Люди сдают отложенную валюту, потому что не хватает на жизнь

"Радыё Свабода"

Средняя зарплата в Беларуси в долларовом эквиваленте уменьшилась в этом году с начала года в 2 раза и опустилась до 250 долларов. Это — данные официальной статистики, которая также показывает, что в этом году ожидается наибольший за время кризиса отток рабочей силы за пределы страны.

Витебщина:

"Люди бегут. Многие в Москву едут..."


Валентина из Орши — уже пенсионерка. Но вынуждена по-прежнему работать учительницей в школе, так как на одну пенсию сейчас не проживешь.
"У меня и зарплата, и пенсия. Но ни на одну пенсию, ни на одну зарплату не проживешь — я бы уже давно ноги так протянула. И пенсия теперь, выходит, у меня даже немного больше зарплаты. Вместе всего около миллиона трехсот получается. Так что хорошо, что я живу одна, но с одной стороны хорошо, а с другой — наоборот. У меня дом большой, а газ уже почти тысяча за один куб. Зимой до 500 кубов в месяц нагорает!"

Пенсионерка довольна, что в школах есть свободные места — так можно найти себе хотя бы подработку. Однако это явление отражает другую проблему: на одну учительскую зарплату не проживешь, поэтому в школах — массовые увольнения, говорит Валентина:

"У нас в 8-й школе, я слышала, трех учителей начальной школы не хватает, так пригласили пенсионеров. Ведь молодежь уходит: у нас девушки после университета хорошо если 800 тысяч получают. Вон у сторожа, было объявление, и то миллион заработок! Так там ответственности никакой, а у нас чуть что — так сразу к стенке ставят! Люди бегут. Многие в Москву едут, из 3-й школы трое, я слышала, из 4-й ... только и слушаешь: тот уехал, тот уехал, тот уехал..."

Кстати, сторожем сейчас устроиться практически невозможно: в витебском центре занятости все подобные вакансии исчезли, так как люди активно ищут подработку.

Ольга, 26-летняя юрист из Полоцка, также не может найти никаких возможностей, чтобы подзаработать — работая полный день, на какую-то другую работу она практически не имеет времени:

"Искать подработку — так это физически нереально. Вариант второй: искать богатого мужа. Но также сомнительно: раньше зарплата даже в два с половиной миллиона считалась престижной, а сейчас так — прожиточный минимум".

Сама Ольга получает менее половины установленного ей "прожиточного минимума":

"Я получаю на руки миллион 100 тысяч. Еще три месяца назад я гордилась таким заработком: конечно, молодая девушка, не замужем, а могу себя обеспечить. А сейчас с такой зарплатой со страхом жду коммунальных платежей, так как тарифы уже выросли. О покупке новых вещей — уже вопросы, так как даже цены в продовольственных магазинах вводят в депрессию. Еще несколько недель назад все бегали, искали валюту. А сейчас она есть, только кому она сейчас нужна?"

Дальнейшее подорожание товаров и продуктов питания может привести к тотальной маргинализации общества, говорит Ольга:

"Люди, которые раньше получали достойные зарплаты, у которых были способные руки и хорошее образование, сейчас уезжают. Так скоро у нас останутся только те, кого нынешние зарплаы устраивают, так как на дешевое вино им хватает! А так — очень много моих знакомых просто уехали в Россию".

Гродненщина

"Вымывают у людей деньги, забирают, обворовывают очередной раз"


Активист независимого профсоюзного движения Анатолий Хотько следит за ситуацией на предприятиях Гродно, преимущественно машиностроительных, на одном из которых ранее возглавлял профком.

Хотько: "Зарплаты практически нигде не поднимали, были произведены выплаты на предприятиях под маркой "на овощи". Сейчас все стараются делать разовые выплаты: или премии поднимают, или социальные выплаты. Но ставку первого разряда не поднимают, все директора боятся: а что будет завтра? В этом месяце что-то появилось, взяли — дали. В следующем посмотрели свой баланс, что у них там что-то есть, то дают. Вот так выкручиваются директора. А тут "топор" над ними: невыплата зарплат — включительно до уголовной ответственности".

Но сами зарплату не повышают, отмечает Анатолий Хотько. Правда, значительных увольнений пока нет.

Хотько: "Во-первых, кого увольнять? Работают пенсионеры и люди предпенсионного возраста, они работают за копейки. За восемьсот тысяч, за миллион будут работать, потому что пенсию имеют. Все: будущего там никакого, однозначно".

В профсоюзе "Содружество" сообщили, что на одном из гродненских частных предприятий повысили зарплаты, однако таких примеров немного.

Мужчина: "Больше всего страдают мелкие, сборочные предприятия. Есть, что закрываются. Например: было тридцать восемь работников, осталось двенадцать. Не знаю, до конца года, может, придется им закрыться. Было предприятие в Островце, набирало людей даже, а теперь все: банкрот. Маленькие, карликовые предприятия, которые ничего своего не имеют, аренду которые должны платить, — им сложно выжить".

Анатолий Хотько обращает внимание на то, что люди сдают сегодня отложенную валюту именно потому, что им не хватает денег на жизнь:

"Очереди в обменниках показывают, что люди идут, сдают свои запасы, так как зарплаты не хватает. Он сказал взять семь миллиардов у людей, вот их берут. Зарплаты не поднимаются, цены выросли, люди практически зарплаты тратят на коммунальные и питание. Остальное — запасы, семь миллиардов, о которых мечтает президент. Люди не вкладывают в банк деньги, а несут сдают. Вот такая экономика. А потом их получат наши доблестные предприятия, произведут друхло и положат на склад. Посмотрите, какая курсовая разница между покупкой и продажей, такого никогда не было — почти в тысячу рублей. Просто вымывают у людей деньги, забирают, обворовывают очередной раз. И в основном бедных, не богатых".

В поезде разговор пожилых людей, говорит Анатолий Хотько:

"Вот занесла пятьсот долларов, держала "гробовые", но пошла сдавать, потому что сказал, что "будут четыре тысячи "они".

Брестчина

"На местных предприятиях — скрытая безработица: два дня люди работают, три ждут..."


Как говорит заместитель главы независимого профсоюза РЭП Зинаида Михнюк из Бреста, многие люди часто жалуются на низкие зарплаты:

"На наших предприятиях зарплаты и раньше были неважные. А теперь дальше, и некуда все это терпеть. Сдельщиков беспокоит скрытая безработица — два дня в неделю работают, а три дня ждут, что их позовут на работу.

Отсюда и такие зарплаты. Единственное, что спасает — что мы здесь при границе, поэтому некоторые все же выкручиваются. Еще же выгодно ездить в Польшу с той же соляркой..."


Действительно, на "солярочном" нелегальном бизнесе многие брестчане добывают свою валютную копеечку. Говорит предприниматель Владимир:

"Кто имеет 80-литровый бак, если выедет в Польшу и продаст оптовикам, около 80 долларов на одной стороне имеет. Ну, а если еще возьмет по два блока сигарет — это еще дополнительно 20 долларов. Ну, и обратно возьмет какой-то товар — вот реально за одну поездку человек привозит 120-130 долларов. Не имея возможности прилично зарабатывать на предприятиях, люди начинают заниматься вывозом солярки, сигарет, то есть контрабандой. Людям надо просто выживать — это тяжелое время".

Заместитель руководителя республиканского объединения предпринимателей "Перспектива" Виктор Чайковский из Бреста также соглашается с мыслью, что брестчанам помогает выживать нелегальный бизнес:

"Есть целые группы перевозчиков, которые перевозят обувь, одежду, аппаратуру и так далее. С каждой вещи им платят отдельные деньги: с пары обуви — до 6 долларов, с одной куртки — 3-5 долларов. Если кто-то на себя записывает телевизор — 20 долларов. Вот такие зарплаты, вот так живет пограничье..."

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров