Экономику нельзя корректировать оглоблей

Александр Челин, "Наше мнение"

Нужно признать, что Министерство экономики и Национальный банк Республики Беларусь пытаются бороться с проблемами в национальной экономике разработкой достаточно радикальных предложений.

Так, в проектах документов по прогнозу социально-экономического развития Республики Беларусь на 2012 год содержатся решения, настолько расходящиеся со сложившимися реалиями государственного управления, что сами разработчики на конференции в НИЭИ Министерства экономики Республики Беларусь выразили заинтересованность в их обсуждении. Что мы и делаем.

Можно ли представить нашу республику без высоких темпов роста валового внутреннего продукта? Скажем откровенно: сложно. Ведь именно быстрый рост этого показателя являлся основным доводом в пользу эффективности белорусской социально-экономической модели. Был, правда, 2009 год с мизерным приростом ВВП, но ведь тогда был мировой кризис, и виноватых в наших бедах легко находили за границей. А сегодня властями утверждается, что в стране серьезных проблем нет. При этом отмечается, что имелись небольшие заминки с валютным курсом, которые успешно разрешены октябрьской девальвацией белорусского рубля. Впереди нас ждет безоблачное будущее, лишь немного омрачаемое необходимостью возврата части внешних долгов.

На фоне благостной картинки, показываемой БТ, диссонансом смотрится запланированный разработчиками прогноза прирост ВВП в 2012 году всего на 0,5%. Учитывая мизерность такого прироста, указанный показатель предложено не включать в число целевых. А это, извините, уже крушение сложившейся институциональной системы. Как будут управлять чиновники без доведения объемных показателей с последующим их скрупулезным контролем?! Однако минимальный прирост ВВП вполне логично вытекает из заложенной в проекте прогноза социально-экономического развития страны главной задачи: снизить темпы инфляции к концу 2012 года до 18-19%.

Важность борьбы с ускоряющейся инфляцией очевидна. Если не принять энергичных мер, то можно скатиться к гиперинфляции (приросту цен свыше 200% в год по критерию П. Самуэльсона или свыше 50% в месяц по критерию Ф. Кейгана). Инфляция с такими темпами станет неуправляемой, произойдет массовое бегство от белорусского рубля и переход расчетов или в иностранной валюте, или по бартеру. При гиперинфляции особенно сильно пострадают социальные группы, получающие фиксированные доходы (пенсионеры, инвалиды, работники бюджетной сферы). Хотя их доходы индексируются с учетом инфляции, но компенсационные выплаты практически всегда запаздывают и возмещают потери лишь частично. Финансирование социальных программ также отстанет от обесценения денег, в результате чего начнет разрушаться вся система социальной защиты населения. Поэтому важность борьбы с инфляцией никто не отрицает.

Но возможно ли решить проблему в относительно короткие сроки? Ведь инфляционная спираль только раскручивается. Она получила сильную подпитку 20 октября нынешнего года, когда было ликвидировано льготное приобретение валюты для закупки энергоносителей. Поскольку производству невозможно обойтись без энергетических затрат, то теперь в течение нескольких месяцев следует ожидать постоянного роста цен на все виды белорусской продукции. Но на этом инфляционная спираль не закончится. На повышение цен на товары обычно отвечают ростом заработных плат, что ведет к очередному росту издержек и дальнейшей инфляции... и так по кругу все выше и выше. Кроме того, сработает мультипликативный эффект роста цен у субподрядчиков, что обусловит формирование диких цен у конечных потребителей. Вот на борьбу с таким змием инфляции и вышли рыцари-разработчики проекта прогноза.

У большинства макроэкономистов заявленный целевой показатель по темпам инфляции сначала вызвал улыбки. Вот мол, оторвались от жизни плановики-теоретики. Но затем, в процессе ознакомления с предлагаемыми мерами, улыбки превратилась в гримасы испуга. Разработчики оказались людьми крутыми, и на жесткие меры не поскупились. По обсужденному варианту прогноза, несмотря на общий рост уровня цен, реальные располагаемые доходы населения предполагается заморозить (прирост максимум на полпроцента); оплату населением жилищно-коммунальных расходов – увеличить на две трети. Поскольку для борьбы с инфляцией нужно ограничивать не только потребительский, но и совокупный спрос, то предложено сократить инвестиции в основной капитал. Для более красивого обоснования эффективности предложенных мер разработчики запланировали среднюю цену на газ в 2012 году в размере USD180 за 1 тыс. куб. метров. Кроме того, предполагается, что прямые иностранные инвестиции достигнут USD1,2 млрд. Если эти условия не будут реализованы, то ситуация в экономике страны ожидается еще более печальная, и вместо хотя бы минимального прироста ВВП произойдет его сокращение.

Для чего такие жертвы? Неужели наша страна уже не может гордо наращивать объемы ВВП и декларировать отсутствие кризиса в экономике?

При большом желании обеспечить увеличение объемных показателей не составляет серьезной проблемы. Для этого достаточно продолжить кредитование нашей экономики не имеющими товарного покрытия белорусскими рублями, стимулируя инфляцию. Такой судьбы белорусской экономике разработчики прогноза не возжелали. Руководствуясь монетаристскими подходами, они решили сбить инфляцию резким ограничением денежной массы, предусмотрев эмиссионное кредитование всего лишь на Br 6 трлн., а также резко ограничив финансирование государственных программ. Между прочим, известные «пильщики бюджета» в лице аграрного и строительного лобби уже запросили на 2012 год Br 36 трлн., из них Br 30 трлн. – за счет «пустых» эмиссионных денег.

Но проблема заключается в том, что намечаемое ограничение предложения денег в значительной степени парализует деловую активность. Например, из-за сокращения льготных кредитов на строительство в 2,1 раза, а в сельское хозяйство – в 2,7 раза уменьшится спрос внутри республики на строительные материалы и сельхозтехнику. Частично такое сокращение может быть компенсировано поставками на экспорт, но вряд ли следует ожидать, что продукция отечественных домостроительных комбинатов найдет широкий спрос за границей. Да и накладно возить железобетонные плиты из Бреста в Брянск.

Наряду с сокращением спроса в производственной сфере намечено стабилизировать реальные доходы домашних хозяйств, обеспечив их прирост максимум на 0,5%. Но динамика реальных доходов считается как разница между темпами изменения номинальных доходов и потребительских цен. Сколько бы Белстат не убеждал в правильности его методики расчета инфляции, граждане на себе чувствуют разрыв между объявляемым и реальным ростом цен. Поэтому обеспечение белорусской статистикой «стабильности» реальных доходов домашних хозяйств приведет к реальному снижению уровня жизни населения. Но белорусы уже адаптировались к патерналистическому отношению со стороны государства, они не привыкли выступать в роли лишних котят из большого помета, брошенных в штормовые волны кризисной экономики. Граждане хотят постоянной заботы со стороны государства.

Население не будет в восторге и от прогнозируемого роста безработицы. Хотя декларируемые 0,7% официальной безработицы уже никто серьезно не воспринимает, но и реальные 6-7% безработных уже нашли себе применение и проблем не создают. Однако авторы проекта уведомляют, что жесткие бюджетные ограничения приведут к росту безработицы как вследствие необходимости сокращения численности занятых из-за падения объемов производства и закрытия предприятий, так и вследствие необходимости повышения производительности труда.

Производительность труда в промышленности намечается повысить на 6,7%. Но этот прирост при прочих равных условиях зависит как от технической оснащенности рабочих мест, так и от интенсивности труда. При запланированном снижении объемов инвестиций на 8,5% одним сокращением работников рост производительности труда не обеспечишь. Нужно интенсифицировать труд. А за более интенсивный труд следует больше платить. Спрашивается: как быть с ожидаемой стабилизацией доходов населения? Перестанем создавать стимулы к эффективному труду?

Проект прогноза делали вполне квалифицированные специалисты из Минэкономики и Национального банка, которые базировались на монетаристских подходах к регулированию экономики. Но далеко не факт, что проблему инфляции можно решить только денежно-кредитными инструментами. Уравнение обмена Ирвина Фишера еще никто не отменял: количество денег в экономике с учетом скорости их оборота должно равняться сумме предлагаемых для продажи товаров и цен на них. А поскольку цены растут, то и денежная масса должна увеличиваться. В такой ситуации простым ограничением денежной массы проблему не решишь, а просто парализуешь экономику.

Кроме того, в наших условиях рост цен обусловлен как инфляцией спроса, так и инфляцией предложения. А для регулирования инфляции предложения денежно-кредитные методы большой пользы не приносят. Кроме того, и лоббисты от аграрников и строителей примут все возможные меры для защиты своих интересов. В общем, перефразируя К. Пруткова, специалисты по разработке проекта прогноза социально-экономического развития оказались с односторонним монетаристским флюсом.

Таким образом, хотя разработанный проект прогноза социально-экономического развития нашей страны в целом соответствует монетаристским постулатам, но на практике проведение предложенных в нем мер не позволит выйти на прогнозируемые целевые параметры инфляции и парализует деловую активность.

Считаем более рациональным проведение взвешенной макроэкономической политики на основе умеренно жесткого денежно-кредитного регулирования. Она предполагает ограниченную денежно-кредитную эмиссию, не доводящую страну до гиперинфляции, но обеспечивающую:

• более сильную социальную защиту населения;

• снабжение реального сектора экономики количеством денег, достаточным для бесперебойного функционирования рентабельных на сегодняшний день предприятий. При этом не отрицается необходимость проведения процедуры банкротства для хронически убыточных организаций;

• стимулирование эффективного хозяйствования. Рост производительности труда, реальное улучшение качественных характеристик продукции, снижение себестоимости продукции и улучшение значений других показателей, характеризующих рост эффективности хозяйствования, должны материально стимулироваться за счет части полученной дополнительной выручки.

При рекомендуемом нами подходе возможен роста ВВП на 5-6%, что вполне нормально для современного состояния белорусской экономики, привыкшей к эмиссионному наркотику. Применение более жестких монетаристских методов может загнать реальный сектор в кому. Экономика – не кобыла, движение которой можно скорректировать оглоблей. Нужны более тонкие методы управления и поиск компромисса.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров