Переписчики поневоле

"Ежедневник"

Студенты минских вузов жалуются, что их отправили переписывать население принудительно, оторвав от занятий на целый месяц. Пострадали даже платники, которые заплатили за свое обучение, а не за работу переписчиками.

Четыре базовые величины, которые обещает государство за месячную работу на него, студентов не устраивают. По их мнению, такую сумму в столице можно заработать гораздо быстрее и выполняя не столь адскую работу, как ходить по квартирам и задавать разные, порой раздражающие, вопросы.

"Это месяц убитого времени. Сначала четырехдневная учебная подготовка, потом предварительный обход, потом плановый обход, а потом заключительный рейд вместе с участковыми по неблагополучным семьям. А ведь люди встречаются разные и реагируют по-разному. Однажды, вообще, звоню в дверь, вроде, благополучной по списку квартиры, а мне открывает совершенно голый мужчина и так невинно приглашает меня зайти. Вот как на это реагировать? Не представляю, как это все может для меня кончиться", – отчаянно говорит студентка одного из столичных вузов.

Однако отказаться от предложения поучаствовать в переписи населения, заявляют студенты, им не представилось возможности.

"Как-то нас, всех студентов третьего курса, собрали и в безапелляционной форме зачитали списки с именами тех, кто будет проводить перепись, – рассказывает один из студентов гуманитарного вуза. – На заявление некоторых, что они просто не хотят этим заниматься, в деканате категорично ответили, что это аргументом не является. Это, якобы, наш гражданский долг, а не принуждение".

Особенно возмущены студенты платной формы обучения, которые наравне со студентами-бюджетниками также в списке «переписчиков»: ведь учебные заведения не собираются возвращать им затраченные на обучение деньги (а эта сумма в несколько раз превышает обещанные государством 140 тыс. рублей за работу переписчика), а лишь обещают восполнить весь объем учебной программы, разбросав лекции и переведя практические занятия в контролируемую самостоятельную форму работы.

"Я платник. Я никому ничего не должен. Я плачу за учебу, а меня снимают с занятий и заставляют ходить на перепись. Потом никакие освобождения от работы не принимаются. В деканате бесятся, визжат, кричат, что это наш гражданский долг! Я предложил, что приведу человека, который сможет меня заменить на переписи. Спрашиваю, почему нельзя это сделать, а мне отвечают: "По кочану". Меня силой туда заперли. И нам нужно ходить по неблагополучным семьям. Правда, с участковым. А ведь девчонок могут и где-нибудь придушить! Ну, ничего страшного, это ведь гражданский долг, – рассказывает "Ежедневнику" свой случай студент минского вуза. – Вот, например, я знаю, в Гомеле все это организовывалось добровольно. В конце прошлого учебного года у них спросили, кто хочет пойти на перепись. Кто хочет заработать денег или элементарно не ходить на пары? Я понимаю, если это бюджетники, пускай отрабатывают, но я, платник, тут причем? Я приводил аргумент: а если я работаю? На что мне отвечали: "У вас есть разрешение деканата? Так вот, в следующем году у вас его не будет!"


Студенты, ставшие переписчиками поневоле, идут на различные ухищрения, чтобы только не участвовать в этом процессе. "Я сломал руку. Это было полтора года назад. И где-то этой осенью у меня должна была быть повторная плановая операция. Так вот, я пошел в больницу и сказал, что мне нужна операция прямо сейчас. И они согласились. А почему бы мне не воспользоваться ситуацией?" – рассуждает один из студентов, которому удалось найти убедительный аргумент для деканата.

Комментарии по делу

Декан учетно-экономического факультета БГЭУ Владимир Березовский:

– Формировать списки поручили деканам по ситуации.

– Все студенты пошли по собственной воле?

– Что "по собственной воле"? Бюджетников не по собственной воле. А платникам предлагали по своей инициативе. Но они написали заявления, а потом забрали их.

Декан агроэнергетического факультета БГАТУ Иван Протосовицкий:

– Если студенты категорически против, естественно, им идут навстречу. Если студент не желает, то мы не имеем права заставить его идти.

– А платники?

– Давайте исходить из того, что вся программа, которая дана студенту, должна быть компенсирована в любом случае. Потому что родители заплатили деньги. И, следовательно, вуз должен нести полную ответственность по предоставлению своих услуг. Все вопросы, которые студенты поставят деканату, будут рассмотрены. Все проблемы, связанные с переписью, будут урегулированы. Нет такого понятия – безапелляционно. Так не бывает.

Декан исторического факультета БГУ Сергей Ходин:

– Вот что значит "насильно"? Меня такой вопрос всегда интересует. Вы можете спросить наших студентов, я лично встречался с ними. Но, вот смотрите, если один откажется участвовать в переписи населения просто на основании того, что он не хочет, в таком случае почему второй должен хотеть? Я спрашивал: вот если не Иванов, тогда почему Петров? Тогда, может, вообще студенты не нашего курса? Может, вообще студенты не нашего вуза? А вообще пускай приедут из-за рубежа и нам все сделают?! И поэтому, согласитесь, это не может быть исключительно делом добровольным. Но я встречался и беседовал с ними. Может, они чего-то и боялись, тогда могли и в индивидуальном порядке подойти. Более того, если были какие-то письменные заявления, мы на все на них реагировали. Во всяком случае, на факультете.

– А как быть с платниками?

– Студенты платят нам за объем обучения, который регулируется типовым учебным планом. Этим планом определен минимум того, что мы должны им дать. Мы даем по максимуму, т.е. в соответствии с нашими рабочими планами. В связи с отвлечением студентов на перепись населения мы частично скорректировали сроки сессий. При этом минимальный объем тех учебных требований, который по типовому плану мы должны им дать, мы дадим. Все лекции будут вычитаны. Что касается самостоятельной работы, то самостоятельно студент может работать и в этот период, выполняя соответствующие задания. Мы увеличили в этом семестре количество индивидуальных консультаций. Поэтому платник не теряет деньги. А вот что касается его равного статуса, согласитесь, если во время учебного процесса мы не разделяем платников и бюджетников, то почему в этом отношении мы должны сказать: вот ты платник, ты имеешь преимущество? У нас устав БГУ, он ведь одинаков для всех студентов, значит, мы все равны перед преподавателями, перед учебным процессом.

Заместитель декана Института журналистики БГУ по воспитательной и идеологической работе Анна Курейчик:

– Я не понимаю, что такое против воли. Если вам руководитель говорит, что вы сегодня должны написать статью на определенную тему, а у вас нет настроения, это против воли или нет? Мы оказываем им определенные образовательные услуги. Никто и ничего их не лишает. Пары им предоставят. Никого не заставляют делать что-то против воли.

– А студенты-платники к этому привлекаются?

– Конечно, а чем они отличаются от студентов бюджетников?

– Они теряют оплаченную сумму за учебу.

– Они ничего не теряют. Все образовательные услуги оказываются им в полном объеме. Им было сказано, что есть лекции, семинары, есть контролируемая самостоятельная работа. Так вот, часть занятий была переведена в форму, которая называется "контролируемая самостоятельная работа". Руководство сказало: по вашему желанию. Если вам каких-то лекций не хватает – не вопрос, вам их предоставят, как это делается на других факультетах. Ни один человек не сказал: поставьте мне пару, я на нее схожу. Все сказали: нет, мне это не надо. Никто в объеме образовательных услуг их не ущемлял и не ограничивал. Весь тот материал, который читается на лекциях, им будет передан.

Председатель юридической комиссии Республиканского правозащитного общественного объединения "Белорусский Хельсинкский комитет" Гарри Погоняйло:

– Если добровольный принцип не соблюден, то эта ситуация подпадает под ратифицированные Беларусью конвенции Международной организации труда №29 и №105, которые запрещают использование принудительного труда. Более того, в нашей Конституции также предусмотрена норма, запрещающая принудительный труд. Однако власти делают то, что им выгодно, то, что им хочется. И мы по этому поводу уже неоднократно выступали и говорили. И, естественно, студенты, которые сегодня в этом принудительно задействованы, находятся в зависимом положении от этой власти. Выйти на какие-то активные акции они не могут. Тем более бюджетники. Да и платникам найдут укорот. Поэтому это можно просто охарактеризовать как беспредел. Причем с прицелом на экономию за счет принудительного труда студентов. Конечно, если бы это была правовая держава, то они могли бы обжаловать действия чиновников и вузов, которые сегодня и командуют студентами, вышестоящему должностному лицу или органу, а затем в суд. И я думаю, что в демократическом обществе эта процедура сработала бы. Ведь самое главное во всем этом – принцип добровольности. Государству надо было найти решение, которое бы заинтриговало студентов, подохотило их на эту инициативу, и тогда люди нормально бы согласились выполнить эту важную и нужную государству работу.

поделиться

Новости по теме

    У переписчиков нет выбора

    От бандитов переписчик будет отбиваться фликером, фонариком и свистком. А если это не поможет, то всех переписчиков Белстат застраховал на 3 миллиона рублей. И отказаться от участия в переписи почти невозможно.подробности

Новости партнёров