ТОП-10 сторонников и противников рыночной модернизации

Ярослав Романчук, romanchuk-jaroslav.blog.tut.by

К концу зимы 2012 года белорусские органы власти все больше похожи на лебедя, рака и щуку. Мягкие рыночники (лебеди) хотят ускорения либерализации и рыночных реформ. Не системных и глубоких, а хотя бы таких, как в России или в Польше.

Сторонники Госплана/Госснаба (щуки) настаивают на сохранении социализма, жесткого госрегулирования и доминации госсобственности. Они допускают частную собственность, но так, чтобы она не задевала интересы крупного государственного бизнеса и номенклатуры. Оппортунисты (раки) пятятся в разные стороны в зависимости от настроения высокого начальства, а не своих ценностей и убеждений. В результате мы наблюдаем стопор процессов реформирования экономики. Ни одна из сторон не имеет преимущества и однозначной поддержки А. Лукашенко. Сам А. Лукашенко под давлением кризисных явлений в разных ситуациях становится то лебедем, то раком, то щукой.

Никто не готов взять инициативу на себя. Внешними кредитами и щедрым нефтегазовым грантом удалось временно залатать макроэкономические и социальные дыры. Людей приучили к мысли об объективных причинах резкого снижения доходов. Предприятиям заткнули рот после резкого обесценения активов. Номенклатуру "купили" обещаниями участия в холдингизации и приватизации. Затишье после инфляционно-девальвационной бури явно не похоже на устойчивую стабилизацию.

Сторонники и противники модернизации Беларуси через рыночные реформы готовятся к неизбежным баталиям и межведомственным клэшам. Идет наработка аргументации, накопление высказываний, чтобы в нужный момент сказать "мы же предупреждали". Особенно стараются сторонники мягких рыночных реформ. Они чувствуют нарастание давления традиционных отраслевых (сельское хозяйство, строительство, госпрограммы) лоббистов. Поэтому уже сегодня все громче звучат их неожиданные откровения и строгие предупреждения.

Мягкие рыночники готовят ответный удар

Глава Администрации Президента Владимир Макей говорит о "горьком опыте" вброса в экономику эмиссионных денег. Он публично признался в том, что "эмиссионные деньги, в том числе, были причиной того, что у нас произошла девальвация рубля и скачок цен". Ссылаясь на А. Лукашенко, он заявил о недопустимости печатания пустых денег и необходимости заработать зарплату, а не просто получать ее. Мол, $ 500 в месяц будет только в том случае и только тем, кто такие деньги заработает. Абсолютно рыночный подход.

Министр финансов Андрей Харковец говорит о недопустимости очередного витка макроэкономической несбалансированности. Он выступил за жесткую денежную и бюджетную политику, недопущение вмешательство в курсообразование и бюджетную поддержку только высокоэффективных проектов. Реализация этого принципа позволила бы сэкономить до 80% ресурсов, выделяемых на госпрограммы.

Заместитель председателя Нацбанка Сергей Дубков убежденно говорит о необходимости устойчивости белорусского рубля, не прибегая к трате золотовалютных резервов, работе экономике в режиме положительной ставки процента.

Заместитель министра экономики Дмитрий Голухов вообще сделал сенсацию своим высказыванием о том, что "кризис был предсказуем". Речь идет о инфляционно-девальвационном кризисе 2011 года. Если кризис был предсказуемым, значит, можно назвать его конкретных виновников, т. е. тех, кто не послушал предупреждения, в том числе Д. Голухова и довел страну до более чем 2-кратной инфляции и почти 3-кратной девальвации. Замминистра абсолютно прав в том, что "в условиях ограниченности ЗВР закрытие дефицита возможно было лишь за счет дальнейшего роста внешнего долга либо девальвации. Первый вариант вел к росту уязвимости и угрожал бы экономической безопасности страны, а также ограничил бы экономический рост, поэтому был избран второй вариант.

Девальвация выправила ряд недостатков, но мы четко отдаем себе отчет, что эффект от нее конечен. И в ближайшем будущем он будет исчерпан".
В 2011 году белорусские власти пошли и на резкий рост внешнего долга, и на глубокую девальвацию. Слишком быстрый переход на мягкую денежную политику при увеличении бюджетной поддержки разбередит старые макроэкономические раны. Это прекрасно понимают рыночники в Нацбанке. Заместитель его главы С. Дубков предупреждает: "Сохраняются высокие инфляционные и девальвационные ожидания, а также есть определенные риски на внешних рынках, поэтому не следует ожидать быстрого снижения номинальных процентных ставок".

Сторонников рыночных реформ радует поддержка министром экономики Н. Снопковым глубокой реформы делового климата. Говорит он складно и правильно, только против него в структурах власти очень много открытых противников и оппортунистов. Поэтому правильные предложения вязнут в номенклатурном болоте, а большая часть Национальной платформы бизнеса, которая описывает конкретно и детально, что нужно для развития предпринимательства, по-прежнему остается не выполненной.

При этом официально никто не отменял цель вхождения страны в Топ-30 по качеству делового климата и хотя бы в Топ-50 по индексу экономической свободы. Даже оппортунисты замолчали, не осмеливаясь публично становится на защиту интересов сторонников Госплана/Госснаба. После того как А. Лукашенко пригрозил прекратить печатать пустые деньги, все больше представителей оппортунистической номенклатуры задумывается над переходом в стан рыночников. Хрупкий баланс лебедя, раки и щуки пока сохраняется, но напряжение в платежном балансе, требования внешних кредиторов ускорить рыночные реформы, неспособность старой государственной экономики повысить заработанные доходы до $ 500 наверняка разрушат его уже во второй половине 2012 года.

Ключевой вопрос в сфере направления, интенсивности и содержания экономических реформ 2012 – кем станет Александр Лукашенко, лебедем, раком или щукой. Время играет против него. Старые технологии, добитые станки и машины не могут обеспечить технологический прорыв в будущее. Можно приказать добыть в Беларуси золото и бриллианты, но Южной Африкой по этим товарам мы точно не станем. На повестку дня все интенсивнее входит главный вопрос – собственность. До сих пор по этому вопросу А. Лукашенко был убежденной щукой, т. е. выступал за доминацию государственной собственности. Сегодня кредиторы и обстоятельства требуют от него стать лебедем, т. е. превратить национальную экономику в частную и рыночную. Процесс ломки идет сложно и эмоционально, но вернуться в старое состояние статус-кво уже невозможно.

ТОП-10 сторонников и противников рыночной модернизации

ТОП-10 сторонников и противников рыночной модернизации

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров