Газовой войной Кремль начал реализацию плана устранения Лукашенко

УНІАН

Газпром-шоу началось нетрадиционно: с театрального поручения Медведева… Лукашенко думал, что льготы будут вечно… Сначала была Украина, затем Беларусь, потом опять Украина?..

Российско-белорусский конфликт, касающийся задолженности Беларуси перед Россией, стал публичным с середины июня. 15 июня Президент России Дмитрий Медведев потребовал у Беларуси расплатиться за поставленный газ в пятидневный срок, а белорусский президент заявил, что никакого долга у Беларуси нет.

На протяжении последних четырех дней Россия, напоминая, что труба Белтрнасгаза принадлежит ей, последовательно сокращала газ Беларуси, ограничив его до 60% суточной нормы. В ответ Лукашенко распорядился перекрыть транзит российского газа в Европу.

Утром 24 июня Газпром якобы возобновил поставку газа в Беларусь в полном объёме. Как заявили в Кремле, глава Газпрома Алексей Миллер в телефонном разговоре доложил президенту России Дмитрию Медведеву об оплате поставок газа белорусской стороной и возобновлении подачи газа в полном объёме. Правда, о долге России за транзит умолчали…

Газпром-шоу началось нетрадиционно: не с театрального выступления Миллера, а с поручения Медведева

Анализируя события очередного газового конфликта, складывается убеждение, что газовый газ – долг это лишь повод для войны.

Ведь прежде чем начинать махать газовой дубиной, вопрос мог решаться в судебном порядке. Стандартный контракт предполагает наличие статьи об урегулировании возникших споров. Там предполагается возможность обращения в арбитраж. Этого этапа решения спора – через судебную инстанцию – не наблюдалось. Перескакивание через этап и задействование газового оружия говорит о юридической слабости России в данном споре. А то, что Газпром умалчивал о долге за транзит – еще одно подтверждение этого.

Да и газо-боевые действия со стороны России были начаты с самого высокого уровня. Обычно Газпром-шоу начинается с того, что на телевизионную передовую, выпускается глава Газпрома, который делает заявление об образовавшемся долге страны-транзитера и картинно дает команду на сокращение поставок. В этот раз Миллер вышел на экран уже после того, как прозвучал ультиматум с самого высокого уровня, то есть после того, как президент РФ Медведев дал ему поручение разобраться с белорусской задолженностью. То, что Газпром-шоу остается на втором плане, уступая первый план президенту Медведеву, свидетельствует: конфликт изначально не вписывался в рамки сугубо газовых отношений.

Развязав очередную газовую войну, Россия преследует несколько целей. Напомним, что остался не до конца урегулированным вопрос, связанный с экспортом из Беларуси нефтепродуктов, полученных из российской нефти. Стороны так и не пришли к взаимопониманию. Российская сторона осталась на своей позиции. (6,3 миллиона тонн может поставляться в Беларусь на прежней основе, а остальное – примерно 15 миллионов тонн – по рыночным ценам). Эта цена вопроса на порядок выше, чем цена газа – порядка двух миллиардов долларов. В этом смысле Россия пытается привести отношения с Беларусью к российскому знаменателю.

Второй аспект – политический, и он связан с тем, что Россия, учитывая грядущие президентские выборы в Беларуси, вознамерилась в них поучаствовать. В Москве подумали, что, добившись успеха в Украине, следует зачистить режим Лукашенко от главного политического лица. Сделать это и политически, и экономически сложно, но в Москве решили, что возможно. Они посчитали, что, сократив субсидирование белоруской экономики, тем самым усугубят экономическое положение в стране. Народ возропщет и возжелает кого-то другого. И наступит конец эры Лукашенко.

Поэтому РФ постоянно ищет поводы для тех или иных энерговоенных действий в Беларуси. Газовый повод идеален, время выбрано удачно. В летний период резонанс от газового кризиса будет минимален. Украина с ее мощной ГТС спокойно пропустит белорусские объемы для Польши и Германии. ЕС погружен в свои проблемы, у него специфическое отношение к белорусскому президенту, и Брюссель, если и не закроет на это глаза, то будет говорить о том, что это двусторонний спор.

Чем Лукашенко не угодил Москве?

К Лукашенко можно относиться по-разному, но ему трудно отказать в логике. Раз Беларусь находится в специальных отношениях с РФ, в рамках так называемого союзного государства, в рамках формируемого Таможенного союза, ЕврАзЭс, ОДКБ и прочих интеграционных образований экономического и военно-политического характера, то очевидно, что Беларусь рассчитывает на определенные преференции в системе отношений такого субординированного партнерства. И так было до 2007 года.

А Россия считает по-другому. В Москве полагают, что позиция Минска в солидарности и поддержке России в проводимой ею внешней политике – это выбор Беларуси. Поэтому логика нынешнего кремлевского режима такова: мы вам за это признательны, но не более того, цены же за энергоресурсы должны быть рыночные…

Россия хочет разрубить сложный узел взаимозависимостей, который сложился в нефтегазовой сфере с Беларусью. Ставка на безлимитный во времени режим преференций, по которому Лукашенко работал с Россией со времен Ельцина, была системным просчетом Лукашенко. Он полагал, что так будет всегда. Но преференции могут быть большими и длительными, но они никогда не будут бесконечно большими и бесконечно длительными. Лукашенко на постсоветском пространстве – среди рекордсменов по длительности непрерывного пребывания у власти (после Назарбаева и Каримова) – почти 16 лет.

Он не только сохранил влияние в стране, но и обеспечил ее развитие. Этого не скажешь о современных правящем дуумвирате России, основной успех которого – развитие олигархономики, паразитирующей в нефте- и газодолларовых потоках, работающем на благосостояние олигархата и правящего политического режима. Режим Лукашенко опасен для политического будущего Кремля, потому что он самим фактом своего существования демонстрирует альтернативу развития – социально направленную, а не олигархоориентированную.

Лукашенко в Минске – это своеобразный беловежский партизан, который более опасен, чем партизаны в Приморье. Поэтому, по логике Кремля, подлежит зачистке.

И сейчас мы видим, как Лукашенко переигрывает газовых гоблинов из Москвы. Заплатив за поставки по газпромовским счетам, Минск выдвинул ультиматум Газпрому по оплате за транзит. Бумеранг возвращается обратно…

Сначала была Украина, затем Беларусь, потом опять Украина?

Белтрансгаз, как известно, на 50 процентов принадлежит Газпрому. Но с учетом специфики Беларуси, неважно, кто является фактическим акционером трубы. Все то, что находится на территории Беларуси, четко и жестко работает по директивам президента и белорусского правительства. Если провести экстраполяцию на Украину и предположить, что 50% процентами НАК "Нафтогаз" распоряжается Газпром, то у нас ситуация была бы совершенно другой. Достаточно вспомнить прецедент, когда президент Украины Ющенко не мог истребовать у НАКа подписанного газового допсоглашения. Председатель правления Нафтогаза письменно уведомлял главу государства, что без согласия Газпрома не может он этого сделать. Это говорит о том, что украинское государство при ста процентах контроля практически не имело суверенитета в нефтегазовом секторе.

В Беларуси ситуация иная: иностранный акционер имеет 50 процентов, но он может лишь довольствоваться причитающейся ему долей дивидендов и не более того.

Как ведет себя Украина в лице нынешней власти? Заявив свою нейтральную позицию в конфликте, тем не менее, услужливо обещает Газпрому прокачивать в Европу дополнительные белорусские объемы, нивелируя таким образом свой нейтралитет. МИДу не стоило бы забывать, что у нас с Беларусью есть чувствительный вопрос, связанный с завершением процесса по демаркации границы, увязанный в пакет с долгом. А незавершенность процесса с госграницей с Беларусью может аукнуться очередными затяжками на переговорах с ЕС по безвизовому режиму.

Радоваться нескольким миллионам лишних транзитных долларов преждевременно. Несложно представить, что аналогичная нейтрально-услужливая модель поведения Минска будет ожидать Киев в случае включения для него белорусского сценария…

Еще один важный урок – технологический.

При большом сокращении подачи газа стороны России, Белтрансгаз не сможет поддерживать высокое давление в трубопроводах. Существует определенный предел, при котором система, находясь в нормальном техническом состоянии, не будет способна выполнять транзитную функцию передачи газа под высоким давлением из-за недостатка газа, подаваемого на вход в систему.

Это имеет важное значение для Украины и Европы, но не в контексте российско-белорусского кризиса, а в контексте реализации Россией проектов строительства дополнительных газопроводов в обход территорий транзитных стран. Россия в этом случае получит неограниченные возможности манипулирования объемами и направлениями транзита. И для Украины будет критическим то, какие минимальные объемы транзита будут обеспечиваться при подаче газа из России в Европу через территорию Украины.

Если эти объемы транзита будут меньше критического уровня, то объективно украинская ГТС, находясь в нормальном техническом состоянии, будет не способна выполнять транзитную функцию. Подаваемого газа будет недостаточно для поддержания высокого давления на выходе из системы, и Укртрансгазу ничего не останется, как переводить ГТС в автономный режим работы. То, как было во время газового кризиса в 2009 году.

Россия, имея диверсифицированную систему подачи газа, получит идеальную инфраструктуру для ведения энергетических войн. Можно, например, найти повод минимизировать транзит через Украину и при этом обвинить Украину в том, что она не обеспечивает его. Хотя обеспечивать транзит будет невозможно при таком снижении подачи газа на вход в систему. Сократив объем, РФ связала руки Беларуси. Завтра на ее месте может оказаться Украина.

Нынешняя украинская власть считает, что газовых кризисов больше не будет, что они были возможны только с помаранчевой властью. Но и Лукашенко думал, что он связан с Россией навсегда и она ему будет вовек благодарна. А вышло совсем по-другому. Если предположить, что Украина будет препятствовать российской модели поглощения НАКа Газпромом, то не исключено, что Россия найдет повод для войны, и использует модель, которую она отработала в прошлом году на Украине, в этом – на Беларуси. Европа, декларируя позицию невмешательства, уподобляется страусу, который прячет голову в песок. ЕС пытается не вмешиваться в газовые кризисы на востоке, считая, что они носят двусторонний характер. И такая оценка Брюсселя просто делает нормой газовоенную модель поведения России.

Более адекватную оценку высказывают в НАТО. В частности, стоит посмотреть на рекомендации стратегической группы, которая готовит предложения по новой концепции НАТО.

"Улучшение сотрудничества (между НАТО и ЕС. – Авт.) также может быть полезным при решении нетрадиционных угроз, таких как терроризм, кибер-атак и уязвимости энергоснабжения. У ЕС накоплен больший соответствующий опыт, чем у НАТО в борьбе с невоенными аспектами такой опасности, хотя граница между военными и невоенными угрозами стирается".

Для ответа на эти угрозы нужны не только солидарная позиция ЕС и НАТО, но и базис для солидарных действий стран транзитеров. В 2006 году после газового кризиса с такой инициативой выступил покойный Лех Качинский после газового кризиса 2006 года, предложив объединить усилия Литве, Польше, Грузии, Украине. Беларусь уже тогда, к слову, была очень не против.

Газовой войной Кремль начал реализацию плана устранения Лукашенко
Газовой войной Кремль начал реализацию плана устранения Лукашенко

Острая информационная недостаточность

Еще один важный аспект – информационный. Вчера Еврокомиссия сообщила о сокращении поступления газа. Это подтвердил глава Европарламента Ежи Бузек, который заявил о сокращении поставок российского газа в Литву, Восточную Германию и Польшу. Глава российского Министерства энергетики Сергей Шматко опроверг слова председателя Европарламента. Вполне конкретная и очень серьезная проблема информационной недостаточности…

Стоит вспомнить, что, по выводам Еврокомиссии, во время газового кризиса 2009 года очень не хватало объективной информации: "На уровне ЕС, – говорится в рабочих документах Комиссии, – основная трудность в оценке того, как наилучшим образом отреагировать на кризис, заключалась в ограниченном доступе к важной технической информации, которая касается системы газоснабжения и газовых потоков на национальном уровне и на уровне ЕС. Не хватало достоверной информации о газовых потоках, сколько газа было в системе та структура спроса. Эта ситуация отображала тот факт, что во всех государствах-членах существуют качественно разные системы, с неравным доступом к информации участников рынка и других сторон, в том числе органов государственной власти… Развитие рынка сдерживается через недостаточность информации о трансграничных потоках газа и прозрачности информации о поступлении газа в ЕС".

В этой связи остается актуальным предложенная в прошлом году группой украинских неправительственных организаций инициатива прозрачности в сфере транспортировки энергоресурсов.

Эффективным механизмом усиления энергетической безопасности на Европейском континенте могло стать провозглашение и имплементация Режима прозрачности в энергетической сфере (Energy Transparency Regime, ETR), которая должна охватывать всю технологическую цепь – от добычи до потребления энергоносителей. Данная инициатива должна базироваться на фундаментальном праве – знать. Потребители во всех государствах (Россия, Украина, страны-члены ЕС) имеют право знать параметры снабжения энергоносителей, поскольку именно они их оплачивают.

Должна быть инсталлирована соответствующая он-лайн система мониторинга телеметрических данных, которые поступали бы из соответствующих газоизмерительных станций (ГИС) по взаимному согласованию сторон. Она бы фиксировала в ежесуточном режиме параметры, которые касаются лишь количественных показателей физического перемещения газовых потоков. В перечне не фигурируют коммерческие или финансовые показатели. Указанные параметры должны быть доступными для всех сторон технологической цепочки добыча – транспортировка – потребление» (РФ – Украина – ЕС). Сопоставление параметров будет предоставлять возможность выявления проблемных зон на всем пути перемещения газовых потоков от скважины к потребителю и четко установить ответственного в случае нарушения трафика.

Михаил Гончар, директор энергетических программ центра "Номос"

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров