Андрей Суздальцев: «Халява закончилась»

"Взгляд"

Комиссар Евросоюза по энергетике Гюнтер Оттингер заявил о готовности отказаться от услуг транзитных стран при поставках российского газа.

В Брюсселе исходят из того, что, если будут построены два газопровода из России в ЕС: "Южный поток" и "Северный поток", – необходимости в украинском и белорусском транзите больше не будет ни у России, ни у Евросоюза. Суммарная мощность этих двух газопроводов составляет 118 млрд кубометров. Между тем сейчас Газпром экспортирует на европейский рынок 120 млрд кубометров газа.

Замдекана факультета мировой экономики ГУ-ВШЭ Андрей Суздальцев объяснил газете ВЗГЛЯД, почему и Беларуси, и Украине крайне невыгодно терять статус страны-транзитера и каким образом Минск и Киев попытаются решить проблему.

- Андрей Иванович, насколько серьезные последствия несет для Белоруссии и Украины введение Россией в строй двух новых газопроводов? Как минимум они могут лишиться дополнительного заработка...

- Не только. Это явление, которое, в общем-то, носит комплексный характер. Давайте даже чисто теоретически представим себе: пропускная способность первой очереди "Северного потока" – 32 млрд кубометров в год. Первая очередь газопровода будет запущена уже в сентябре – октябре этого года. Вторая очередь – примерно через год. Это уже 52–54 млрд кубометров. Учитывайте, что весь объем транзита российского газа через территорию Беларуси составляет порядка 40–42 млрд кубометров.

И я напомню: "Северный поток" – это новый газопровод, там большая доля зарубежных инвестиций. Естественно, все участники проекта хотят его быстренько "окупить". Поэтому очевидно, что Беларусь потеряет транзит.

Что касается "Южного потока", то его две очереди – это до 60 млрд кубометров в год. В целом же Россия поставляет на Запад порядка 120 млрд кубометров.

- То есть мощностей двух новых газопроводов хватит, чтобы обеспечить Европу российским газом без помощи Украины и Беларуси?

- Да. Украина также остается без газового транзита. А это не просто потеря денег, которые взимаются за транзит. Это не просто возможность попутно получать газ по цене, которая гораздо ниже цены, по которой его получает Западная Европа. Это, знаете, такой "оазис" дешевого газа. Допустим, для Беларуси это было всегда очень выигрышное дело. А это наши дотации. В 2011 году Беларусь имеет дотацию по газу в 2 млрд долларов. Это сопоставимо как 500 млрд долларов для России. Понимаете, о какой экономии идет речь?

До сих пор Беларусь и Украина настаивали на том, что они обеспечивают стабильность и безопасность транзита, чтобы иметь какие-то большие льготы в этом плане. Естественно, никакой безопасности транзита и не было никогда. Это были сплошные проблемы и "газовые войны". Но, тем не менее, это всегда подавалось так, чтобы получать скидки. А теперь этот фактор исчезает.


- Иными словами, Минск и Киев лишаются некого фактора влияния на Россию?

- Не спешите. Пока я говорю только про экономику. Но, действительно, есть и политический фактор, который имеет как внутриполитическое, так и внешнеполитическое значение.

Для внутренней политики "газовые" деньги – это тот самый ресурс, который, скажем так, является основным для внутриполитической жизни. Тот, кто имеет доступ к газовым контрактам, обычно и "держит" государство. Вспомните, какой была борьба между Ющенко (Виктор Ющенко, президент Украины с 2005-го по 2010 год) и Тимошенко (Юлия Тимошенко, премьер-министр правительства Украины в 2004–2005 и 2007–2010 годах) за газовые компании на Украине? Столь же жестко держит Лукашенко (Александр Лукашенко, президент Беларуси) Белтрансгаз.

А во внешнеполитическом отношении... Вы понимаете, это ведь статус! Статус не просто страны-транзитера. Вот когда Лукашенко говорит Западу: "Я вам нужен", – он имеет в виду: "Я обеспечивают контроль над российским газовым транзитом". То есть не Россия, а Лукашенко – поставщик газа в Европу. Как украинская элита воспитана: "Войдем в Европу на российских энергоносителях". На газе и на нефти. А их нет! В итоге их "ориентированность Европой" падает на порядок. Кому нужен Лукашенко без транзитного газопровода? Никому.


- А если говорить конкретно о деньгах. Сколько вообще транзитеры зарабатывали на прокачке российского газа? Насколько я понимаю, речь идет о миллиардах долларов...

- Украина – да. У Беларуси миллиарда никогда не было, но тоже солидные деньги. Речь идет о сотнях миллионах долларов. Но для этих стран и один миллион – огромные деньги.

- Что же будут делать Минск и Киев в случае потери этих доходов, учитывая, что это ощутимая потеря для бюджетов обеих стран?

- Во-первых, они превратятся в тупиковые ветки по поступлению газа в свои страны. Основной объем газа будет идти в Европу по обходным газопроводам. Конечно, белорусские и украинские газопроводы тоже будут использоваться, но в гораздо меньшей степени. Так, северная ветка будет использоваться для поставки газа в Литву и Калининградскую область, там белорусов не обойдешь. Ну и все.

"Европейская кухня" уже совсем другая. А мы говорим про восточно-европейскую. Так что Украине и Белоруссии будет очень сложно. Фактически это завершение целой эпохи.


- За счет чего или кого они могут компенсировать "выпадающие" газовые доходы?

- Они будут пытаться компенсировать потери за наш счет. Помните, когда в декабре 2006 года Россия резко подняла цены на газ для Беларуси? Белорусы ответили тем, что заложили эту цену в транзитный налог на прокачку нефти. Они так приучены. Но нам остается надеяться, что конец "энергетической халявы" заставит наших соседей обратить внимание на интеграцию, конкретно Беларусь – на реальные экономические реформы в стране, конкретно Украину – на реальную интеграцию.

Сколько бы ни "таскал" Лукашенко нефть из Венесуэлы, все равно вот подписал соглашение по нефти с Россией. Газ тоже не потащишь через полмира.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров