Чем Гитлер лучше Лукашенко?

Константин Скуратович, zapraudu.info

США обратились к Международной федерации хоккея с призывом отказаться от проведения в Минске чемпионата мира по хоккею в 2014 году.

Именно этот момент (не надо быть экспертом), содержащийся в Акте о демократии в Беларуси, подписанным президентом США Бараком Обамой, является наиболее интересным для «простых белорусов» и руководства страны.

Тем более, что отказ или согласие на проведения ЧМ мира по хоккею в Беларуси оговаривается требованием безусловного освобождения политзаключенных. То есть освобождать надо и нынешних, и не допускать «посадок» вплоть до завершения последнего матча.

Разумеется, международные спортивные организации самостоятельны в своих решениях, но призыв США имеет все шансы быть услышанным. В зрелый хоккей играют преимущественно в северном полушарии, команды представляют страны, в основном, стандартной и зрелой демократии, развитого гражданского общества и активного общественного мнения. Им нет никакого резона укреплять режим последнего диктатора Европы, предоставляя возможность выступить на этом форуме и в качестве хлебосольного хозяина, и сыграть роль полноправного представителя мирового спортивного сообщества.

В конце-концов, ЧМ по хоккею — не Олимпийские игры. Он может быть без особых затруднений принят любой страной, где хоккей является традиционным и популярным видом спорта и бизнеса, а не хобби горстки богатых и власть имущих.

К тому же едиными должны быть правила не только на спортивной площадке, но и за ее пределами. В частности, должны быть уточнены понятия, к которым прибегают участники диалога. Ведь вот Штаты требуют освобождения политзаключенных, обеспечение демократических процедур, свободы собраний, манифестаций, печати и слова. А в Минске считают, что поскольку все обеспечивается в Беларуси на высочайшем уровне, то политзаключенных нет, и быть не может. Есть уголовные преступники, понесшие заслуженное наказание.

В Беларуси общепринятые понятия применяются настолько специфично, что порой одна и та же дефиниция обозначает совершенно разнородные предметы. Например, типично зубатовская организация гордо именуется профсоюзами, а тайная политическая полиция безо всякого стеснения признается в осуществлении тотальной слежки и сыска. То же самое относится и к формуле, согласно которой спорт должен существовать вне политики.

Вне политики, с определенной мерой условности, мог существовать чисто любительский спорт на уровне первенств муниципалитетов и университетов. Но там, где финансирование спортсменов становится делом государств и частного бизнеса, он существует как одно из преломлений конкретной политики. Право на проведение чемпионата было предоставлено Беларуси для того, чтобы поощрить ее к развитию в общецивилизационном духе. Чтобы помочь этому прогрессивному развитию с помощью веселой забавы, примиряющей хоть на время политических противников. Но руководство Беларуси не продемонстрировало ни серьезных намерений, ни реальных шагов в этом направлении.

Поэтому вполне может быть лишена такой возможности.

История полна прецедентов, когда такие санкции применялись, и когда у международных организаций не хватало решимости их применить.

Например, после Первой мировой войны Германия была отстранена от мирового олимпийского движения. Как страна-агрессор. Но пришедшая на смену кайзеровскому режиму Веймарская республика немало сделала для утверждения парламентаризма, демократии, для реабилитации собственной страны в качестве полноценного субъекта мирового сообщества. Как результат, в 1931 году, то есть еще до прихода к власти нацистов, заявка демократической Германии на проведение Олимпийских игр 1936 года была удовлетворена.

Гитлер, который принципиально и публично в грош не ставил мировое сообщество, считая, что в нем заправляют евреи и плутократы, полагал, что немецким атлетам вообще не к лицу состязаться с "неполноценными неарийцами". Его точка зрения по поводу международного олимпийского движения была закреплена в официальных документах нацистской партии. Однако после 30 января 1933 года Гитлер становится рейхсканцлером, руководителем государства, которому надлежит провести Олимпийские игры. То есть организовать соревнование немецких спорстменов с "атлетами-недочеловеками" в условиях, когда Гитлер впервые получил возможность воплощать свой ярко выраженный национализм и антисемитизм в реальную политику.

Естественным образом возникал вопрос — зачем?

Надо отдать должное Геббельсу. Он сумел убедить фюрера в том, что ради пропагандистского эффекта, можно слегка сгладить углы во внутренней политике. То есть она останется направленной на установления арийского порядка в стране, но в таких формах, которые могут быть даже симпатичными стороннему наблюдателю. Например, арестованных оппозиционеров можно надежно упрятать в концлагеря, туда же отправить и предпринимателей-евреев, чьи предприятия были обращены в собственность государства в первую очередь. Компенсацией за эти временные компромиссы, по мнению Геббельса, станет факт приема Германией спортсменов, дипломатов и журналистов со всего мира, которые расскажут о реальных успехах страны во всех сферах, включая спортивную. Немцы всегда были спортивной нацией… А пока, официальным органам и гражданам Третьего рейха было приказано прекратить всякие публичные и частные проявления антисемитизма. В итоге начавшееся в мире движение о переносе олимпиады в другую страну потерпело поражение.

Западные политики и олимпийские функционеры стали жертвами созданной Геббельсом иллюзии о торжестве в стране не только порядка, но и закона, ориентации на высшие достижения во всем, но и социальной справедливости. А главное заключалось в том, что Гитлер получил возможность напрямую обращаться к мировому сообществу как отец нации и прогрессивный деятель. Как писал очевидец, 1 августа под торжественный звон олимпийского колокола Гитлер открыл игры в окружении королей, принцев, министров, и многочисленных почетных гостей. Когда бывший олимпийский чемпион-марафонец из Греции Спиридон Луис передал ему оливковую ветвь как "символ любви и мира", хор запел созданный Рихардом Штраусом гимн, и в небо взвились стаи голубей мира.

В эту картину примирившейся планеты, созданную Гитлером, вполне вписывалось то обстоятельство, что некоторые из выходивших на стадион команд, проходя мимо трибуны, вскидывали руки в фашистском приветствии.

Позже многим из них приходилось оправдываться — мол, они считали его олимпийским приветствием.

Мировая пресса не скрывала восторга от этого зрелища, положившего, благодаря ее же усилиям и применению кинодокументалистики, начало всем последующим спортивным шоу мирового уровня. Лишь несколько проницательных журналистов сумели проникнуть за его кулисы, но их трезвые голоса потонули в общем восторженном вопле. Дело в том, что нацисты сумели организовать для западных журналистов, политиков и общественных деятелей показательные посещения концлагерей, в которых заключенные хорошо отзывались об условиях содержания, признавали справедливость наказания.

В числе многих, подвергшихся репрессиям в первые же дни после победы нацистов, был известный журналист и редактор Карл Осецкий. В 1933 году он был помещен в концлагерь Зонненбург. Присуждение ему Нобелевской премии мира в 1936 году заставило нацистов перевести тяжело больного писателя в больницу, где он вскоре умер. Делегация англичан и американцев, в составе которой были журналисты, посетила концлагерь и побеседовала с Карлом Осецким

"Вопрос: Как вы здесь живете?

Ответ: Хорошо.

Вопрос: Как с вами обращаются?

Ответ: Хорошо.

Вопрос: Как вас кормят?

Ответ: Хорошо.

Вопрос: У вас есть материал для чтения?

Ответ: Да.

Вопрос: Можно ли посылать вам книги?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: Есть ли у вас какие-нибудь пожелания этот счет?

Ответ: Мне ничего не надо, пришлите только, пожалуйста, книги об уголовных наказаниях эпохи средневековья".


Последней фразой журналист смог сказать своим коллегам всю правду о режиме. А в это время на Берлинском стадионе арийские атлеты доказывали свое превосходство над неарийскими. Под лозунгом: "О, спорт, ты мир!"

Разумеется, Гитлер не лучше Лукашенко. Но письма на волю белорусских политзаключенных по стилю и содержанию напоминают интервью Карла Осецкого из концлагеря.

Гитлеру позволили провести Олимпиаду, чего после стыдились…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров