Оппозиции объявила Лукашенко бумажную войну

UDF.BY

Уже для всех очевидно, что "черный список" КГБ, от которого открещиваются белорусские власти, существует. Одного за другим оппозиционеров, не объясняя причин, разворачивают с погранпереходов обратно по месту жительства.

Однако в милиции, прокуратуре и даже в МИД Беларуси заявляют, что ничего о запрете оппозиции на выезд из страны не знают. Но и политики не лыком шиты, и намерены добиваться либо права на свободный выезд за рубеж, либо объяснения причин отсутствия такого права.

– То, что я буду защищать свои права – это определенно, – заявил в интервью UDF.BY координатор гражданской кампании "За свободные выборы" Виктор Корнеенко.

С ним солидарен еще один фигурант "списка невыездных" правозащитник Валентин Стефанович:

Когда я вернусь домой (а выехать мне все же удалось), то первым делом обращусь в департамент по гражданству и миграции МВД с письменным запросом. В соответствии с законом они обязаны в течение определенного времени дать мне ответ, есть ли в отношении меня ограничения и кем они были вынесены. Я уверен, что ограничений нет. Поэтому следующим моим шагом будет обращение в прокуратуру с просьбой о проведении проверки по поводу нарушения моих законных прав.

Такие настроения легко понять: государственные органы ведут себя довольно странно на фоне собственных заявлений.

1 марта начальник управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генпрокуратуры Беларуси Павел Родионов сделал заявление, что за призыв к санкциям в отношении страны могут использоваться все предусмотренные законодательством ограничения, включая и временный запрет на выезд: "Это уже не простой популизм. Эти действия могут быть квалифицированы с точки зрения уголовного права".

Через неделю после этого заявления, 7 марта из Беларуси не смог выехать Анатолий Лебедько, а 10 марта – и председатель Партии "Справедливый мир" Сергей Калякин с Виктором Корнеенко.

Однако 12 марта тот же Родионов заявил, что в Генпрокуратуре нет информации о включении представителей оппозиции в список временно невыездных из страны.

Странное совпадение, не правда ли? Причем как Генпрокуратура, так и Госпогранкомитет отрицают свою причастность к разворотам политиков на границе. И ни пограничники, ни Департамент по гражданству и миграции МВД не собираются преследовать и наказывать все-таки нашедших возможность пересечь границу оппозиционеров. Еще бы: нарушен ведь какой-то, получается, несуществующий запрет. Выходит, что выезду препятствовали – но ни один госорган не признает ответственность: все лишь миловидно шаркают ножками в информационном пространстве.

– Полагаю, что в первую очередь важно найти инстанцию, которая формализовала волю белорусского правителя, – отметил Виктор Корнеенко. – Выяснить, кто формально принял это решение и на каком основании это было сделано. Для того, чтобы далее использовать механизмы судебной защиты, а в конечном итоге – Комитет по правам человека ООН.

Справка. В соответствии со ст. 7 Закона Республики Беларусь о порядке выезда из РБ и въезда в РБ граждан РБ, право на выезд может быть временно ограничено следующим категориям граждан:

1. Лица, связанные с государственными тайнами.

2. Подозреваемые или обвиняемые по уголовному делу.

3. Осужденные за совершение преступления (кроме осужденных без наказания и лишением права занимать определенные должности).

4. Находящиеся под превентивным надзором.

5. Лица, уклоняющиеся от исполнения обязательств, наложенных на них судом.

6. Лица, которым предъявлен гражданский иск в суде.

7. Должники по делам о банкротстве или заинтересованные в отношении должников лица.

8. Уклонисты от военной службы.

В соответствии с ч. 3 ст. 10 Закона госорган или иное юридическое лицо не позднее одного дня с даты принятия решения о временном ограничении права гражданина на выезд направляют гражданину соответствующее извещение.

Собеседники корреспондента UDF.BY ничего подобного не получали.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров