявини! Даже после Крыма Кремлю периодически удавалось договориться то с парламентом Венето, то с какими-нибудь политическими маргиналами на предмет рассказа об украинских фашистах.

И вот — вымерло.

Допинговый скандал замечателен тем, что с западной стороны уже нет никого — ни дипломата, ни евродепутата, ни даже завалящего политолога, — чтобы защищать на Западе российскую точку зрения. Никакая Хейди Тальявини уже не напишет в отчете: «ВАДА говорит, что допинг был, а русские — что не было, а где правда, мы не знаем».

В этих условиях можно предположить, что Михаила Прохорова в Кремле бросили на амбразуру. Он как раз ведет переговоры о продаже своего бизнеса, а так как продать бизнес в нынешних условиях в России можно только государству, то его заявление — это способ повысить собственную внутреннюю капитализацию. Или Прохорова попросили сделать заявление, обещая выгодно купить, или Прохоров сам его сделал, с целью повыгодней продать. Подавать в суд в США Прохоров вряд ли будет — как я уже сказала, это грозит ему стратегическими неприятностями, но эту проблему можно будет решать по мере поступления. Заявление Прохорова — это типичные новости в будущем времени.

Дело, впрочем, в другом.

Как я уже сказала, инициатива Михаила Прохорова прекрасно иллюстрирует тотальное падение доверия к России. Россия сейчас имеет zerocredibility.

Кремлю это, вероятно, ужасно обидно, и есть с чего. Там знают цену международной и евробюрократии. Еврочиновник прекрасно умеет отправлять написанные на грузинском приказы на экспертизу в швейцарский полицейский участок. Еврочиновник готов, вопреки ученым, принимать законы против ГМО, и он находится в состоянии абсолютного отрицания реальности по вопросу исламских мигрантов. Короче — при определенных условиях европейский, американский или международный чиновник способен на многое.

Что же случилось с Россией и почему любовно выстроенная система покупки симпатий, агентов влияния, агентства Ketchum и пр. дала сбой? Чем, в конце концов, мы хуже Саудовской Аравии, которая точно так же занимается экспортом коррупции, мракобесия и нефти? В конце концов, мы даже несколько лучше, потому что наш вид мракобесия неконкурентоспособен на внешнем рынке, а саудовский, к сожалению, вполне себе имеет спрос.

Ответов три.

Во-первых, в Кремле переоценили степень нечистоплотности западных политиков. У западной бюрократии, в отличие от российского зомбоящика, есть предел. Агрессия и вранье имеют свойство накапливаться, как тяжелые металлы. Они не выводятся из политического организма, и рано или поздно количество переходит в качество. Это СК РФ может игнорировать все что угодно. Европарламент или МОК могут игнорировать что-то только до определенного момента.

Во-вторых, решающий перелом произошел после вмешательства кремлевских хакеров и ольгинских троллей в американские (да и европейские) выборы. По большому счету, Западу плевать на Грузию, Украину и Сирию. Все равно никто из американских избирателей не знает, в каком полушарии расположен этот Алеппо. Но на Западе не все равно, когда Ольгино запускает свои негигиеничные пальцы в западные политические кишки.

И, наконец, в-третьих, как это ни обидно звучит, Россия представляет из себя легкого врага. Не все благополучно в королевстве датском, и правящий на Западе левый истеблишмент сталкивается с большими внутренними проблемами, самой серьезной из которых, вероятно, является вопрос исламской миграции и вызванный им рост популярности правых.

Левый истеблишмент не хочет бороться с миграцией, и ему трудно бороться с правыми партиями. В этих условиях Россия, финансирующая правые партии, становится идеальным врагом.

Кремль делает все, чтобы выступить преемником СССР, однако не имеет для этого ни внутренних, ни внешних ресурсов. В результате вместо того, чтобы вести себя как империя зла, мы ведем себя как международный гопник.

С гопниками, как правило, никто не хочет до поры до времени связываться. Однако гопникам, в отличие от империи зла, очень легко противостоять.

Новости по теме

Новости других СМИ