Беглым активистам за границей приходится выживать, работая на стройке и ночуя на вокзале

"Еврорадио"

Жизнь сбежавших из Беларуси активистов после 19 декабря вовсе не проста. Обещанная помощь Евросоюза доходит не так быстро и кстати, как надеялись.

Никита Краснов, бывший лидер демократической организации "Свободная молодежь", один из лидеров кампании "Гражданин", на себе испытал всю тяжесть вынужденного бегства из Беларуси. В конце декабря КГБ провело обыски на квартирах родителей, бабушки и девушки Никиты, он значился подозреваемым по уголовному делу "о массовых беспорядках". Тогда он принял решение срочно уехать из Беларуси, сначала в Россию, оттуда — в Литву.

Правда, никто из группы сбежавших от репрессий белорусов, с которой Никита оказался в Вильнюсе, на легальный статус беженца документы не подавал. Во-первых, каждый собирается вернуться в Беларусь при первой возможности, а при такой процедуре забирают белорусский паспорт, уточняет Никита. Во-вторых, размещение в лагере беженцев не дает возможности проводить гражданскую деятельность. Кроме того, представители международных организаций и литовские парламентарии признавали их де-факто беженцам и обещали помочь беглым.

Но жизнь в Вильнюсе оказалась более тяжелой, чем предполагалось. Почти три месяца Никита вынужден был скитаться по разным местам в Вильнюсе, снова и снова одалживая деньги у родителей и друзей на проживание.

Никита Краснов: "Вся тяжесть легла на родителей и друзей... Я, наверное, за всю жизнь не сменил столько мест проживания, как за время пребывания в Вильнюсе — 20-30 раз переезжал за 90 дней... Мне на одном семинаре в Вильнюсе сказали — вот, это эти политические бомжи! Мне было очень обидно, но фактически так и есть! Фактически оппозиция в Евросоюзе стала политическими бомжами — людьми, которые не могут ни на что надеяться".

Ряд неправительственных организаций оказал активистам конкретную помощь. Например, Дом прав человека представил место для проживания на определенное время. А около двух недель назад Никите и другим политическим беженцам помог комитет защиты репрессированных "Солидарность": теперь у них есть временное жилье, определенные деньги на проживание и они посещают курсы польского языка в Польше.

Председатель комитета Инна Кулей: "Сейчас из 59 человек 10-15 — это политические беженцы. Они получили кратную денежную помощь, посещают языковые курсы. После этого будут искать себя в жизни: может, кто-то вернется на родину, а кто-то получит последипломное образование, попытается найти работу. Мы способствуем их контактам с правозащитными организациями, депутатами парламента, которые могут повлиять на их судьбу".

Координатор кампании "Говори правду" Владимир Кумец, который добился от Еврокомиссии включения в "черный список" ректора своего бывшего института, подтверждает непростые условия жизни в изгнании.

Владимир Кумец: "Я уже привык к постоянным переездам, но когда оказался в самой простой холодной и сырой бытовке в общежитии ЕГУ, где раньше жили строители, то серьезно задумался, куда идет помощь ЕС".

В определенный момент один из беглых общественных активистов, оставшись без средств к существованию, с отчаяния хотел поехать обратно в Беларусь. Никита рассказывает, как он и его приятели вытащили своего друга Павла едва ли не из автобуса на Минск.

"Просто пришло такое время, что надо было фактически выбирать: или ночевать на холодном вокзале в Вильнюсе, или в более теплой камере в "американке" КГБ".

А у кого-то, как у Андрея Ленцевича, члена инициативной группы Владимира Некляева и активиста "Движения будущего", шенгенской визы нет и он вынужден выживать в России.

"Сейчас временно живу у случайных друзей, которые подобрали меня с улицы, я с ними познакомился на вокзале. Работаю на стройке, чтобы было на что жить".

Тем временем европейские чиновники заявили о выделении значительных сумм поддержки демократического сообщества. В том числе 1 млн 700 тыс. евро в качестве "срочной помощи пострадавшим от репрессий". Кроме этой неотложной помощи на международной донорской конференции "Солидарность с Беларусью", которая прошла в Варшаве 2 февраля, еврокомиссар по политике добрососедства Штефан Фюле заявил, что ЕС увеличит свою поддержку почти вчетверо негосударственным организациям, независимым СМИ и репрессированным студентам. С 4 до почти 16 млн евро на 2011-2013 гг.

Кстати, продолжение варшавской и следующей за ней вильнюсской донорских конференций имело место совсем недавно — 21 марта в Брюсселе, в тот самый день, когда иностранные министры стран ЕС расширили "черный список" белорусских граждан.

Служба внешней деятельности ЕС не дала однозначного ответа, началось ли выделение упомянутой помощи пострадавшим от репрессий. Но по словам одного из дипломатических источников, помогать начали прежде всего через правозащитные организации, куда беженцам и следует обращаться.

Отметим, что поддержка не так быстро доходит и до оппозиционных СМИ. Так, 17 марта популярный оппозиционный сайт Хартия-97 обратился к своим читателям за денежной помощью.

В обращении сайта, значительная часть редакторов которого подверглась репрессиям, но который сейчас продолжает свою работу из Вильнюсе, говорится: "Та помощь, которую нам оказали наши друзья, позволит профессионально работать еще несколько недель, а потом мы будем вынуждены прекратить полноценную работу, — написали они. — К сожалению, громкие заявления европейских политиков о поддержке независимых белорусских СМИ пока остаются просто заявлениями".

Это притом, что еще в январе на варшавской конференции бургомистр Центрального района Варшавы вручил Дмитрию Бородко, координатору Европейской Беларуси, символические ключи от нового офиса сайта.

Дмитрий Бородко: "Да, мне вручили эти символические ключи. Но потом, как оказалось, во-первых, у нас должна быть регистрация, во-вторых, мы должны платить деньги за аренду офиса, которых у нас не было".

Вот такая помощь, вздыхает Дмитрий Бородко.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров