Российские СМИ: Лукашенко - предатель

www.segodnia.ru

Нет, были, конечно, и другие идолы – им охотно поклонялись, куря словесный и информационный фимиам, на них чуть ли не молились, но они, один за другим, постепенно ушли в политические небытие.

Кто-то дискредитировал себя неадекватным поведением во время "горячей осени" 1993-го – или, скажем, позднее, на губернаторстве в Курской области.

Кто-то прошел путь от патриота до Хасавюрта, достиг вершин региональной власти, а погиб в авиационной катастрофе.

Кто-то метнулся кабанчиком в предместье Лондона, а затем тиснул в своей багрово-патриотической газете обширное интервью с Борисом Абрамовичем.

Кто-то просто сошел с круга и стал политическим маргиналом…

Апофеозом же крушения политических идолов от записного патриотизма стал развал парламентского блока "Родина", ставший жертвой дрязг и личных амбиций вождей.

Иное дело – Александр Григорьевич. Глава государства! Величина… Было время, в "патриотической" среде его даже прочили в кремлевские сменщики больному Борису Ельцину. Тогда же Лукашенко стали почтительной именовать "батькой", рассматривая в качестве этакого восточнославянского лидера.

Фактически, президент Беларуси озвучивал те мысли, пусть и на более приземленном уровне, что мощно прозвучали недавно во время пастырского визита на Украину Патриарха Кирилла, когда Его Святейшество обратился "ко всем странам, образующим духовное пространство Святой Руси".

Казалось, Лукашенко является зримым олицетворением всего того, что отсутствовало тогда в олигархической России, переживавшей мучительный период полураспада и криминальной революции. Вот почему так тепло был встречен проект Союзного государства – первая интеграционная ласточка на постсоветском пространстве.

Наши профессиональные "патриоты" и просто неискушенные люди видели в Беларуси альтернативу тому, что происходило у нас дома. При этом они ничуть не задумывались о происхождении "экономического чуда" в соседней стране. Не задумывались о том, что эксплуатация "братских отношений" позволяет через жесткий режим личной власти и государственный монополизм удерживать ситуацию под контролем, обеспечивая низкий уровень цен и уровень жизни в духе "развитого социализма" а-ля Леонид Ильич.

Однако всему когда-то приходит конец…

Александру Григорьевичу можно было, вероятно, простить многое – и прощалось. Россия, как известно, надежно прикрывала (и по-прежнему прикрывает!) своего геополитического союзника от массированного давления Запада, оказывая разнообразную поддержку. В целом, трудно переоценить роль российского рынка и ту прямую и косвенную поддержку, которую восточный сосед оказывал Беларуси на протяжении всех этих лет.

Возникали, впрочем, и непростые вопросы – особенно те, что связаны с исчезновением в республике статусных людей, оппозиционных режиму. Все, кто осмеливался выступить против белорусского батьки, тотчас оказывались "под колпаком у Мюллера" или, в лучшем случае, выдавливались в эмиграцию.

Наибольший резонанс в России получило убийство летом 2000 года телеоператора ОРТ Дмитрия Завадского.

Широко известный журналист бесследно исчез по дороге из аэропорта "Минск-2". Это преступление официально считается раскрытым, хотя тело Дмитрия до сих пор не обнаружено…

Народ, уставший от полунищей жизни в бедной Беларуси, прощал Лукашенко все: сорванные выборы и разогнанный парламент, побоища в центре Минска, тюрьмы, бесконечную критику и презрение Запада… "Батька" хочет вернуть нас в Россию – значит он наш.

Появление на российской политической авансцене Владимира Путина внесло серьезные коррективы в отношения между странами, поставив крест на амбициях "батьки" возглавить Союзное государство (если таковые, конечно, имелись). Ведь рейтинг молодого и динамичного лидера на контрасте с Ельциным буквально зашкаливал.

До отделения мух от котлет было еще далеко, но общие тенденции проявились довольно быстро – Москва стала разговаривать с официальным Минском с более рациональных и прагматичных позиций, нежели это было при "царе Борисе". Старые песни о главном больше не вызывали прежнего умиления.

Путин предложил Лукашенко перейти от слов к делу в домостроительстве: решить, наконец, по какой схеме будет функционировать единое государство, и определить даты выборов единого парламента и главы государства. Вот тогда и стало ясно, "кто есть ху".

Воротившись в Минск, Лукашенко испуганно пробормотал на аэродромном поле что-то о русских, которые хотят проглотить белорусскую независимость не на тех условиях, как хотелось бы ему самому.

"Крах Советского Союза, несомненно, стал одной из величайших трагедий минувшего века, – писал летом 2002 году Павел Черноморский. – Чувства людей, чьи семьи оказались разрушены Беловежьем, чувства тех, кто родился в великой стране, а нынче живет в нищем удельном княжестве, понятны и достойны уважения. Но Лукашенко ни единой минуты не думал об этих людях. "Назад в СССР" – он сделал эту утопию своим главным предвыборным лозунгом так же, как в самом начале девяностых он, будучи главой специальной комиссии Верховного Совета Беларуси, согласно тогдашней политической моде обвинял во всех невзгодах "промосковскую мафию".

Лукашенко был готов стать парией в глазах всего цивилизованного мира, только бы чувствовать себя королем дома. Он и был им – народ верил Лукашенко и верил, что некие злобные силы, то ли ЦРУ, то ли Моссад, то ли сам черт с копытами мешают объединению с Россией".


Чем дальше в Беловежский лес, тем отчетливее становилось стойкое нежелание официального Минска заниматься реальной интеграцией в рамках Союзного государства. И если отказ Лукашенко пустить в страну "российских олигархов" можно было понять и объяснить, то начало экономических войн между двумя странами и перекрытие вентиля застало наших "патриотов" врасплох.

Комедии с "объединением", которую в течение ряда лет Лукашенко уверенно и умело разыгрывал, пришел конец. Последней же каплей явилась агрессия на Кавказе. Точнее пауза, взятая Лукашенко – она оказалось мучительно долгой, а закончилась… предательством. Нет, не России! Лукашенко, в конце концов, поставлен белорусским народом, чтобы отстаивать интересы, прежде всего, своей страны. Речь идет о предательстве того образа, который культивировался им с 1990-х годов.

А ведь вскоре после провала грузинского блицкрига "батька" прилюдно обещал: "Придет время, и мы, наверное, также как и в России, рассмотрим вопрос о признании Южной Осетии. У нас сейчас будут парламентские выборы, придет парламент, и они обратятся по вопросу Южной Осетии и Абхазии. Промолчать мы не можем". И вот прошел почти год, и белорусский МИД указал гражданам своей страны на необходимость соблюдения законов Грузии при поездке белорусских граждан в Абхазию и Южную Осетию.

Что ж, президент Лукашенко ведет свою сложную игру, однако "батька Лукашенко"… этот образ приказал долго жить. И это медицинский факт! Последний кумир российской «патриотической оппозиции» пал в дипломатических руинах по дороге в Цхинвал. Чего ж после этого удивляться маневрам и зигзагам вокруг ОДКБ!

Эксперты говорят, Александр Григорьевич решил проводить более сбалансированную внешнюю политику, чтобы выгадать для себя как можно больше преференций в торге с Москвой и Западом. В этом отношении официальный Минск представляет большой интерес для США и НАТО, желающих получить форпост против России. Нужно только забыть всю предыдущую "кредитную историю" взаимоотношений с официальным Минском.

Ну, Западу к двойным стандартам не привыкать – на том и стоит. Другое дело, как объяснить тамошнему общественному мнению смену курса? Очевидно исподволь, через "Восточное партнерство". Мол, не так страшен бывший "батька", как его малюют. Перековался. Готов к сотрудничеству.

Впрочем, существуют виды в отношении Лукашенко и по более прозаическому поводу. Как известно, авария на Чернобыльской АЭС затронула не только Украину, но и Беларусь. А коли так, то вали до кучи – пусть республика, чтобы заслужить место в "свободном мире", станет местом захоронения ядерных отходов Старого Света.

Тот, кто знаком с этой тяжелой проблематикой, подтвердит: территорий для атомных "могильников" наперечет. Чтобы освоить под такие радиоактивные объекты новые земли, нужна твердая и единовластная рука, которая будет действовать без оглядки на парламенты, оппозицию, экологов – и мнение народа, само собой.

…Выступая в рамках программы, показанной в декабре 2006 года по Первому каналу белорусского телевидения, Александр Григорьевич говорил: "СССР распался не по экономическим причинам, а из-за кризиса системы власти. Главной причиной развала Советского Союза стала неограниченная, необузданная, несбалансированная власть. Неограниченные богатства также развращали эту власть.

Власть надо было модернизировать, а она не модернизировалась, она просто загнивала... Никто не считал деньги. Потому, что власть была такова, что некому было спросить с этих начальников. Никто никого фактически не избирал, сами среди себя назначали людей. Это, прежде всего, главная причина гибели СССР. Все это перешло в Россию и это может погубить Россию".


Начет необузданной власти – это хорошо сказано… И главное, не глядеться в зеркало, чтобы ненароком не увидеть в нем тот незабвенный образ, что заставлял доверчивых людей в России грезить о новом Богдане Хмельницком.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров