Таможни не отдают добро

www.kommersant.ru

В пятницу в Санкт-Петербурге прошло заседание глав правительств Таможенного союза и ЕврАзЭС. Переговоры по Таможенному союзу, прерываемые общением с коллегами по ЕврАзЭС и СНГ, продлились до глубокой ночи, но преодолеть разногласия так и не удалось. Документы, которые были подготовлены экспертами накануне ночью, подписаны не были. Одним из реальных результатов этой встречи, на взгляд специального корреспондента "Ъ" Андрея Колесникова, стало очищение от одуванчиков лужайки перед пресс-центром.

Вокруг Константиновского дворца лето, и десятки работников и работниц самозабвенно выпалывают из травы одуванчики, так торопятся, словно у кого-то во дворце такая на них аллергия, что, если одуванчики не выдрать и не утилизировать до начала заседания, дело может закончиться плохо.

Внутри Константиновского дворца Владимир Путин уже выступает перед коллегами, участниками Таможенного союза, рассказывает, как вице-премьеры до двух ночи согласовывали детали Таможенного кодекса и почти все даже согласовали.

— Предлагаю нашим коллегам работать с еще большей отдачей! — завершает Владимир Путин свою пламенную вступительную речь, и по его улыбке понятно, что сам-то он прошлую ночь провел иначе.

Премьер Казахстана Карим Масимов рассказывает, как он накануне побывал в Москве, в Сбербанке, и как его глава Герман Греф показал ему сберкассу нового типа.

— Это сберкасса XXI или XXII века! — Карим Масимов до сих пор в восхищении, и я понимаю, что XXII век в его устах не преувеличение и что он так и представляет его себе: со сберкассой Германа Грефа в центре нового мироздания.

— Распространить бы...— вздыхает Карим Масимов.— В рамках Таможенного союза...

И его святая уверенность в том, что в XXII веке Таможенный союз как раз наберет силу и проектную мощность, заставляет относиться к нему с трепетом...

— Ну давайте же посмотрим, чем наши коллеги занимались до двух часов ночи,— говорит Владимир Путин, и дальше заседание продолжается в закрытом режиме. Впрочем, все-таки кое-что можно выяснить, например, что до сих пор так и не удалось согласовать с Беларусью пошлины на газ и что, по расчетам российской стороны, Беларусь уже задолжала России около $200 млн, а по расчетам белорусской — наоборот, все в порядке и Беларусь выполняет все обязательства, которые взяла на себя.

Между тем российские переговорщики поясняют, что дело именно в том, что Беларусь сама определяет для себя сумму взятых обязательств и скидок на газовые пошлины, а потом в соответствии с этими скидками и платит России. И что накануне эту проблему так и не удалось решить.

Зато, судя по всему, договорились насчет унификации и приведения к среднему показателю (как рассказывают те же переговорщики) пошлин для физических лиц на ввоз автомобилей. В России они выше, чем в Беларуси и Казахстане, приведение к среднему показателю должно означать, что в России они должны понизиться, а в Беларуси и Казахстане — повыситься.

После заседания Таможенного союза прошла встреча премьеров стран ЕврАзЭС. Она была отмечена вспышкой активности премьера Беларуси Сергея Сидорского, который вдруг заговорил словами правды и только правды. И выяснилось, что из 36 мероприятий, которые должны быть выполнены к этому дню, выполнены только семь. Что антикризисный фонд ЕврАзЭС, созданный для поддержки более слабых стран сообщества, не работает. Он рассказал, что Беларусь кроме предложений об организации деятельности фонда передала туда заявки о быстрейшем предоставлении ей помощи. По его словам, заявки прошли все необходимые экспертизы. Но реакции нет никакой. Сергей Сидорский признал, таким образом, что не относит Беларусь к числу сильных стран даже по меркам ЕврАзЭС. Хотя бы таких амбиций у Беларуси нет.

Кроме того, страны ЕврАзЭС, по словам Сергея Сидорского, даже не подступились к статусу региональной валюты, который активно обсуждался на предыдущих заседаниях.

— И такая ситуация по большинству вопросов! — с горечью констатировал белорусский премьер.

Впрочем, коллеги не обратили должного внимания на всплеск активности Сергея Сидорского. Вернее, они не обратили на него вообще никакого внимания и вместе с ним подписали несколько соглашений, не оказывающих решающего влияния на судьбу своих стран в посткризисном мире.

После коротких и формальных переговоров в формате премьеров СНГ, в тот момент, когда уже должна была начаться итоговая пресс-конференция, Владимир Путин, Сергей Сидорский и Карим Масимов неожиданно снова уединились. Их переговоры о Таможенном союзе, судьба которого, судя по их утренним заявлениям, была безоговорочно решена, и к лучшему для братских народов, возобновились с необыкновенной силой.

Переговоры продолжались еще пять часов. У них не было перерывов на обед, не было вообще никаких пауз. Хотелось написать — "стемнело", но в Петербурге начались белые ночи, и на самом деле никак не темнелось, хотя шел уже одиннадцатый час вечера. Уже не было никакой надежды на то, что они приедут, как планировалось, в пресс-центр (ради чего и выкосили одуванчики), который находится в метрах семистах от дворца. Журналисты сами пришли к Магомету.

Вопросов никаких не было, нас предупредили, что премьеры ограничатся заявлениями. И они ограничились. Владимир Путин поблагодарил коллег за содержательную работу. После того что он сказал дальше, эти слова потеряли смысл.

— При этом не буду скрывать от вас,— продолжил он,— что согласовать все вопросы нам пока не удалось.

В этот момент стало понятно, что документы по Таможенному союзу, над которыми так самозабвенно всю ночь работали эксперты, подписаны не будут. Российский премьер отметил, что есть "чувствительные противоречия", и белорусский с воодушевлением согласился с ним.

Господин Путин добавил, что нет понимания по проблемам автопрома, авиационной промышленности, таможенных пошлин, и сказал, что эксперты будут работать еще две недели.

Господин Сидорский ограничился фразой насчет того, что "пока наши позиции до сих пор не сближены". Так резко и определенно он до сих пор не выражался.

Господин Масимов тоже отправил всех к экспертам.

— Если мы сегодня сдвинемся с антикризисных позиций, которые заняли, чтобы преодолеть кризис, это нанесет урон нашей экономике,— заявил Владимир Путин, говоря о пошлинах на ввоз автомобилей для физических лиц (они были повышены и, по сути, являются заградительными).

То есть неуступчивым сейчас казался российский премьер.

Таким образом, предположение о том, что пошлины будут усреднены, то есть Россия снизит их, а Казахстан и Беларусь повысят, не подтвердилось.

— Есть проблемы и с другими пошлинами...— заявил российский премьер.

— На нефть и нефтепродукты! — азартно перебил его господин Сидорский.

— Здесь суета недопустима,— закончил Владимир Путин, и собеседники удалились в покои Константиновского дворца. У российского премьера здесь должны были пройти еще две встречи — с молдавским и таджикским премьерами.

Между тем сразу после этого мне удалось поговорить с источником в казахской делегации, который рассказал, как на самом деле проходили эти переговоры.

Переговоры, по его словам, начались без всякого напряжения, казахская делегация соглашалась со всеми предложениями россиян. Правда, Сергей Сидорский сразу сказал, что Беларусь пока резервирует свою позицию. При этом не было высказано никаких возражений по поводу того, о чем накануне договорились вице-премьеры.

Но потом господин Сидорский заметил, что белорусские переговорщики и правда согласны с каждой буквой проектов соглашений по Таможенному союзу, только с одним условием: если Россия снизит таможенные ставки на нефть и нефтепродукты, которые поставляет в Беларусь. Господин Путин на это заметил, что эта проблема не имеет отношения к договоренностям по Таможенному союзу. Господин Сидорский заявил, что белорусская сторона считает, что это не так.

Российский вице-премьер Игорь Шувалов отметил, что о проблеме таможенных ставок Беларусь знала и месяц назад, и два, и три, но ни разу на переговорах по Таможенному союзу об этом ничего не было сказано: "Почему же теперь, когда все готово к подписанию, возникла эта тема? Почему молчали?"

Господин Сидорский ответил, что Белоруссию всегда беспокоила эта тема. Получив ответ, что эта проблема решается в рамках создания Единого экономического пространства (ЕЭП), Сергей Сидорский заявил, что тогда Таможенный союз надо запускать вместе с ЕЭП.

Владимир Путин в рамках миролюбивой внешней политики РФ предложил Сергею Сидорскому поговорить на тему пошлин на нефть с президентом Беларуси и затем вернуться к вопросу. Впрочем, было понятно, что Сергей Сидорский именно с Александром Лукашенко на эту тему перед встречей в Константиновском дворце и говорил. А с кем же еще ему говорить?

Игорь Шувалов не удержался и сказал белорусскому премьеру, что пока, может быть, в таком случае Таможенный союз создадут Россия и Казахстан, а Беларусь присоединится к нему, когда посчитает нужным.

Впрочем, господин Путин засмеялся и сказал, что не стоит так уж торопиться и драматизировать.

Можно было бы написать: на этом они и расстались. Но на самом деле, вернувшись в Константиновский дворец, три премьера продолжили свой разговор, переваливший далеко за полночь и, похоже, уже не имеющий смысла.

А молдавский и таджикский премьеры продолжили свой — в ожидании встречи с Владимиром Путиным.

И тоже смыслами себя не обременяли.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров