Светлана Байкова объявила голодовку?

"Белорусские новости"

Информационная блокада вокруг "дела Байковой" достигла наивысшей точки. Коллеги старшего следователя по важнейшим делам генпрокуратуры стали сторониться ее родственников, а те сегодня сами находятся в неведении о состоянии Светланы…

Отчасти можно понять, почему со стороны КГБ или генеральной прокуратуры нет официальных сообщений о задержании и причинах ареста Светланы Байковой, инкриминируемых ей деяний и т. п.: дело сложное, тайна следствия, в конце концов — сами не разобрались, что произошло и что из этого выйдет. При том, что есть конкретные факты, которые бессмысленно отрицать, но вполне можно озвучить на пресс-конференции либо разместить на ведомственном сайте. Случай ведь не рядовой!

Но в данной ситуации речь идет не столько об "утолении журналистского информационного голода", сколько об отношении к родственникам Байковой.

Со дня заключения под стражу со Светланой они общались через адвокатов и поддерживали почтовую связь; сами писали и получали от нее еженедельно два-три письма. Понятно, что все сообщения в обе стороны предварительно читались, скажем так, сторонними заинтересованными лицами, а потому никаких намеков о ходе расследования там и быть не могло.

В каждом письме, отправленном из СИЗО КГБ, Байкова интересовалась делами своего 11-летнего сына и здоровьем матери, которая в день ареста дочери находилась в больнице. От пожилой практически слепой женщины близкие какое-то время пытались скрывать правду — говорили, что Светлана находится в командировке, но сердце матери, действительно, не обмануть…

В апреле мать встретилась с дочерью в следственном изоляторе. Через несколько недель, в мае, пенсионерка попросила еще одну встречу, но на этот раз получила от следователя отказ. С отцом своего сына Байкова в разводе, бывший муж родственником не является, а потому претендовать на свидание не может. Связь со Светланой близкие ей люди поддерживали с помощью писем и через адвоката. До недавнего времени.

В последнем письме, от 26 мая, Светлана Байкова сообщила, чтобы ей больше не приносили продуктовых передач: она объявляет голодовку, которая должна была начаться 31 мая. По странному совпадению примерно в это же время ее защитник оказывается в больнице.

На вчерашний день, 3 июня, не было никакой информации о том, что сейчас происходит в камере следственного изолятора КГБ, где находится старший следователь генеральной прокуратуры.

Зная характер Светланы, могу предположить, что она действительно объявила голодовку. Вот только кому от этого будет хуже? Байкова прекрасно понимает, что в ее деле не рядовые "извозчики" поставили телегу впереди лошади.

"Белорусские новости" уже обращали внимание на то, что при расследовании уголовных дел практически каждый свой шаг следователи согласовывают с вышестоящим начальством. Байкова не единолично принимала решения по тем либо иным следственным действиям в расследовании многоэпизодных коррупционных дел, которые затем были рассмотрены судами, а приговоры вступили в законную силу.

Ситуация со старшим следователем генпрокуратуры выглядела бы более логично, если бы "огрехам" в работе Байковой сперва дали оценку судебные инстанции. То есть, в судебном порядке пересмотреть все дела: незаконно привлеченных к уголовной ответственности и незаконно осужденных отпустить с миром, незаконно освобожденных от уголовной ответственности – привлечь, а виновных в беззаконии — наказать. Но, похоже, никто не знает, как эту "телегу" поставить на место. Даже в генеральной прокуратуре, ибо, если до недавнего времени коллеги Светланы хоть как-то шли на контакт с ее родственниками (а к кому им еще было обращаться за помощью?), то теперь люди в прокурорских мундирах, ссылаясь на запрет начальства, отказываются от общения.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров