Белорусско-российские отношения: от Бакиева к 9 мая и далее

Юрий Баранчик, imperiya.by

Последний всплеск белорусско-российской риторики на высшем уровне и соответствующие круги по воде в виде комментариев экспертов и средств массовой информации был зафиксирован во второй половине апреля, когда Москва и официальный Минск заняли принципиально различные позиции по вопросу событий в Киргизии.

Москва, по сути, одобрила народное восстание против коррумпированного режима Бакиева, приход к власти оппозиции и шаги новой власти по своей легитимизации. Официальный же Минск жестко осудил отстранение клана Бакиева от власти и дал приют бывшему президенту Киргизии и его, как говорят киргизские эксперты, третьей семье.

Москва подчеркнула, что народ имеет право восставать против власти, если та не обеспечивает своих прямых обязанностей по эффективному управлению государством. Минск посчитал, что власть имеет право применять оружие против своих граждан с целью удержания власти.

Москва подчеркнула коррупционный характер власти клана Бакиева, Минск – предпочел видеть в Киргизии нищую страну, в которой нечего воровать, несмотря на то, что сын Бакиева владеет одним из клубов английской футбольной лиги.

Ряд позиций, по которым у Москвы и официального Минска диаметрально разошлись мнения относительно событий в Киргизии, можно продолжать и далее, однако это общей картины не изменит: пропасть, все больше разделяющая Москву и официальный Минск, стала еще шире, а противоречия между руководством двух стран – еще глубже. Сегодня это стало заметно даже непосвященным обывателям.

Нельзя сказать, что такое расхождение позиций случайно. За последние два года это, по сути, уже пятое системное внешнеполитическое противостояние двух столиц: первым была реакция на агрессию Грузии против Южной Осетии; вторым – признание новых кавказских государств Москвой и непризнание Минском; третьим – расхождение позиций по "Восточному партнерству", четвертым – попытка срыва официальным Минском саммита ОДКБ в Москве в июне прошлого года и заблокирования принятия решения по созданию КСОР ОДКБ.

И когда белорусское руководство говорит о том, что не понимает, почему ОДКБ не вмешался в происходящее в Киргизии, то в ответ тоже можно спросить – почему официальный Минск уже почти в течение года никак не может принять на себя председательство в этой организации, которое ему должно было перейти еще в июне прошлого года? Если бы Минск был председателем, он бы спокойно мог собрать саммит лидеров и повлиять на постановку вопроса, а так этим вынуждена заниматься Москва.

И то, что разность позиций по отрешению Бакиева от власти не ограничилась непосредственно им самим, а снова вышла на уровень ОДКБ, позволяет констатировать только то, что, к сожалению, между Москвой и официальным Минском эскалация отношений продолжает нарастать.

Вот уже официальный Минск на днях заявил, что не видит смысла участвовать в саммите стран ОДКБ 8 мая в Москве, если не будет учтена белорусская позиция по повестке дня. Хотя, какая там повестка, понятно, что официальный Минск хотел привести легитимного, на его взгляд, Бакиева в качестве президента на саммит лидеров ОДКБ, для которых легитимность бывшего киргизского руководителя закончилась в тот момент, когда он собственноручно подписал заявление об отставке. Это был бы, конечно, скандал. Но тогда возникает вопрос – зачем его провоцировать, тем более на международном уровне?

Естественно, предвидя такое развитие событий, Москва устами новой власти Киргизии дала понять, что в случае появления Бакиева в Москве он будет экстрадирован на родину в соответствии с запросом Бишкека, как и бывший министр внутренних дел.

Однако приходится отметить, что уже не впервой официальный Минск пытается вынести обсуждение белорусско-российских отношений на совершенно другой, абсолютно не нужный им уровень. Правда, не совсем понятно стремление спровоцировать некий общественный ажиотаж накануне знаковых событий. В прошлом году молочный конфликт перекинулся на саммит ОДКБ, когда белорусская делегация отказалась прилететь в Москву на подписание документов по созданию КСОР ОДКБ. В этом году противоречия по событиям в Киргизии почему-то решено выплеснуть накануне 9 мая, святого для всех (или не всех?) граждан Беларуси, России, других стран постсоветского пространства Дня Победы.

Очевидно, что такое неприятное постоянство возникает из-за того, что непосредственно на уровне белорусско-российских отношений у официального Минска не хватает ни аргументации, ни рычагов воздействия для продавливания своей позиции. Естественно, такой вынос проблем на всеобщее обозрение не привносит доверительности в двусторонние отношения. И если ранее только Владимир Путин отшучивался по поводу претензий Минска, относя это к проявлениям братской любви, то теперь и президент России Дмитрий Медведев в апреле дважды вынужден был высказаться относительно белорусской проблематики. Так случилось, что Бакиев стал еще одной лакмусовой бумажкой состояния двусторонних белорусско-российских отношениях.

В этой связи становятся понятными расхождения руководства двух стран относительно и роли ОДКБ на постсоветском пространстве. Официальный Минск считает, что ОДКБ, помимо прочего, должна еще выполнять и некие полицейские функции по наведению порядка в странах-членах в случае возникновения в них ситуаций, аналогичных бакиевской. Однако Россия не торопится разделять такую позицию, очевидно, потому, что именно она является правопреемницей Советского Союза, обладает более глубокой исторической памятью и прекрасно отдает себе отчет в том, что повторение опыта Чехословакии и Венгрии на постсоветском пространстве в настоящий момент принципиально невозможно.

Не исключено, что в неком отдаленном будущем общественное мнение стран-членов ОДКБ созреет до понимания необходимости осуществления организацией еще и такой функции, как поддержание порядка и легитимности действующей власти в одной из стран-членов. Пока же такого понимания нет, и навряд ли оно скоро появится. И прежде всего против такого подхода будет выступать сама Россия: думается, эксперты прекрасно отдают себе отчет в том, что любые действия ОДКБ такого рода будут расценены как попытка восстановить империю силовым путем.

Это, конечно, тупиковый путь: если империя и может быть восстановлена, то только мирным путем, когда ее необходимость будет идти из глубины народных ожиданий. Пока же это явно преждевременная и опасная постановка вопроса, прежде всего, для единства позиции самих стран-членов ОДКБ.

На фоне таких острых и как будто специально вынесенных на обозрение общественности противоречий в позициях Москвы и официального Минска остается под вопросом и встреча лидеров двух стран. Между тем Беларуси и России есть что обсудить. Повестка дня просто огромна. Это становится особенно очевидным на фоне ошеломительного сближения российско-украинских позиций по наиболее острым вопросам двусторонних отношений, нерешенность которых, вернее, отсутствие политической воли бывшего руководства Украины к решению которых и породили острейший кризис.

Пример украинского руководства показывает, что не решаемых проблем нет. Думается, не стоит ждать, пока официальный Минск столкнется с аналогичными проблемами (невозможность принятия бюджета), еще есть возможность их решить сейчас. Тем более что, несмотря на все имеющиеся противоречия, отношения между Москвой и официальным Минском еще не дошли до той стадии заморозки, которой характеризовались отношения Кремля с Ющенко или характеризуются с тем же Саакашвили.

Конечно, проведение двусторонней встречи на высшем уровне сегодня вряд ли целесообразно – еще не улеглись эмоции по поводу "бакиевских грабель". С другой стороны, для того, чтобы снять нависшую над двусторонними отношениями "тень Бакиева", необходимо предпринять какие-то реальные шаги, которые бы позволили несколько разрядить обстановку и показать свою доброжелательность.

Занятая руководством России позиция по отношению к последним прорывным украинским инициативам показывает, что слова Кремля относительно приоритета братства и дружбы народов двух стран перед экономическими категориями прибыльности и капитализации не расходятся с делами. Как показали событий последних дней, Москва спокойно расстается с достаточно серьезными ресурсами, если речь идет о действительно реальном процессе объединения экономик и обществ двух стран, для поддержания достойного уровня жизни братского народа.

Как говорится, мяч на белорусской стороне. Конечно, дело белорусского руководства приезжать или не приезжать на саммит ОДКБ, приуроченный к празднованию 65-летия Великой Победы. Только странно будет после этого слышать в очередной раз о том, что Россия не выполняет своих союзнических обязательств в отношении маленькой, но очень гордой республики, и думает, например, строить или не строить ту же АЭС "союзнику". 9 мая – явно не повод для выяснения отношений, даже очень острых – все это может подождать.

Тем более не надо забывать, что, кроме празднования Дня Победы, приглашенные российским руководством лидеры стран-членов ОДКБ получат возможность поздравить и Дмитрия Медведева со второй годовщиной вступления в должность президента России, и этот фактор также необходимо учитывать при принятии решения о том, ехать или не ехать в Москву. Гимпу или Саакашвили являются очень плохим примером для подражания.

Посмотрим, хватит ли официальному Минску политического мужества признать современные политические реалии, в том числе очевидную согласованность действий и оценок Москвы и Вашингтона на постсоветском пространстве, и политической мудрости не заводить двусторонние отношения в тупик, экономический выход из которого, не говоря уже о политическом, будет очень тяжелым. Все это может поставить под вопрос ценность Союзного государства для братского российского народа.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров