Белорусские выборы: что же задумала Москва?

"Белорусские новости"

В то время как в Москве готовят все новые разоблачительные фильмы о белорусском руководстве, в Брюсселе бюрократическая жизнь замерла в обычной летней паузе. Внешнеполитическая маневренность долгое время позволяла белорусским властям балансировать между интересами двух крупных и влиятельных соседей — России и ЕС. Но сейчас в общество и структуры власти снова возвращается вопрос геополитического выбора.

Накануне старта кампании по выборам президента Беларуси риторика в отношениях с Москвой стала, по сути, конфронтационной. Как следствие, социологи отмечают возвращение к традиционной бивекторности — фактически равные доли белорусов предпочитают сближение страны или с Россией, или с Евросоюзом. До этого шесть лет наблюдался явный перевес в сторону восточной соседки.

В свою очередь, белорусские аналитики, указывая на рост давления со стороны российских властей (принуждение к вступлению в Таможенный союз на условиях Москвы, газовая война, информационная война), говорят о реальном конфликте краткосрочных и долгосрочных интересов Беларуси и России и несостоятельности проекта Союзного государства.

Так, эксперты Белорусского института стратегических исследований (BISS) ожидают, что в более широкой перспективе политическое и экономическое давление России на Беларусь будет только расти, а возможность маневра между Востоком и Западом для руководства страны будет сведена к минимуму.

Директор BISS Виталий Силицкий выразил мнение, что Москва может захватить лидерство в белорусском вопросе и — не признать результаты президентских выборов. В итоге ЕС свои обычные заключения о выборах в Беларуси ("на фоне большого количества нарушений были отмечены некоторые улучшения") будет вынужден переписать под Россию, считает эксперт.

Он полагает, что Брюссель, устав от безрезультатного диалога, будет "только рад отдать инициативу в надежде, что хоть Москва сможет оказать влияние и что-то изменить". В итоге, полагает эксперт, Россия может получить, в частности, большое влияние на белорусскую бюрократию.

Вместе с тем Силицкий отмечает, что если Москва реализует этот или любой другой из своих возможных политических сценариев, то в Беларуси станет "только больше России", но не свободы и демократии.

А белорусскому руководству в таком случае, по мнению политолога, придется выходить из намного более жесткой изоляции со стороны ЕС и США, чем сейчас, и делать намного более серьезные шаги, реализуя, например, структурные реформы.

Между тем Брюссель без особого интереса следит за развитием ситуации в Беларуси. Список преференций, которые объединенная Европа может предложить белорусским властям в обмен на демократизацию, давно и неоднократно озвучен, равно как и указано на потери от сворачивания и без того ограниченных связей.

На днях, комментируя для брюссельского аналитического портала EUobserver возобновление дискуссии между Минском и Москвой о признании Абхазии и Южной Осетии, высокопоставленный литовский дипломат, пожелавший остаться неназванным, заявил, что такой шаг «застопорил бы» отношения Беларуси с ЕС и США.

По его мнению, белорусское руководство знает, что за признанием самопровозглашенных республик могли бы последовать визовые санкции в отношении чиновников, можно было бы попрощаться с надеждой на новые кредиты от МВФ, европейских кредитных структур, а также новые соглашения с Брюсселем и расширение доступа на рынки стран ЕС.

Кроме того, в ответ Грузия могла бы заблокировать участие Беларуси в «Восточном партнерстве».

Между тем, хотя брюссельских пряников не так много, среди них есть те, которые имеют стратегическое значение для Беларуси, в частности совместные проекты в энергетической сфере.

Экономист Стась Ивашкевич обращает внимание, что страна могла бы присоединиться к общеевропейской стратегии диверсификации поставок энергоресурсов и создания единого энергетического рынка. Существуют проекты объединения газопроводов Северной Европы и балтийских стран, есть программа строительства перемычек для оперативного перераспределения внутри ЕС газа и электроэнергии, а к 16 действующим терминалам сжиженного газа, планируется построить еще 52.

Эксперт отметил, что к 2016 году в странах Балтии ожидается избыток возможностей газовых поставок. Тогда, теоретически, при удорожании российского газа «Белтрансгазу» будет достаточно поменять направление прокачки по ветке Минск — Вильнюс — Каунас и увеличить пропускную способность, чтобы доставить газ в Беларусь.

Политолог Юрий Шевцов полагает: вероятнее всего, продолжится постепенное наращивание сотрудничества Беларуси и стран ЕС, особенно набрать обороты могут проекты со странами-соседями, а связи с Россией продолжат ухудшаться.

Сегодня продолжает ослабевать влияние России на соседей и те интеграционные объединения, которые на нее опираются, отметил Шевцов в интервью "Белорусским новостям". И поскольку на Западе нас особо не ждут, Беларусь ищет точки опоры в разных регионах (Венесуэла, Иран, Китай), чтобы вполне реально обеспечить себе геополитическую устойчивость, говорит эксперт.

Шевцов отметил, что дальнейшая дезинтеграция Беларуси и России неизбежна. Минск уже наращивает импорт венесуэльской нефти и присоединяется к строительству терминалов сжиженного газа в Литве, исходя из минимализации участия в Таможенном союзе с Казахстаном и Россией. Москва в свою очередь не пускает в Беларусь дешевую казахскую нефть и строит в обход газопроводы в ЕС.

Эксперт считает, что апогей политического кризиса между Беларусью и Россией придется на конец года и выборы. Тогда закончится газовое соглашение и встанет вопрос о поставках беспошлинной нефти и оформлении единого экономического пространства Таможенного союза.

Политолог Юрий Чаусов в интервью "Белорусским новостям" напомнил, что вопрос о геополитическом выборе между Россией и ЕС всегда обостряется накануне крупных избирательных кампаний. Но самый разумный выбор в том, чтобы не выбирать: возможность лавирования — это не источник дезорганизации, но инструмент для обеспечения устойчивости, говорит аналитик.

По словам Чаусова, внутриполитические процессы в преддверии президентских выборов проходят под знаком Москвы, которая оказывает давление на власти и будоражит оппозицию, которая обсуждает темы использования российских денег и пророссийского кандидата.

ЕС как субъект от этой избирательной кампании самоустранился, говорит эксперт. К слову, муссируется информация о том, что Александр Милинкевич, явный проевропейский кандидат, не примет участия в выборах, поскольку у него не хватит средств. Одновременная ставка на оппозиционного кандидата и диалог с властями невозможна, поясняет эксперт.

Итак, оппозиция использует фактор российского давления, а ЕС занял позицию невмешательства и фактически отдает России роль регулятора. Москва, в свою очередь, не будет поддерживать отдельного кандидата, но намерена продвигать свои интересы, реализовать свой сценарий. По мнению Чаусова, поскольку основной сценарий — российский, главная интрига в том, что задумала Москва.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров