Кого родят белоруски?

"Аргументы и факты в Белоруссии"

Сегодня пришло время рожать тем, кто 22 года назад еще внутри утробы получил через родителей большие дозы чернобыльской радиации. Некоторые ученые считают, что в Беларуси как раз наступают времена, когда родится значительное количество детей с наследственными болезнями. Действительно ли это так?

Об этом разговор с профессором, академиком Геннадием Лазюком, основателем белорусской медицинской генетики, в недавнем прошлом главным генетиком Минздрава.

- У внутриутробного плода радиация может вызвать тератогенный эффект, или врожденный порок развития (ВПР). Опасные дозы, способные вызвать ВПР, известны - это дозы, в 5-7 раз превышающие естественный радиационный фон. Есть второй эффект от облучения - мутагенный, мутации наследственных структур в половых клетках. Четкого порога опасной дозы для возникновения мутаций нет: любая доза способна вызвать мутацию. Так вот, наши исследования показали, что в связи с чернобыльской катастрофой у белорусских женщин, проживающих или находящихся в загрязненных зонах длительный срок и зачавших в первые месяцы после аварии, увеличилось количество детей с ВПР. Это проявился тератогенный эффект.

В первый год после аварии в Беларуси увеличилась и частота рождения детей с болезнью Дауна. Когда проследили распространение радиоактивного облака, то четко увидели, что оно прошло как раз над той местностью, где фиксировалось наибольшее количество детей с болезнью Дауна. Что касается мутагенного эффекта, то тогда еще он не мог проявиться. Но его эффект может быть виден сегодня. Потому что у облученного 22 года назад эмбриона произошли мутации в половых клетках (у женщины все половые клетки закладываются на 5-6-й неделе внутриутробного развития). Сегодня эти девочки как раз в детородном возрасте. И риск появления детей с генетическими патологиями есть.

Такие исследования планировались, поскольку мало известно об отдаленных эффектах радиации и таких работ в мире до сих пор практически нет. Но это возможно сделать, если очень хорошо будет работать республиканский генетический мониторинг. На мой взгляд, сегодня качество мониторинга не позволяет провести подобное исследование на должном уровне.


- А соответствует ли инфраструктура нашей медико-генетической службы потенциальному риску?

- Думаю, да. В каждой области республики есть медико-генетическая консультация, в Минске - республиканский центр. Это реальная структура. Но поскольку Беларусь - зона риска, то в этой службе жестко должна быть поставлена пренатальная диагностика. В частности, должны быть самые современные УЗИ-аппараты, а не те, на которых можно поставить диагноз только во второй половине беременности. Да и одной точки пренатальной диагностики в области, конечно же, мало.

- С этим направлением понятно: диагностировать как можно раньше патологию, чтобы прервать беременность или прооперировать ребенка как можно раньше. Но генетика в мире уже больше сосредоточена на том, как лечить людей с генетическими патологиями. Мы можем сегодня лечить таких пациентов в Беларуси?

- Хирургическая помощь в Беларуси достаточно успешна. А вот медикаментозное лечение только развивается. Почти все генетические болезни сегодня лечатся очень дорогими новыми препаратами. И хотя практически нет наследственных болезней, которые полностью излечиваются (это уже область генной инженерии), но облегчать страдания и значительно улучшать качество жизни препараты способны достаточно эффективно. Во многих странах такое лечение входит в государственные программы. Например, в Германии пациенты получают такие препараты бесплатно. Это образцовый пример современной генетической медпомощи.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров