Новые разногласия между Минском и Москвой

Владимир Соловьев, "Коммерсантъ"

Главным итогом саммита Евразийского экономического сообщества стало решение повременить с планирующейся ликвидацией этой организации. Москва хотела бы преобразовать ее в Евразийский экономический союз, но с такой формой интеграции, как стало известно "Ъ", не согласен Минск.

Там пока предпочитают говорить не о союзе, а о Евразийском едином экономическом пространстве.

Вопрос о реорганизации ЕврАзЭС был ключевым. Он обсуждался не только главами государств, но и на заседании созданной в прошлом году Евразийской экономической комиссии, коллегию которой возглавляет Виктор Христенко. Прочие рассмотренные комиссией господина Христенко вопросы, вроде "единого таможенного тарифа на кокосовое, пальмоядровое масло и масло бабассу", едва ли стоит считать ключевыми.

Дмитрий Медведев открыл саммит ЕврАзЭС предложением обсудить реорганизацию этого объединения.

— У нас основной пункт в повестке дня касается выполнения договоренностей заседания межгосударственного совета ЕврАзЭС от 19 декабря 2011 года о реорганизации ЕврАзЭС. Мы обсуждали эту тему, прозвучали предложения даже немедленно ликвидировать ЕврАзЭС, но потом, посовещавшись, мы решили, что все-таки процесс должен носить цивилизованный характер, проходить в определенных правовых рамках, — напомнил российский президент.

Новые разногласия между Минском и Москвой

Как выяснил "Ъ", Москва и Минск, не ставя под сомнение необходимость ликвидации ЕврАзЭС, пока не договорились по форме будущего интеграционного объединения и по некоторым вопросам его правосубъектности. Это следует из оказавшегося в распоряжении "Ъ" проекта соответствующего договора (датирован 6 марта) — его согласовывали только эксперты РФ и Беларуси, поскольку их казахские коллеги не имели тогда на это полномочий. В документе черным по белому записано, что с подписанием документа "стороны прекращают деятельность ЕврАзЭС", учрежденного 10 октября 2000 года. При этом предполагается, что статус остальных полноправных членов ЕврАзЭС — Кыргызстана и Таджикистана — понизится до уровня стран—партнеров по сотрудничеству. Этот статус, отмечается в проекте, предусматривает "углубленное интеграционное взаимодействие с полноправными членами организации для приобретения в ней постоянного членства".

Между тем синим и красным по белому в этом же документе обозначены расхождения Москвы и Минска по поводу того, какой должна быть организация, создаваемая на базе упраздненного ЕврАзЭС. Синие правки вносили российские переговорщики, красные — их белорусские коллеги. Из пометок следует, что сложности между партнерами возникли уже на этапе придумывания названия нового объединения. Москва предлагает именовать его Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), Минск — Евразийским единым экономическим пространством (ЕАЕЭП).

Только этим нестыковки не ограничиваются. В проекте договора стороны указывают на нюансы в подходах к правосубъектности экономического альянса. Так, в российском варианте текста говорится, что Евразийский экономический союз имеет право заключать с третьими сторонами договоры, которые оформляются решением Высшего евразийского экономического совета (в него входят президенты). Белорусская же версия гласит, что перед одобрением того или иного договора высшим органом организации ему надлежит пройти внутригосударственные процедуры. Тем самым сохраняется возможность блокирования решения на национальном уровне.

Зато у сторон не возникло расхождений в подходах к финансированию органов будущего то ли союза, то ли пространства. К примеру, бюджет Евразийской межпарламентской ассамблеи будет формироваться так: по 20% вносят Беларусь и Казахстан, по 10% — Таджикистан и Киргизия и 40% — Россия.

Собеседник "Ъ" в Кремле опроверг наличие разногласий при подготовке договора о реорганизации ЕврАзЭС.

— Не знаю, чьи там пометки. Мы ничего такого не делали,— заявил чиновник. — Задачи согласовать документ сейчас и не ставилось. Обсуждали общие подходы к реорганизации и в принципе их выработали.

Знакомый же с содержанием переговоров российский дипломат, подтвердив наличие разных точек зрения, отметил, что главная проблема — не в названии будущего объединения. "Президенты обсуждали, куда дальше идти. Все зависит от того, в каких сферах будет эта интеграция. Главное, о чем они говорили,— это ее скорость и направление. Правосубъектность и все остальное вторично. У нас был подробный разговор, куда двигаться",— рассказал дипломат "Ъ".

Так или иначе, но когда пресс-служба Кремля раздавала журналистам перечень подписанных документов, в его первоначальной версии было записано, что главы государств приняли решение "О ходе работы над проектом договора о преобразовании ЕврАзЭС и учреждении Евразийского экономического союза". В финальной же версии перечня фраза об "учреждении Евразийского экономического союза" отсутствовала.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров