Белорусская власть: из пушки по сетевым воробышкам

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Очередная, девятая среда молчаливых протестов в Беларуси — 20 июля — оказалась немноголюдной. Тем более мрачно выглядела концентрация силовиков на главных площадях и в окольных дворах. Чуть ли не военное положение.

Спецназ, тихари, турникеты, автозаки и прочий спецтранспорт, — бог ты мой, сколько нагнали, чтобы пальнуть из пушки по воробьям! А сетевые воробышки, если смотреть в целом, морально победили.

"Революция через социальную сеть" завершила цикл

После серии вынужденных (ради минимизации задержаний) экспериментов с форматом, не способствовавших массовости, координаторы "Революции через социальную сеть" призвали в среду 20 июля вернуться на Октябрьскую площадь столицы и в центральные точки других городов.

Но войти дважды в ту самую реку невозможно. Контекст изменился. Это первые две акции силовики да вертикальщики прохлопали. А потом даром времени не теряли.

"Хапун" дополнился альтернативными официозными мероприятиями и кибервойной против сетевых бунтарей (от блокировки сайтов до фальшивых анонимайзеров). Пошла волна промывания мозгов, тоже с использованием заточенного под молодую поросль креатива — типа выложенных в сеть роликов о "зарубежных кукловодах".

Аналитики отмечали незавершенность идеи "революции аплодисментов": ну похлопали, разошлись — а дальше что? Революция микродозами по полчаса в неделю — так власть за горло не возьмешь!

Перед сегодняшней акцией наблюдатели спорили: а надо ли с саблями на танки, зачем зря палить людей, если это не есть "наш последний и решительный бой"?

Политический обозреватель и медиаэксперт Павлюк Быковский в интервью для Naviny.by отметил: "Политическим флешмобом, в отличие от "нормальных" акций протеста, нельзя жестко управлять. Здесь нет вождей и индейцев. Появляется идея, и если она нравится потенциальным участникам, то воплощается в жизнь. И вопрос не в том, что кто-то зря палит людей, а в том, что уже наступает кризис идей, инициаторы флешмоба начинают повторяться".

По мнению аналитика, не вполне удачным был и выход из тени одного из вдохновителей проекта — проживающего ныне в Кракове Вячеслава Дианова, который попытался "говорить от имени интернета, от имени революции, конкурировать с лидерами реально существующих оппозиционных структур".

В принципе же, сказался комплекс причин: репрессии, психологическая усталость, тянущее на расслабуху лето… Волна молчаливых протестов пошла на убыль, но не ушла в песок.

20 июля немногочисленные сетевые революционеры, оттесняемые спецназом, уходили от «нулевого километра» в центре Минска моральными победителями.

Было очевидно, что сверху дали команду не перегибать. Выставили спецназ в черной форме (возмущение подействовало, частично убрали одетых под гопников!); журналистов опекали в основном щадяще (звучало: этих не трогать, брать только "наш контингент"!); народ хотя и винтили на финише, но, насколько можно судить по предварительной информации, не столь жестоко, как в предыдущие разы. В основном хватали в Минске (на момент написания этих строк говорят на глаз о полусотне задержанных). В регионах было спокойнее.

"Революция через социальную сеть" завершила цикл. Что дальше?

Бунтари с мобилами и милиция с высунутым языком

Сергей Чалый, независимый экономист, а также блогер и политтехнолог, в комментарии для Naviny.by подчеркнул: миссия молчаливых протестов отнюдь не в том, чтобы свергнуть режим. Достаточно того, что происходит "десакрализация власти и освобождение от страха".

Проще говоря, народ стебается над косностью и охранительными рефлексами системы, оттягивается, глядя на битву армады силовиков против ветряных мельниц — хлопков в ладоши. Страшное (диктатура, полицейское государство, репрессивный аппарат) предстает в новом ракурсе, становится нелепым, смешным. Да уж, просто апофигей режима: милиция и прочие органы с высунутыми языками гоняются по городу за детьми, у которых все оружие — мобилы, заряженные интернетом!

Хотя часто реалии трагикомичны. Вот за аплодисменты судят однорукого, а вот — отработанными болевыми приемами душат пенсионера с лавочки, и знать не знавшего, что это место выбрали, упражняясь в логистике, сетевые революционеры…

Обозреватели отмечают: за минувшие недели появилось множество политических анекдотов, сгенерированных реалиями молчаливых протестов. Смеясь же, человечество расстается со своим прошлым, говаривал старина Маркс.

Так расшатывалась и падала советская система: если Сталина боялись, то над Брежневым уже потешались. Авторитарная Беларусь, похоже, проходит те же фазы в ускоренном темпе, тут все в одном флаконе.

И взлет популярности Цоя с его рок-гимном "Перемен!", от которого фанатели в юности, на закате СССР, нынешние сорокалетние, указывает на координаты сегодняшней Беларуси в этой аналогии: позади сытый застой, система входит в стадию коллапса.

Правда, не видно белорусского Горбачева, но стремление верхушки нынешней власти не повторить его "либеральные ошибки" вряд ли способно остановить объективный процесс развала "белорусской модели". Ресурсов нет.

Осенние гроздья гнева проблематичны

Другое дело, что молчаливыми акциями заматерелый режим не прошибешь. Он дергается, но не собирается посыпать голову пеплом и тем более уходить. В общем, это моральный бунт, а не мятеж с целью захвата власти. Красивую метафору "белорусская молчаливая революция" раскрутили журналисты. Возможно, это породило завышенные ожидания.

Аналитик Сергей Чалый считает: если и говорить метафорически, то скорее о "революции хипстеров". Выходят хлопать продвинутые молодые люди, которые не спешат по утрам на фабрику, — но не балбесы-лодыри ("шелудивая масса"), какими их рисует пропаганда, а, например, "программисты, которые могут уехать в любой момент". Они не зависят от государства, их трудно уесть, считает эксперт.

С последним утверждением можно поспорить: все не уедут, а в полицейском государстве умеют прищемить пальцы любому виртуалу. Что мы сейчас и видим в форме как банальных ковровых арестов и штрафов, так и умелой точечной "профилактики".

А вот насчет выхода по осени на улицы пролетарских масс, без чего режим не падет, Чалый скептичен. По его мнению, массы скорее уйдут в самовыживание по схеме начала 90-х. Уровень жизни хоть и просел, но тогда было хуже. Так что осенние гроздья гнева, ставшие для иных комментаторов уже аксиомой, проблематичны. Хотя и спокойной жизни у властей уже не будет.

"Перемен требуют наши сердца"

Итак, что же в сухом остатке?

Сетевые бунтари показали силу новых технологий, что вынуждают людей из органов то бегать в мыле, то застывать в ступоре. Расшатали миф о "государстве для народа", спровоцировав власти на ковровые хапуны (сюжеты типа: называется, сходил в магазин за хлебушком — замели заодно с сетевиками, вернулся через десять суток!). Разбудили провинцию: старой оппозиционной гвардии давно не удавалось так расшевелить регионы, дать такую географию протестов!

Наконец, многие из вышедших аплодировать навсегда задушили в себе тот липкий страх, на котором и держатся диктатуры.

В общем, достигнуто немало. К слову, заставили генпрокурора сделать внушение милиции — и то хлеб. Брутальности на площадях слегка поубавилось.

Не факт, что завтра произойдут те перемены, которых, по Цою, "требуют наши сердца". Но в любом случае белорусские молчаливые протесты лета-2011 уже вошли в историю.

Через энное количество лет потомки и по этим страницам, по этим фото и видео (за которые прессу били по объективам и почкам) будут делать вывод, что не вся Беларусь "хавалася ў бульбу" в мрачные времена постсоветской автократии. Были люди, которые смеялись диктатуре в лицо, бросали ей вызов.

Любая нация завоевывает свободу благодаря гражданскому мужеству таких вот нормальных людей — которые хотят свободно дышать, достойно жить, а не выживать по растительному типу в деспотической затхлости.

И сейчас мы убедились: таких в нашей стране немало.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров