Таможенный союз — это удар по Беларуси сразу с двух сторон

"Еврорадио"

Пока между Беларусью и Россией не создана зона свободной торговли, Таможенный союз — это не более чем "трехстороннее соглашение по ряду частных вопросов".

Он защищает коммерческие интересы России и удовлетворяет ее имперские амбиции. Россия предложила Беларуси худшие условия, нежели странам, которые в союз и не думали входить, говорит известный экономист.

Дела Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана плохи. 11 марта на конфликты вокруг его существования обратил внимание Александр Лукашенко. Наконец-то! Вердикт президента таков: если Таможенный союз не соответствует интересам Беларуси — наша страна должна выйти из него.

Пока "процесс" не стал "необратимым".

Экономист Сергей Чалый утверждает, что Таможенный союз и интересы Беларуси — это две большие разницы. Но эксперт Еврорадио очень удивлен прежде всего тем, насколько обычно бдительный Лукашенко опоздал с вмешательством в белорусско-российские переговоры.

Сергей Чалый: "До последнего времени у России ничего не получалось сделать с Беларусью. Кого бы ни выставляли против Лукашенко — он "делал" всех. Медведева, Путина... Поэтому у меня возникает логичный вопрос: почему сейчас вдруг не просто не смогли нормально защитить интересы Беларуси, но даже хотя бы немного Россию сдвинуть?.. Это же переговоры!"

В Таможенном союзе с Россией хуже, чем без него?

Вопрос пошлин на экспорт нефти выглядит для России очень принципиальным. Но на Дальнем Востоке аналогичная проблема была решена в пользу страны, которая в Таможенный союз с Россией не входит. Речь идет, естественно, про Китай.

Сергей Чалый: "Есть у "Роснефти" проект, который она, так сказать, получила в наследство у "ЮКОСа". Этот проект можно назвать "Великая китайская труба", а представляет он собой строительство нефтепровода "Восточная Сибирь — Тихий океан". Труба строится на деньги, которые Китай дал России под гарантии поставки нефти".

По мнению аналитиков, Россия будет поставлять нефть Китаю по очень низким ценам — около 11 долларов за баррель. И без каких-либо квот и пошлин! А то, что не доплатит Китай, можно "стрясти" с Беларуси. Ну как такой Таможенный союз может соответствовать интересам нашей страны?

Сергей Чалый: "Здесь очень интересный момент. 2 января была телетайпограмма из Федеральной таможенной службы России к начальникам региональных таможен. Там была шикарная формулировка: на нефтепродукты, которые идут в Беларусь, накладывать пошлины такие же, как для стран, которые в Таможенный союз не входят! Фактически уже на следующий день после образования Таможенного союза Россия вела себя так, будто Беларусь в него не входит!

Разумеется, там какие-то мелочи: парафины и т.д. Но важен сам принцип.

Возникает логичный вопрос: зачем вообще этот цирк с Таможенным союзом? Почему было просто не "склонить" Беларусь — например, так, как это в конце 2007 года сделал "Газпром", вынудив согласиться перейти на мировые цены на газ? Ответ на эти вопросы прост: Таможенный союз не только обещает России определенную выгоду в Беларуси, но и решает несколько тяжелых для нашего "большого брата" вопросов.


"Таможенный союз регулирует только импорт"

Сергей Чалый: "Вспомним момент, когда появилась идея Таможенного союза. Ее высказал Владимир Путин. И высказал тогда, когда Россия обсуждала вступление во Всемирную торговую организацию. Было заявлено, что буквально в течение 2009 года Россия войдет в ВТО, но войдет не сама, а в Таможенном союзе.

Фактически это означало, что в ВТО Россия входить не собирается. Но Россия сказала это очень дипломатично: кажется "да", а на самом деле "нет".

Правда, в Уставе Всемирной торговой организации есть пункт, согласно которому в ВТО можно вступить не только самостоятельному государству, но и таможенной территории. Но буквально следующее предложение посвящено тому, что эта территория должна иметь автономию в тех вопросах, которые касаются ВТО. А это торговля товарами и услугами, технические и административные вопросы и т.д. Эту формулировку придумали специально для того, чтобы включить в ВТО Тайвань".

Но обладает ли Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана такой автономией? Нет, утверждает Сергей Чалый. И более того — не для того Таможенный союз создавался, чтобы иметь хотя бы какую-нибудь автономию.

Сергей Чалый: "Наш Таможенный союз регулирует только сферу товарооборота и, по сути, только импорт. Таким Таможенным союзом в ВТО никогда не вступишь. А следующее заключение имеет более серьезные последствия.

За последний год в России развеялась иллюзия стабильности, собственной весомости. Вспомним 2008 год. Во всем мире зверствует кризис — а в России все хорошо. Фондовый рынок держится. И это дает властям возможность говорить, что Россия — остров стабильности, который вот-вот начнет одалживать деньги Америке... Но оказалось, что ничего этого нет. За долгие годы "нефтяного дождя" на фоне увеличения ВВП экономическая эффективность предприятий катастрофически падала. Ведь зачем что-то делать, если есть непрерывный поток денег?"


"Таможенный союз — это способ распространить протекционистскую политику России"

Российских нефтедолларов хватало и на белорусское "экономическое чудо". Но все заканчивается, и даже сегодняшних сверхвыгодных 80 долларов за баррель нефти России не хватает. Разочаровавшись в попытках стать не то что сверхдержавой, а хотя бы экономическим центром региона, Россия начала попросту "выплывать", проводя активную протекционистскую политику. Например, с помощью высоких пошлин защищать от иностранных конкурентов свой "АвтоВАЗ".

Сергей Чалый: "Что в таком случае представляет собой Таможенный союз? Это не просто повод не вступать в ВТО и таким образом избежать высокой международной конкуренции. Это способ распространить протекционистскую политику России на более широкую территорию. То, что мы особенно ярко видим на пошлинах на импортные автомобили.

Что это означает для нас? Во-первых, собственного производства легковых машин у нас нет, поэтому и защищать нечего. А во-вторых — если раньше благодаря политике, проводимой в последние годы, у людей была возможность за 5-7 тысяч долларов купить приличное авто, то теперь его стоимость увеличилась в 2-2,5 раза. Иначе говоря, такой автомобиль снова стал недоступным для большинства населения".


Есть у России и прочие цели, помимо протекционистских. Спектр их весьма широк: от решения вопросов частного бизнеса до удовлетворения извечных имперских амбиций.

"Одна группировка в правительстве России помешала другой"

Сергей Чалый: "В России нет единого центра принятия решений. И получилось так, что одна группировка в правительстве России помешала другой. Вот есть Сечин [Игорь Сечин — заместитель председателя правительства РФ Владимира Путина и по совместительству председатель Совета директоров ООО "ИНТЕР РАО ЕЭС" — прим. Еврорадио]. Человек, который получил "ЮКОС". Ну фактически — "Юганск нефтегаз". Гигантский добывающий комплекс, но без собственной переработки.

Российский бизнес в последнее время работает довольно интересно. В Россию они вкладывать не хотят, но с большим интересом приобретают производство за рубежом. Это последствия дела Ходорковского: охочих рисковать не много. Практически идет вывод капитала. Ситуация очень тяжелая, поскольку основные экономически активные агенты — это люди, которые свое будущее с Россией не связывают. Дети у них за границей, недвижимость — за границей, собственность на оффшорах, налоги они выплачивают там же... Что они делают в России? Живут в каких-то резервациях за высокими заборами.

Так вот, понятно, в чем интерес "Роснефти". В белорусских нефтеперерабатывающих заводах. Это и было поручено Сечину — додушить "минское направление".


Другую группировку, по мнению Сергея Чалого, возглавляет Игорь Шувалов — еще один заместитель Владимира Путина.

Сергей Чалый: "Шуваловская группировка сейчас реализует проект Путина по реинтеграции постсоветского пространства. Если посмотреть документ, в котором прописаны права и полномочия той рабочей группы в рамках российского правительства, которую возглавляет Шувалов, — группы по Таможенному союзу — то это, по сути, Министерство по восстановлению Советского союза. Речь идет о весьма долгосрочных вещах, и из выступлений Шувалова это видно. Он говорит о том, что следующая цель — единое экономическое пространство, а потом — единая валюта.

Таким образом, Таможенный союз — это еще и личный политический проект Путина, который, как мы помним, говорил, что распад СССР — это геополитическая катастрофа. И этот проект Путин сможет предъявлять на выборах в 2012 году. Хотя бы в каком-нибудь виде восстановить Советский союз и таким образом продемонстрировать свое лидерство в регионе".


"Идет попытка дешево купить самые лакомые кусочки нашей собственности"

Скучная логика у России. Ну проиграли конкуренцию на мировом рынке. Что поделаешь... Зато можно еще лет 10-20 пожить, как в СССР. Закрыть внешнюю границу от импорта, проедать нефть и газ и все больше отставать от Запада...

Сергей Чалый: "Нас подписывают на политику, целиком выгодную России. И обещают пряники. Мол, хорошо, будем покупать ваши МАЗы. А второй рукой идет попытка дешево купить самые лакомые кусочки нашей собственности.

Смысл очень простой: цена нефтеперерабатывающего завода зависит от его прибыльности. Понятно, что если сделать нефть дороже, доход станет ниже. А ниже доход — это автоматически ниже стоимость предприятия!

Таможенным союзом Россия бьет по Беларуси с двух сторон. С одной стороны, сохраняя пошлины на нефть, провоцирует нас на дополнительные расходы. С другой, уменьшает прибыльность белорусских НПЗ, способствуя таким образом их удешевлению".


Мы создали "Таможенный союз", в котором нас легко ограничить

Что-то не то выходит с этим Таможенным союзом, правда? Куда ни глянь — России выгодно, а Беларуси, мягко говоря, не очень. Отчего же так вышло?

Сергей Чалый: "Сам по себе Таможенный союз, если бы он действительно был таможенным союзом в общепринятом значении, был бы выгодным для нас. Но существует определенная логика экономической интеграции. И если что-то перепутать, проблемы когда-нибудь начнутся. Обязательно. Вот он, этот точный алгоритм:

1. Взаимные преференции в торговле — когда желающие экономической интеграции страны поощряют друг друга к более интенсивному обмену товарами;
2. Зона свободной торговли — когда внутренние границы для торговли снимаются вовсе;
3. Единое таможенная территория — когда участники зоны свободной торговли устанавливают общие правила для импорта и экспорта товаров;
4. Единое экономическое пространство — желающие экономической интеграции страны объединяют бюджеты и налоговые системы;
5. Монетарный союз — когда объединяются Нацбанки и вводится единая валюта;
6. Полная экономическая интеграция.

Мы с Россией все время сначала крышу стараемся построить, а потом стены. В нашем случае 2 и 3 шаги поменяли местами. Мы попытались создать Таможенный союз, но еще не договорились о зоне свободной торговли. Но это абсурд! В итоге получается, что мы создали "Таможенный союз", в котором, по мнению России, возможны торговые ограничения между странами.

Поэтому это образование таможенным союзом не является. Фактически это Россия подписывает еще две страны на то, чтобы они вместе с ней защищали российского производителя от международной конкуренции, ну и немного своего".


В нашем случае профит от существования Таможенного союза получают производители фармацевтики и сложной бытовой техники — холодильников, телевизоров и т.д. Но это — капли в море.

Переговоры и перспективы

Нет общего экономического пространства — нет и общей точки зрения на торговлю нефтью. В ходе переговоров каждая сторона стремилась навязать свое видение вопроса, и... странная вещь!

Сергей Чалый: "Я так понимаю процесс переговоров: вы, например, хотите продать за 100 рублей, а мы хотим купить за 1 рубль. В результате мы остановимся где-то на 50 рублях. Но здесь получилось так, что мы почему-то, хотя и медленно, но согласились на их 100 рублей!

Таможенный союз давал нашей стороне козыри, чтобы торговаться на переговорах с Сечиным. Но два месяца бодались — и ничего не добились... Я подчеркиваю: те соглашения, которые были подписаны 27 января [о пошлинах на нефть — зам. Еврорадио] — это безусловная капитуляция. Мы полностью приняли российские условия.

Почему переговоры были провалены — у меня есть мысль. Я ведь аналитик, у меня всегда должно быть хоть какое-нибудь толкование. Но эту мысль я пока что придержу".


Очевидно, что Беларусь согласилась на Таможенный союз в том виде, в котором он есть сейчас, потому что ожидает от России следующего шага по экономической интеграции — создания единого экономического пространства. Которое должно было бы предшествовать созданию Таможенного союза.

Сергей Чалый: "Мы сейчас соглашаемся на совсем не выгодные вещи с расчетом на отдаленное по времени — 2011-го или 2012-го года — соглашение о едином экономическом пространстве. Но самый главный вопрос остается: какие товары будут принадлежать Таможенному союзу, а какие — нет?

Вот Россия сразу сказала: энергетическую сферу в Таможенный союз не включаем. Какой тогда смысл?

На днях состоялось заседание комиссии Таможенного союза, которая и должна была этот вопрос решать. Туда вместо Семашко поехал Кобяков — и это важно, что от нас поменялся переговорщик. И этот вопрос там был поднят.

Они сидели шесть часов, и вот все, что смогла сказать Россия: "Хорошо, Давайте не будем называть это Таможенным союзом. А назовем это Союзом таможенных территорий".


Ну по сути это тогда не Таможенный союз. Это обычное трехстороннее соглашение по ряду частных вопросов".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров