Эксперт: Сценариев может быть два — Еврозона исчезает или трансформируется

"Еврорадио"

О том, какие перспективы имеет Евросоюз и европейское сообщество на поле интеграции в ближайшее время, рассуждает политолог Алесь Логвинец.

Ровно два года назад вступил в силу Лиссабонский договор, который стал заменой конституции. Он предусматривает ряд реформ, главная цель которых — улучшить структуру управления ЕС с учетом его расширения и оптимизировать механизм принятия решений. В Лиссабонском договоре также предусмотрена возможность выхода той или иной страны из Евросоюза.

- Лиссабонский договор, который заменил конституцию, что стало первым провалом евроинтеграции, уже давал повод, чтобы об этом говорить. С нами на связи политолог Алесь Логвинец. Может сразу я задам вам вопрос глобальный: вы еврооптимист или европессимист?

- Я — еврореалист. Европейская интеграция создает возможности для стран, но и делает им вызовы. Нельзя однозначно сказать, что есть линейная заданность — куда придет Европейский Союз. Это — результат взаимодействия, это — результат компромисса, это — результат отказа от определенных вещей, связанных с национальным суверенитетом.

- Алесь, вы упомянули об отказе от определенных вещей, связанных с национальным суверенитетом. Много говорят о том, что Евросоюз — это такой интеграционный проект, участники которого пользуются сообществом, пока все хорошо, а когда все плохо — мы тогда "прячемся по норам", в границы национального государства. Это явление и стало, якобы, кризисным. Правда ли это, по вашему мнению?

- До сегодняшнего момента европейская интеграция давала позитивные результаты для всех. Только с шести стран Европейский Союз увеличился до двадцати семи. На сегодня ни одна страна не вышла из Европейского Союза. Каждая страна, которая является демократической и суверенной, — поскольку суверенитет не до конца отдается, сувереном все равно является народ — видит выгоду в своем участии в интеграционных процессах.

Возможно, что когда-то какая-то страна захочет выйти из Евросоюза, но речь не пойдет о Евросоюзе как таковом. Возможно, определенные страны, как, например, Греция по каким-то причинам могут выйти из определенных интеграционных инициатив, как, например, зона евро — такая вероятность есть. Но я не думаю, что саму площадку взаимодействия двадцати семи стран какие-то страны хотели бы покинуть, так как существование такого форума, его многочисленных механизмов очень важно для того, чтобы вместе решать свои проблемы. Это очень выгодно для каждой страны. Поэтому наши соседи из Центральной Европы так добивались принятия в Европейский Союз.

- Вы верно заметили о совместном решении проблем, потому что у меня такое впечатление, что Евросоюз существовал достаточно нормально, пока не доходило до совместного решения проблем. Многие аналитики говорят, что нет общей внешней политики Евросоюза, что отдельные его участники и так "пробивают" какие-то собственные интересы где-то за пределами сообщества. А в момент, когда интеграционный процесс подходит к тому, чтобы создать институты, которые будут управлять Евросоюзом как сообществом, мы видим скептицизм и неприятие этого. Так было с конституцией Евросоюза. Может ли Евросоюз функционировать только на нынешнем уровне своего развития или, может, есть у него шансы превратиться в такие "Соединенные штаты Европы"?
- "Соединенные штаты Европы" — это мечта многих европейцев. Я не думаю, что в ближайшее время Евросоюз сможет приблизиться к этой мечте. Некоторые люди действительно видят интеграцию как процесс езды на велосипеде: когда крутишь педали, то движется, когда останавливаешься — велосипед дальше не едет. Я бы не абсолютизировал вопрос проведения внешней политики как проявление плохого состояния Евросоюза.

В других сферах интеграция пошла намного дальше. Это, например, все, что касается вопроса внутренней торговли; это и политика Европейского центрального банка. В последнее время в сфере денежной политики Евросоюз имеет больше всего вызовов. Некоторые исследователи предрекают прекращение интеграции, говоря о том, что сейчас Евросоюз находится в опасности крупнейшего кризиса, когда-либо стоявшего перед европейской интеграцией.

Сценариев может быть два: либо Еврозона вообще исчезает, либо происходит определенная трансформация. В зоне евро может остаться ряд стран Северной Европы, а страны Восточной и Южной Европы вновь могут вернуться к своим национальным валютам. В тех странах, которые останутся в еврозоне, возможно, возникнет еще плотная интеграция и сотрудничество в сфере не только денежной, но и фискальной политики. Бюджеты этих стран будут более взаимоприемлемыми, более контролируемыми через общие учреждения Евросоюза.


- Сейчас трудно утверждать, какой сценарий реализуется — оптимистический или пессимистический. Белорусские оппозиционные политики часто используют проект европейской интеграции для Беларуси в своих политических программах. А в контексте кризиса в Европе, который уже используют государственные СМИ для пропаганды, будет ли европейская интеграция привлекательна для белорусов?

- Начнем с анекдота. В 1960-е годы Никита Хрущев говорил, что Америка загнивает. Люди же отвечали, что загнивает, но как красиво загнивает! Поэтому когда мы говорим о кризисе в Евросоюзе, мы говорим о кризисе государственных бюджетов некоторых стран. Это не кризис всей системы капитализма. Европейские общества — это, по большей части, состоятельные общества. Проблема заключается в том, что государственные бюджеты этих обществ были слишком щедрыми. Сегодня же государство не в состоянии выполнять те обязательства, которые оно взяло на себя. В условиях демократии провести болезненные решения довольно сложно, но у Евросоюза есть шансы решить проблему путем "затягивания поясов" для многих категорий общества. Я считаю, что Запад в состоянии адаптироваться к ситуации, обращая внимание и на демографические вызовы, и на вызовы со стороны более развитых стран.

В Беларуси ситуация иная. Наше общество не такое состоятельное, да и наше государство не такое богатое. Более того — наше государство было бы сегодня банкротом, если бы не внешнее финансирование. Мог бы вообще возникнуть вопрос о способности государства отвечать на потребности общества. Когда мы говорим о европейской модели отношений между гражданами и государством, думаю, что белорусов эта модель по-прежнему привлекает. Может, белорусы хотели бы получать такие высокие зарплаты, как некоторые получают в Москве, но белорусов инстинктивно тянет к более уважительному отношению государства к своим гражданам, к тому, что можно увидеть в Европе. Белорусов инстинктивно тянет к тому, чтобы государство имело человеческое лицо, а не просто аккумулировало все ресурсы для достижения неизвестно каких целей, как говорил президент России Медведев, чтобы расширять свое влияние и свою географию. Белорусов эти последние далекоидущие идеи вряд ли мобилизуют.

Белорусы — люди, которые живут своей, можно даже сказать, местечковой, жизнью, но они хотят ее упорядочить. Вызов для Беларуси — это то, чтобы граждане стали более ответственными сами к себе вместе с государством, но и независимо от государства. Кризис в Европе и кризис в Беларуси — совершенно разные, несравнимые вещи. В сегодняшнем Европейском Союзе кризис в основном финансовый, связанный с публичными государственными финансами. В Беларуси же есть несколько кризисов, которые сопряжены. У нас еще не образовался собственник, так как государство по-прежнему доминирует. У нас не образовался гражданин, так как люди очень многого ждут от государства, а государство специально создает зависимость людей от политической власти. Оно это делает вместо того, чтобы дать людям самим решать и создать определенные механизмы и права. И самое главное, и это — тоже часть европейской модели: у нас не возник еще настоящий белорус, не образовалась нормальная политическая нация, в которой граждане гордились бы своей белорускостью, имели самоидентификацию, не чурались ее, не отождествляли себя с восточным или западным соседом.

Сочетание этих вызовов для Беларуси делает нашу ситуацию, к сожалению, более сложной, но все-таки, я думаю, что она — решаема. В данном случае, оставаясь сторонником европейской модели для Беларуси, считаю, что без тесного сотрудничества со странами Евросоюза — пусть они сейчас и переживают кризис — Беларуси сложно будет ответить на вызовы, стоящие перед ней сегодня
.

поделиться

Новости по теме

    Лукашенко пророчит ЕС глубокий кризис

    Александр Лукашенко предвидит глубокий кризис Евросоюза, но уверен, что идеи интеграции возобладают. Такое мнение глава государства высказал сегодня, выступая на торжественном собрании, посвященном Дню Независимости Республики Беларусь.подробности

Новости партнёров